Архив
1 августа 2013 в 9:34

Выселить! Именно такой кары требуют жители дома №37 по улице Чехова, что на станции, для своей соседки

Любовь Анисимова в свои неполные сорок прошла, что называется, огонь и воду. Она, мать двоих детей, лишена родительских прав. Она подозревалась в убийстве. Она отсидела срок в тюрьме. Она в конце концов не работает и ведёт такой образ жизни, который угрожает безопасности соседей.

В квартире №10 этого двухэтажного и в общем-то благополучного дома она появилась в качестве невестки больше десяти лет назад: сын владельцев квартиры Анисимовых Александр женился. К тому времени родители новобрачного уже умерли, так что Любовь вошла в дом хозяйкой.

Прежние жильцы десятой квартиры тоже не отличались благовоспитанностью — по словам соседей, случались в квартире и пьянки, и драки, да и Александр выпивал, но работал — в магазине «Ветеран» на станции. Первую дочку молодых Анисимовых соседи не помнят — она почти не жила в квартире. Потом родился сын Николай, он жил с родителями до трагического случая.

— Это было в декабре 2010-го, — рассказывают жильцы дома. — Они снова пировали целой компанией. Что там произошло, не знаем, но были драки, мы неоднократно вызывали милицию. Под утро, что ли, она его, как говорят, ударила в пах ножом, и он истёк кровью — умер. Вот тогда мальчика у неё забрали. Но её не посадили. Посадили её позже — за кражу. Пока она сидела, в квартиру постоянно забирался её сожитель, причём через окно. И не только он, ещё какие-то мужики. Мы всё время вызывали милицию, но нам говорили: не ваша же квартира… Пока она сидела, здесь произошло ещё одно убийство. Тогда в квартире была очередная пьянка, сожитель с собутыльниками стали выгонять его мать, которая тоже была здесь — может, они её толкнули, может, ударили, но она лежала под лестницей в подъезде, когда приехала милиция. Абсурд, но все ходили мимо неё, а она, видимо, уже тогда была мёртвая. Утром соседи её потрогали, а она холодная. Мы снова вызвали милицию. Никого тогда не осудили.

Реклама

Жильцы сами заколотили окна в квартиру досками, и всё как будто затихло — до поры. Любовь Анисимова вышла из мест заключения в феврале 2012-го, и жизнь десятой квартиры вошла в своё привычное русло. Сожитель снова получил крышу над головой, снова входил в квартиру через окно — сожительница не всегда была ему рада, а потому носила электронный ключ от домофона на шее и пользовалась им единолично. Правда, теперь, отмечают соседи, неблагополучная жилица стала вести себя тише: музыку не включала — от электричества-то отрезали. Батареи Анисимова сдала на металлолом после того, как соседи из квартиры сверху за свой счёт поменяли стояки, в том числе и в квартире Анисимовой. Она денег в этот ремонт не вкладывала, поэтому не подключенные батареи оказались ей без надобности. Так и зиму прожила — без батарей и с выбитыми окнами, а чтобы не замёрзнуть, открывала двери в подъезд и запускала в своё полуразрушенное жильё тёплый воздух. Дверь открывали ещё и ради освещения: в подъезде лампочка горит всегда, а в квартире такого блага давно уже нет. В «нехорошей» квартире отключили также воду. Правда, туалетом обитатели уже неблагоустроенного жилья продолжали пользоваться, но воды же не было! Жильцы сверху задыхались от зловонных испарений и даже решились совместно с представителями управляющей компании войти в никогда не запирающуюся квартиру, чтобы заколотить вентиляцию.

Сейчас в десятой квартире днём чаще тихо — обитатели приходят только ночевать, а днём «отдыхают» на берегу реки или промышляют металлом. За квартиру не платят: долг накопился около шестидесяти тысяч.

— Мы хотим её выселить, — категорически заявляют жители дома. — Она разрушила всю квартиру: в межкомнатных перегородках у них вот такие дыры, они выбивают кирпичи — не знаем, что они делают там! Квартира двухкомнатная, муниципальная — просто выносится. Ну, что, у нас некому жить в муниципальном жилье? Они её не приватизировали. Родители в СМП, кажется, работали — получили квартиру как строители. Никто не может ничего сделать, никак помочь не хочет нашей беде!

Жители дома №37 по улице Чехова уже несколько лет пишут письма в разные инстанции — в администрацию, в свою управляющую компанию, в прокуратуру. УК тоже, в свою очередь, писала администрации.

— Пусть ей дадут жильё в бараке или ещё где, — рассуждают жители, — здесь она не может жить, она не может содержать квартиру, обслуживать её. Да она просто всех нас в опасности держит: два раза вызывали пожарных, двери ей выламывали, потому что дым из её квартиры пошёл — кастрюля начала дымить, а она спала, после этого электричество и отключили. Она еще в суд грозилась подать на нас, потому что ей двери выбили.

Ответ из администрации жители получили ещё год назад, и вполне обнадёживающий: о том, что Л.В. Анисимовой направлено предупреждение и установлен срок погашения задолженности за коммунальные услуги до 15 июня прошлого года, а также гражданке Анисимовой до 31 мая 2012 года предложено явиться в администрацию для урегулирования процедурных вопросов, связанных с договором, по которому она нанимает квартиру, при этом в случае неисполнения требований администрация обещала инициировать процесс выселения через суд. И в законе такие ситуации прописаны. Вот статья 83 Жилищного кодекса, п.4. «Расторжение договора социального найма жилого помещения по требованию наймодателя допускается в судебном порядке в случае: 1) невнесения нанимателем платы за жилое помещение и (или) коммунальные услуги в течение более шести месяцев; 2) разрушения или повреждения жилого помещения нанимателем или другими гражданами, за действия которых он отвечает; 3) систематического нарушения прав и законных интересов соседей, которое делает невозможным совместное проживание в одном жилом помещении; 4) использования жилого помещения не по назначению».

Всё как будто списано с истории десятой квартиры и её обитателей. Правда, в случае выселения Жилищный кодекс предусматривает «предоставление другого жилого помещения по договору социального найма, размер которого соответствует размеру жилого помещения, установленному для вселения граждан в общежитие» (ст. 90 ЖК).

В жилищном отделе администрации так прокомментировали эту непростую ситуацию:

— Во-первых, этих «других» жилых помещений, соответствующих санитарным нормам, у нас практически нет, то есть если была благоустроенная квартира, то и предоставить должны благоустроенное жильё, только меньшей площади. На улицу её не выгонят, а если есть несовершеннолетние дети, пенсионеры или инвалиды, ни один суд такое решение не примет.

— Но теоретически в суд же можно обратиться?

— Обратиться можно. Но в любом случае надо доказательную базу иметь.

Прецеденты положительного решения суда в подобных ситуациях по стране имеются. Тем временем все сроки, установленные Анисимовой для решения ситуации, прошли. Жители намерены обращаться в прокуратуру.

Реклама
Любовь Шмурыгина