Архив
22 августа 2013 в 10:19

Под влиянием обстоятельств

Неисповедимы пути Господни. Вот уж правда, порой в жизни происходят такие метаморфозы, которые ранее и предположить было нельзя. Только о двух расскажу — судите сами, как «под влиянием обстоятельств» всё может измениться, даже железные принципы и несгибаемые борцы.

Метаморфоза первая: ОПОКАлипсис отменяется?

О том, что происходит с ООО «Опока», мы писали уже неоднократно. Но ещё раз, коротко, самая суть.

У предпринимателя Владимира Свалова оформлены все документы для того, чтобы начать работу по добыче опоки в Красногвардейском. Опока должна добываться в карьере. Карьер находится на землях производственного назначения, но вокруг карьера растёт молодой лес.

С началом работ часть зелёных насаждений будет вырублена.

Реклама

Против этой вырубки выступила группа инициативных граждан, во главе которой оказались представители другого предприятия — ООО «Берёза». О заинтересованности этого предприятия в определённом разрешении ситуации мы тоже уже говорили. ООО «Берёза» занимается лесозаготовками.

Вспыхнул конфликт, в который были втянуты жители Красногвардейского. Начался сбор подписей, митинги протестов, поездки в область. Красногвардейцы (ну не все, конечно, только самые впечатлительные) выступали против работы «Опоки». А впечатлены они были тем, что у красногвардейцев отбирают место отдыха, что будет вырублено энное количество леса, что экология посёлка окажется под угрозой. Свалова ругали почём свет (в том числе и через местные и областные СМИ), били окна в его доме, вбивали железные шипы на дороге, ведущей к карьеру, однажды за ним даже устроили погоню с участием полицейских чинов.

Владимир Сергеевич поначалу пытался объяснять (через нашу газету преимущественно), что на самом деле леса будет вырублено в разы меньше, чем говорят, что сама зона отдыха останется нетронутой, что ущерб экологии предусмотрен минимальный. Затем перестал. Действовал по закону, но без всяких апелляций к народу и СМИ. Получил ещё кучу документов, подтверждающих законность его действий, обратился за разрешением работать в администрацию. Администрация, опасаясь народного гнева, решение вопроса отложила. Вернее, если не вдаваться в подробности, — просто переложила его на Думу. Депутаты, выслушав эмоциональные речи своей коллеги Р.П. Гареевой и членов инициативной антисваловско-антиопокской группы, поддержали красногвардейскую истерику: ну как же, лес же жалко.

И Свалов пошёл в суд. Судебный процесс, который состоится 26 августа, он, не сомневаюсь, выиграет, потому что в законности его действий, похоже, даже самые впечатлительные красногвардейцы не сомневаются. В итоге администрация, наверное, заплатит штраф — понятно, что не из персональных карманов, а из бюджета.

Но вообще-то речь не об этом.

Дело в том, что потихоньку, мало кем замеченное в пылу борьбы, на территории Красногвардейского проявилось ещё одно предприятие. Называется оно «Уралкомпозит», занимается производством композитных строительных материалов и пищевых добавок для сельского хозяйства.

Помните зажигательную речь камышловского фермера Василия Мельниченко на экономическом форуме, где он говорил о сегодняшнем состоянии сельского хозяйства?

Так вот, этот фермер в числе тех, кто купил всё имущество Красногвардейского химлесхоза (вернее ООО «Лесной» — правопреемника КХЛ), на основе которого и будет теперь строить бизнес.

Теперь смотрите. Сказать, что вновь возникшее производство — экологически чистое, язык не повернётся. Уж точно не чище, чем добыча опоки. Однако те же самые люди, которые так ратовали за чистоту окружающей среды, подвергая гонениям Свалова вместе с его предприятием, сегодня с воодушевлением говорят о новом производстве, которое создаст новые рабочие места и позволит выйти посёлку на новый уровень. Некоторые члены инициативной группы даже уже на работу туда устроились.

Пожалуй, я тоже радуюсь появлению «Уралкомпозита»: 176 рабочих мест на улице не валяются. Если Мельниченко сумеет развернуться, красногвардейцев и впрямь ожидают перемены.

Мне одно непонятно: отчего разница-то такая в отношении? Что повлияло на изменение сознания народных масс? Экология же по-прежнему в опасности — да ещё и в большей, чем прежде. Где митинги протестов? Где сбор подписей? Где кляузы во все инстанции? Где паломнические толпы на заседании Думы?

Что изменилось-то? Возможно, то, что у некоторых радетелей за экологию появились совершенно конкретные экономические интересы?

Реклама

Вот интересно, если бы Свалов предложил работу кому-нибудь из антиопокской коалиции, как развернулась бы ситуация? Если бы он купил, к примеру, у Гареевых и др. имущество «Лесного», чем дело бы кончилось, чьё сердце успокоилось? Возможно, в этом случае Свалов давно бы уже работал?

