Архив
14 марта 2013 в 18:56

О заводе как поводе для волнений

Хорошо иметь домик в деревне. И жить там — на чистом воздухе, пусть и без особых благ цивилизации, кушать экологически здоровые овощи и фрукты, вдыхать ароматы трав и, пардон, навоза…

Однако живём в городе, который так же, как тысячи других городишек, был построен в советские времена. И потому здесь предприятия соседствуют с жилыми домами. Вот она, улица Садовая, где смотрят друг на друга машзавод и большой пятиэтажный дом, вот улица Заводская, где стоит Егоршинский радиозавод, а в непосредственной близости находятся жилые кварталы. Вот железная дорога, которая, проходя по центру, делит город на две части. А я, например, в детстве жила на улице Куйбышева, откуда до ЕГРЭС с её жутко дымящей трубой было буквально два шага шагнуть. «Негритянское гетто» — так прямо и называли наш район, потому что даже бельё, которое вывешивали сушить на улицу, через несколько минут покрывалось внушительным слоем чёрной сажи. Белого снега на моей улице просто не было. Рядом же находился завод ЖБИ — по его территории пролегал наш короткий путь в город. Скажем прямо, ни одно из названных предприятий, да и десятка других, работавших тогда в полную силу, экологию артёмовскую не улучшало — пыль, цемент, тяжёлые металлы и пр. жизнь нашу, разумеется, отравляли.

Но жили, работали, вдыхали, болели — в том числе и из-за этого.

Понятно, что с экологией на промышленном Урале были проблемы всегда. Есть они и сейчас. Будут и завтра. Чем дальше, тем больше будет накапливаться всякой гадости в нашей атмосфере, на нашей земле.

Реклама

И что теперь?

Городу не развиваться вообще? Ничего не строить, не создавать рабочие места, не наполнять бюджет?

Вот о чём я думала, когда на очередном заседании Думы речь снова зашла о строительстве энергококсового завода, вернее даже не завода, а демонстрационной установки.

Название пугающее, честно говоря. Выработка кокса — производство совсем не безвредное. И хотя глава администрации Т.А. Позняк говорит, что это закрытый цикл, что выброса химических продуктов в атмосферу не предусмотрено, всё равно страшновато как-то: а вдруг да отравит и нас, и нашу землю это новое предприятие. Тем более, что не на год-два её намерены ставить. Безопасность, вернее её отсутствие — главный аргумент против предполагаемого строительства. И только этот аргумент в данном случае работает. Либо Артёмовский подвергается опасности — и тогда строить нельзя. Либо производство и в самом деле безопасно — тогда строить, конечно же, нужно.

Иначе о каком развитии территории может идти речь?

Хотя — я уже говорила об этом — город же может пойти и по другому пути. Можно попробовать напрямую связать будущее АГО с Екатеринбургом и предложить себя в качестве спального района. Давайте позакрываем все заводы, все производства, настроим домов и домиков и будем народ приглашать к нам так, чисто поспать. Почему нет? Давайте, если нам это интересно.

Есть и другие статусы у других городов — не знаю, правда, насколько они подходят Артёмовскому. Город-спутник, наукоград, курорт и т.д.

В общем, главное для нас — определиться, каким мы хотим видеть будущий Артёмовский. Раньше он был обычным промышленным городком. Пусть небольшим, но самостоятельным. Что с промышленностью произошло дальше — сами знаете. Закрылись шахты, захирели заводы и другие крупные предприятия. Сегодня что-то возрождается, а что-то — увы! — не возродится никогда. И в этом смысле создание ещё одного производства, то, что для строительства установки выбрали именно нашу территорию, — для нас серьёзный плюс, на самом-то деле.

Что обещают?

Помимо кокса (150-170 тысяч тонн в год) установка будет вырабатывать электроэнергию — до 15 мегаватт, что позволит построить рядом экотехнопарк, поставить теплицы, в которых будут расти огурцы, томаты, грибы, а в перспективе ещё и цветы. Работу на этом предприятии получат 150-200 человек — речь идёт о создании высокотехнологичных рабочих мест. Предполагается строительство жилого посёлка для специалистов, занятых на производстве, — в непосредственной близости от установки.

Участок находится за городом — во всяком случае, за границей городской черты. Район — недалеко от станции Буланаш.

Почему именно эту территорию выбрали инвесторы?

Реклама

Мы об этом неоднократно писали — в нашем АГО существует инвестиционная программа, в соответствии с которой вот этот участок земли определён как инвестиционная площадка. Артёмовский городской округ участвовал в различных мероприятиях, встречался с инвесторами, некоторых потенциальных инвесторов привозил даже на свою территорию и показывал все свои инвестиционные площадки, и рассказывал о них. В этой кампании принимало активное участие и областное правительство. Проект завода по производству кокса — как раз один из итогов совместной деятельности по поиску инвестора. На приглашение поучаствовать в нашей экономике откликнулась «Зелёная долина» — компания, занимающаяся инновационными технологиями. К ней подключилась Корпорация Среднего Урала, за которой стоит правительство области. Поставщиком технологии, которая предусматривает производство металлургического кокса, выступит известная немецкая компания Thyssen Krupp UHDE GmbH (Германия). Ещё один немаловажный аспект: если проект будет признан приоритетным со стороны областного правительства, от АГО потребуется ну разве что моральная поддержка, а вообще предполагаемый объем инвестиций по этому проекту — порядка 3 миллиардов рублей.

В общем, на самом-то деле всё выглядит совсем неплохо. И есть только один вопрос, на который должны ответить специалисты: насколько безопасно это производство для артёмовцев? Предлагаю экологам, экспертам выступить в нашей газете максимально честно и откровенно, поскольку сегодня для очень многих артёмовцев именно их слово имеет решающее значение.

Ещё.

Я убеждена, что строительство завода, способного хоть в какой-то мере двинуть вперёд нашу буксующую экономику, — не повод поорать. Это повод для размышлений о судьбе нашего любимого Артёмовского. Повод задуматься: а что там, дальше? Как город будет развиваться? Каким мы его видим через пять-десять-двадцать лет? А митинговать и собирать (или ставить) неразборчивые подписи против всех и вся, не предлагая ничего взамен, — путь в никуда.

Вы хотите пойти по этому пути? Я — нет. Мне нравится домик в деревне, но я как-то привыкла уже жить и работать в городе. Мне импонирует первозданность, но назад, в первобытное общество, мне ничуть не хочется.

Думаем дальше?

Ирина Кожевина