Архив
15 августа 2013 в 9:13

Интернет-война

С 1 августа в силу вступил антипиратский закон — первый шаг к ограничению свободы в сети Интернет. Он коснётся всех, кто скачивает из сети фильмы, размещённые в Интернете без разрешения правообладателей. Закон позволяет блокировать сайты, на которых нелегально размещено видео, по IP-адресу. На первый взгляд, в зону действия закона попадает бесчисленное множество сайтов, в том числе — одни из крупнейших соцсетей «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также торренты, которыми ежедневно пользуются сотни тысяч людей. Но это только на первый взгляд.

Схема действия закона проста: правообладатель, чьи авторские права были нарушены, может подать иск в суд по отношению к сайту, на котором размещён нелегальный контент. Если в течение трёх дней контент с сайта удалён не будет, то Роскомнадзор блокирует сайт до завершения рассмотрения дела.

В первоначальном чтении законопроект подразумевал не только кино- и видеофильмы, но и музыку, программы и книги. Однако в конце концов был смягчён.

Ещё перед вторым чтением закона, из соцсети «ВКонтакте» стали пропадать музыкальные записи. Закрылись некоторые сайты. Практически в эти же сутки в Рунете пользователями были созданы две петиции в качестве протеста, которые стали первым откликом пользователей. Во многих городах последовали массовые протесты. Через несколько недель музыка из сети перестала пропадать, некоторые композиции даже были восстановлены, а доступ к крупнейшему российскому торрент-трекеру по-прежнему оставался открытым.

Реклама

Открытый доступ к бесчисленному количеству файлов — это, можно сказать, концепция Интернета. Нарушить её — значит, нарушить самую его суть. Впрочем, едва ли кому-то это удастся. Существование технологий вроде анонимайзеров и тому подобных позволяет обходить блокировку сайтов, в то время как борьба с такими технологиями не представляется возможной — отследить всех нереально, а создать что-то новое — довольно легко для людей знающих. К тому же, закон может спровоцировать большее распространение пиратства в Сети. Многие сайты имеют серверы за границей, что исключает действие на них данного закона. Так что Интернет — территория пользователей, и они уверены, что никому эту войну с ними не выиграть.

Между тем поправки в закон могут быть внесены уже осенью. После повторного рассмотрения он может стать строже, включив в себя музыкальные композиции и программы.

Мы провели небольшой опрос, чтобы узнать, как реагируют активные пользователи сети Интернет на новый закон, какие видят в нём преимущества и недостатки, и каковы, по их мнению, у этого закона будут последствия.

Татьяна Лозовая, сотрудник банка:

— Правительству нечего делать, и оно мается дурью вместо того, чтобы решать реально значимые проблемы. Пиратство было, есть и будет, закон такой же бесполезный, как и закон о запрете курения в общественных местах.

Екатерина Куляшова, студентка факультета журналистики УрФУ:

— Мне сложно однозначно судить об этом. Как интернет-пользователю для меня неудобно, что доступ к фильмам и музыке будет ограничен. Я как студентка не готова тратить деньги на покупку лицензионных дисков. С другой стороны, как человек, который получает творческую профессию, я понимаю, что антипиратский закон необходим. Я бы не хотела, чтобы мой фильм, например, появился бы в Интернете и я бы на его «прокате» нисколько не заработала. Может быть, этот закон будет стимулировать талантливых людей создавать что-то классное.

Елизавета Плеханова, студентка филологического факультета УрГПУ:

— Глупее ничего не может быть! Я не считаю, что есть смысл платить за фильмы, которые вышли из проката, за музыку, которой много лет. Платить согласна только за новинки, да и то не за все.

Андрей Жуков, сотрудник редакции:

— Я считаю, закон правильный. Любой труд должен быть оплачен. Другое дело, что россияне со своим менталитетом привыкли, что большое количество контента им достаётся бесплатно — музыка, фильмы, копии Windows и т.д. А вот, к примеру, в Испании не так. Там приличным считается покупать товары не «с рук», а в магазинах, пусть даже качество товаров идентично, а цена в магазине раза в два больше. Испанцы знают, что с покупки в магазине идут отчисления в бюджет страны, а вот торговец «с рук» кладёт всё себе в карман, и пользы государству от него никакой. Нашему народу ещё и расти и расти до такого уровня культуры потребления.

Димитрий Фоминых, фрилансер:

Реклама

— По моему мнению, антипиратский закон вовсе не нужен, больше того, в нынешней редакции он до конца не продуман. Выгоду от таких законов получают не только и не столько производители контента, сколько звукозаписывающие компании и пр. «Звёзды» и так зарабатывают много денег, они не обделены. Что касается литературного творчества, распространяемого в Интернете, то пиратство не только ему не вредит, а служит для популяризации. Лидер продаж в прошедшем году, книга «Пятьдесят оттенков серого», изначально была размещена в Интернете как фанфик к «Сумеркам», не более того. Внимание пользователей сделало это творение популярным, и увидев это, издатели немного доработали фанфик до формата романа, и стали издавать большими партиями.

Евгений Луков, звукорежиссёр:

— Антипиратский закон, каким бы он ни был, в нашей стране не будет в должной мере реализован, да он и не нужен. Компании, «власть предержащие», неплохо наживаются и при наличии пиратства. Радикализм принятой меры, импульсивность депутатов в принятии решения заставляют сомневаться в эффективности закона. Кроме того, такой закон — вопиющее неуважение к свободе получения информации человеком.

Что мы имеем? В большинстве своём люди понимают, зачем закон нужен, но не приемлют его в той форме, в которой он есть. Да и содержанием своим он угрожает свободам человека и развитию Интернет-отрасли (которая, кстати, недавно вышла на 4% всего ВВП России), что неоднократно отмечали такие мощные корпорации, гиганты отрасли, как Google, Mail.ru Group, Яндекс, а также правозащитники, в т.ч. кремлёвские. Госдума не посоветовалась с Интернет-отраслью, не учла её предлагаемые поправки, разумные, кстати, и быстренько «продвинула» закон через все инстанции. А вот будет ли сырой и хлипкий закон работать и как — покажет время. 

Евгений Хорошев, Мария Шмурыгина