Да, кстати, для нового производства потребуется опока — та самая, которую никак не может начать добывать Владимир Свалов. Ему уже «уралкомпозитовцы» предлагали продать своё предприятие. Неужели продаст после таких-то мучений?

Вторая метаморфоза: Примеряя «Сапожок»

Коллега мой по Думе Александр Шарафиев, он же редактор газеты «Егоршинские вести», опять смоделировал своё прошлое, изменив его на свой вкус. Для чего, понятно: чтобы в настоящем времени выглядеть пристойно.

Непонятно иное. Он что, думает, все уже забыли о его прежних «подвигах»? Или сам забыл о том, что было раньше, как он себя вёл, кого защищал, кого пытался уничтожить? Неужели и впрямь до сих пор про себя думает, что он орёл и правдоруб?

Вынуждена напомнить: не то и не другое. Скорее, хомо маразмус — человек забывающий.

Вот он пишет материал «Хозяюшка Позняк сдаёт «Хозяюшку», используя в нём материалы, представленные на заседании профильной думской комиссии, и проводя параллели с известной всем историей потери муниципалитетом «Сапожка» (помните, его когда-то с разрешения Думы обменяли на здание ГИБДД?). Согласна: ситуация с отчуждением здания «Хозяюшки» настоятельно требует того, чтобы в ней разобрались депутаты. Согласна: необходимо понять, какую роль во всей этой истории играет депутат Саутин, какую выгоду для муниципалитета видит тут глава администрации. Потому что нельзя повторять прежних ошибок, нельзя муниципальную собственность отдавать за копейки. Я лично вообще против того, чтобы муниципалитет что-либо отдавал.

И всегда была против. И первыми о схемах увода муниципальной собственности на примере «Марии» написали именно журналисты, работающие в нашей газете, — Борис Карачанцев, Владимир Ануфриев. Поднявший эту тему в «Егоршинских вестях» Анатолий Корелин, кстати, тоже сегодня работает у нас. И в суд Садритдинов и др. подавали именно на Карачанцева, Ануфриева и Корелина. Ничего не выиграв после.

Мы тогда просто честно рассказывали о том, что происходит. А у иных героев были иные роли. Сегодня странно слышать, как С.Б. Темченков (ныне руководитель управления соцполитики, в описываемые времена замглавы по соцвопросам, курирующий в том числе и торговлю, а затем и КУМИ) во всеуслышание сетует на то, что предприниматели, скупившие долги, могут отобрать у муниципалитета здание приюта. Перспектива, прямо скажем, нехорошая. Только вот не Сергей ли Борисович в прежние времена приделывал ножки муниципальной собственности, которая после этого топала к частникам? Без помощи чиновников ни один предприниматель не смог бы так развернуться. Но об этом Шарафиев почему-то помалкивает.

Как и о своей весьма неблаговидной роли в этой истории.

Конечно, главной фигурой противостояния тогда был А.Р. Биргер, председатель Артёмовской Думы. Именно он стоял на пути тех, кто продавал и покупал муниципальную собственность за смешные деньги. Именно он активно обращался во все инстанции, чтобы добиться справедливости. Останься Биргер у руля Думы в 2006 году — неизвестно, чем кончилась бы история с «Марией» и др. муниципальными объектами. Понятно, что он мешал коррупционерам, что они старались избавиться от него. Вот тут и пригодился Шарафиев.

О позиции Биргера в своей статье Шарафиев всё же упоминает. Только вот о себе, любимом, молчит, как рыба. О том, сколько усилий потратил, чтобы победить Биргера на округе, сколько денег вбухал (верите, что своих?), исполняя страстное желание коррупционеров и иже с ними.

Они с одной стороны баррикады были в те времена — Темченков, Маркарян и Шарафиев. Да и сегодня альянсы тут явно возможны.

Ну а что касается Баринова, к которому сегодня взывает Шарафиев, то к нему ведь Биргер тоже обращался. Только вот тот не помог, зато позже со всеми «фигурантами» муниципальных уводов у депутата Госдумы, похоже, сложились достаточно тёплые отношения.

И ещё, про «послушных» депутатов, которые проголосуют так, как им скажут. Они не послушные, эти депутаты, а законопослушные. Поэтому в том, что они будут досконально во всём разбираться, не сомневаюсь. А вот в тех, кто окружает Шарафиева, сомневаюсь очень. Особенно если вспомнить ту самую ситуацию с «Сапожком».

Совсем не против того, чтобы слить муниципальную собственность, тогда, помнится, были сегодняшние единомышленники Шарафиева, депутаты Думы и тогда и сейчас Михаил Пономарёв и Татьяна Тер-Терьян. Сегодня они думают иначе? Да неужели? Что изменилось-то? Обстоятельства, очевидно…

О ситуации с «Хозяюшкой» читайте в следующем номере.

Ирина Кожевина