Архив
4 апреля 2014 в 10:05

Как брат с братом рассорились Сказка — ложь, да в ней намёк...

Жили-были отец да два брата — больший и поменьше. Было у них сколько-то землицы, старший брат пахал к восходу, а младший — где солнце за море спускается.

И был меж участками, что братья обрабатывали, небольшой холмистый лужок, одним краем в озеро вдавался. Красивый! И озерко прозрачное, и земляника на полянке, и рыбалка отличная. Да и просто хорошо на травке поваляться, о жизни подумать, от дел отдохнуть. По холмам погулять да по горкам полазить. Отец в своё время отвоевал этот лужок у соседей, что на другой стороне озера. Отбил, отстоял, в судах отсудил. 

В хозяйстве луг не очень-то был и нужен — холмы да горки — не плугом развернуться, ни сеялку загнать. Да и построек никаких — ни кузницы, ни скотного двора. Только кусты, деревья вокруг да охотничья заимка на берегу озерца, где отец пороховые припасы да старое ружьишко хранил, а при ней — лодочка плоскодонная.

Реклама

Жили братья дружно, одной семьёй. Но тяжело заболел, занемог старый крестьянин, да и помер. Братья поделили отцовскую землю — каждый взял, где пахал.

А лугом пользовался меньшой брат — когда ягодок его дети пособирают, когда сам рыбку половит. Своим лужок считал. Старший не против был, а охотничью заимку с плоскодонкой пользовал. За это младшему гешефт делал — горшочек сладкого меда к столу, по уговору, на радость племянникам. Правда, соседям с другой стороны озера это соседство не очень нравилось — старший из ружья постреливал, беспокоил, словом.

Семьи у братьев большие были — детей, внуков, невесток, да их сородичей — не счесть. Но у старшего и землицы побольше, да и народу разного тоже.

За хозяйством старший не очень следил. Ленился. Поваляться, помечтать о светлом будущем любил.

На стороне, где младший жил, топлива не было совсем, весь сушняк да хворост на земле старшего оказался. Тот ему по сходной цене отпускал дровишки. Правда, иногда цену несусветную загнет, но поскандалят-поскандалят братья, да и сойдутся в цене.

У младшего брата соседи, что на западе, зажиточные были. Порядок у них, все в изразцах да в рюшечках, хозяйство справное, скотина добрая. Завидовал западным соседям младший, так же жить хотел. Но работать так, как соседи, не умел. Бедно семья жила. А соседи то нашёптывали, что жизнь плоха из-за того, что со старшим водится. Дескать, старший-то совсем не гож — хозяйство плохо ведет, ленив, драчлив, да и пьяница. Нечего с ним якшаться. Особенно детки младшего любили к этим соседям бегать, да слова их сладкие слушать. Лестно им — это не они неумелые, а это покойный дед да дядя во всех их бедах виноваты.

В семье младшего брата по этой причине скандал назрел, дети взбунтовались: «Не брат тебе дядя, — кричат, мы вообще тоже с запада, там наши настоящее родственники! С ними быть хотим!». И ну его мытарить. Проходу не дают, не слушаются. Чтоб отвязались, пообещал детям, что к западным соседям пристанут, работать вместе будут, по хозяйству им помогать, уму разуму и научатся.

Старшему это сильно не понравилось. Хоть он с этими западными соседями и не ссорился прилюдно, покупал у них мануфактуру разную, а они у него — дровишки, но друг друга они недолюбливали. Ранее-то сильные драки меж ними случались. Тогда еще отец жив был, да и младший отчаянно в этих драках кулаками махал — отбивались вместе, с божьей помощью. Помнили еще соседи их тумаки.

Но соседи-то западные похитрее братьев были, да в и торговле посноровистей, бывало, и обманывали братьев, при случае. Злился старший брат, а сделать не мог ничего. Вот и высказал младшему все, что наболело. И тот тоже. Слово за слово, поссорились братья. Старший пригрозил, что дров давать не будет, если дело так дальше пойдет. Младшему делать нечего, сдался, сказал своим детям, чтоб к соседям западным не ходили и со своим дядей помирились.

Что тут началось! Все грехи ему детки припомнили. И вещи наши детские, дескать, без спросу брал, и наказывал нас несправедливо, и со старшим своим братом, нашим дядей беспутным, снюхался! Побили они его, ели ноги унес. И вдогонку кричат — не отец ты нам больше, знать тебя не знаем, а попадешься — не пощадим! Из своей братии себе главного выбрали, того, кто отцу своему пинки злее давал.

Ну, старший брат, дядя их, тогда сильно осерчал. И говорит племянникам:

— Раз так, то луг мой, валите отсюда! Я старший сын, за отцом своим наследую! Чтоб ноги вашей здесь не было! А сунетесь — таких тумаков надаю, вы меня знаете.

Реклама

— Как твой, да мы же там ягодки кушали, да там всей семьей каждое лето отдыхали, да наш он, ещё дед нам его подарил!

А старший только кулак им показал. И в мёде отказал. Раз луг мой — за что мёд?

Ну и пошло-поехало.

Семья младшего брата забор строит, от дяди отгораживается. Дядю своего знать не хотят — вор, бандит, враг! Наш луг отобрал! Хозяйство своё совсем запустили, меж собой ругаться начали. Бедствуют. К соседям западным жаловаться бегают, помощи против своего дяди просят.

Старший брат топор точит да озирается с опаской — как бы новой драки не случилось, но луг отдавать — ни за что не соглашается. И вся его большая семья тоже.

Соседи западные совещаются, стыдят старшего брата, да топоры тоже точить наладились. Торговать с ним отказываются. Что с семьей младшего брата делать, ума не приложат — раньше-то старший им по-родственному помогал, а теперь, выходит, на свою шею садить, кормить эту нищету? Тоже не сильно-то охота. Ведь эти соседи западные потому и живут справно, что каждой денежке счёт знают. И работают много.

Радуются, конечно, что в случае драки семья младшего брата старшему помогать не станет, а ещё может и сзади наподдаст. Но и драки им не сильно хочется. Привыкли уже к миру и спокойствию. В драке-то и пожар может случиться — сгорит все хозяйство, что веками отстраивалось. Сильно не хочется такой беды.

Одни лишь торговцы из дальней страны, с лицами, как солнце и маленькими хитрыми глазками, руки потирают. Ведь теперь старшему брату западные соседи товар отпускать перестанут, а тут и свой можно подсунуть — хоть и похуже, но денежки хорошие спросить можно — где он ещё-то что нужно, кроме как у них, купить сможет? Но и этих торговцев всё же беспокоит ссора меж братскими семьями.

Не дай бог, топоры засверкают да головы полетят — никому мало не покажется. Старший хоть и в возрасте и здоровье пошаливает, да сила то в руках еще о-го-го какая! А начнётся драка — не до торговли будет.

Вот такая, брат, сказочка! А конца-то у неё и нет. Пока…

Александр Иванов