Архив
27 мая 2014 в 10:23

Открывая Америку О жизни в США рассказывают... коренные артёмовцы

Уважаемые читатели, представляем вам нового автора, который живёт... за океаном. В США. Точнее — в городе Литл-Рок, столице штата Арканзас.

Удивлены? Мы, если честно, тоже. Но жизнь полна сюрпризов.

Ольга Баснакьян — это имя вам, пожалуй, ни о чём не скажет. А если так — Ольга Мартынова?

Да, это Ольга Петровна Мартынова, в недавнем прошлом редактор газеты «Артёмовский рабочий», а ныне жительница Соединённых Штатов. Объясняется её перемещение в географическом пространстве просто: артёмовская журналистка вышла замуж и уехала из родного города.

Реклама

Наш человек в США! Да ещё и пишущий! Не воспользоваться такой возможностью мы, конечно же, не могли.

Сегодня мы начинаем публиковать заметки Ольги Баснакьян, написанные специально для «ВБ!». Мы просили Ольгу Петровну рассказать о том, какой она увидела Америку, что удивило, чем американцы отличаются от нас, а в чём похожи.

Накануне последнего звонка, который завтра прозвенит в школах России, и первая тема определилась легко: школа. 

Школа на улице Ли 

Дашу устроили в американскую школу буквально за один день. Съездили в местный департамент образования, заполнили необходимые документы и с направлением прибыли на место. Само здание из красного кирпича и с большими окнами состоит из нескольких расположенных, на первый взгляд, в хаотичном порядке корпусов в три-четыре этажа, входных дверей штук пять-семь, так что мы не сразу и поняли, в какие нам надо.

Разобравшись, попали прямиком в так называемый школьный офис, где нас встретил у входа улыбчивый секьюрити. Сразу слева за стеклянными дверями нечто вроде прилавка, за которым улыбались сотрудники офиса. Впрочем, разобрать, кто сотрудник, а кто нет, довольно трудно — тётеньки всяческих комплекций и возрастов, дети помладше и постарше сновали с какими-то листками туда-сюда. По всей вероятности, мы попали к концу занятий, поскольку в коридоре было полно громко галдящих, одетых кто во что горазд школьников. Повсюду стеллажи с кубками, грамотами и медалями, стенды с забавными заголовками и фотографиями. На одном — в подробностях рассказано о путешествии школьников в Италию. Похоже на наши школьные стены, только всё разноцветнее, пестрее и как-то веселее. Крошечный кабинет опять же улыбчивой пожилой директрисы также украшали фотографии и исписанные листки с забавными смайликами.

Дашу приняли в школу без всяких проволочек и объяснили, что за ней будут закреплены семь учителей, раз в неделю они будут собираться на консилиум, чтобы обсуждать её успехи и принимать решения, как ей помогать в адаптации дальше. В ходе небольшой обзорной экскурсии по школе выяснилось, что дочь будет заниматься в основном по программе для её возраста, то есть 7-го класса, но некоторые уроки будет посещать с шестиклассниками, а некоторые, если будет хорошо успевать, — с ребятами на класс старше. Все занятия в разных аудиториях, но на одном этаже, без лишней суеты на лестницах.

Аудитории не очень большие, человек на 15-20, у каждого ученика своя отдельная парта, кроме учительского стола, есть ещё 3-4 стола для выполнения заданий группами. Стены опять же завешаны плакатами, портретами, постерами, картами, прочими развесёлыми стендами, которые, как можно предположить, делаются самими учениками.

Наш купленный заранее портфель-рюкзак, хоть и был в «живенькую» такую клеточку, увы, не подошёл. Из школы мы вышли c подарками. Даше выдали такой же, как у всех учеников, сетчатый рюкзак (дабы его содержимое в целях безопасности было на виду), журнального формата на цветной глянцевой бумаге расписание школьных занятий и выходных на весь учебный год и футболку с эмблемой школьной спортивной команды — зелёной пантерой. Назавтра начались дашкины школьные трудовые будни.

Обучение устроено очень интересно — каждый день одни и те же восемь уроков, начиная с физкультуры по утрам. Так что невозможно забыть дома форму (она остаётся в школе в шкафчике), или какой-то учебник. Так и предметы лучше усваиваются, когда они не один раз в неделю, а каждый день. Мне такая система очень даже нравится. Домашние задания ежедневно быстренько проверяется тестами, так что оценки каждый день. Много «пятёрок», учителя рисуют смайлики-улыбки и пишут в придачу иногда «отличная работа!». Есть и «тройки», ну уж куда без них, особенно поначалу.

Я сразу вспоминаю, как в России некоторые предметы  были по расписанию один раз в неделю, и по одному из них Дашка как-то с единственной двойкой просидела весь триместр, а потом в каникулы ходила пересдавать почти пол-учебника… В американской школе некоторые  науки объединены в один предмет, и в одном учебнике всего понемногу — природоведение, зоология, химия, физика  и вроде ещё чего-то там. Очень удобно — всё взаимосвязано и взаимодополняемо ежедневно. И не в том дурацком объёме, который абсолютно никому не нужен в школе (сама, как вспомню этот кошмар из формул по химии-физике, так до сих пор жуть берёт).

А по средам у них для желающих типа факультатива «научного» — совместно с каким-то проектным институтом участвуют в проекте какого-то подвесного моста. Дашке пока это интересно, она туда ходит. На другие секции-кружки времени нет — домашний перевод много времени занимает. Основной предмет пока для нашей семьи — история штата Арканзас (совместно переводим), и я уже почти всё знаю про индейцев и конкистадоров.

Помнится, когда я училась в старших классах и в институте, у не особо радивых учеников-студентов была одна «общая» тетрадь для всех предметов, которая использовалась в течение всего учебного процесса. Это, конечно, удобно, но считалось, что не есть хорошо, ведь полагалось таскать с собой несколько толстенных тетрадей. Здесь порядки совсем другие. На всё про всё одна большая папка с цветными закладками и вынимающимися листами, на которых пишут карандашом. Неправильное стирается ластиком и пишется заново. Ручками пользуются только учителя при выставлении оценок. Домашние задания выдают распечатанными на компьютере — примеры и задачи по точным наукам, вопросы по гуманитарным. Я смотрю: письменной работы и в классе, и дома довольно много, ровненькими английскими буквами уже испещрены десятки страниц. Не захочешь — узнаешь этот язык.

Реклама

Детям не разрешают пользоваться телефоном, его можно брать из шкафчика только во время перерыва на обед и после уроков. Дарине на правах новичка-иностранки разрешили брать его на уроки в первые месяцы. В телефоне есть переводчик, которым она активно пользуется. Ещё ей купили ручку сканер-переводчик с динамиком, проводишь по слову — и на маленьком экране видишь перевод. Очень удобно.

Сейчас конец мая, тепло, нарциссы и тюльпаны давно отцвели, начали опадать азалии, распускаются на огромных кустах розы, надо бы Дарине прикупить какие-нибудь бриджи для школы, а то в джинсах к полудню совсем жарко. А в январе и феврале было по два-три снежных, вполне морозных дня и даже гололёд. Учреждения и школы тогда не работали, о чём всех заранее предупредили по телефону голосовыми и письменными сообщениями. А ещё рекомендовалось не пользоваться никаким автотранспортом. Дешевле получается дома сидеть, чем тратиться потом на лечение и ремонты. Эти нечаянные «выходные» в конце учебного года все зачтутся, и каникулы начнутся немного позже, где-то в середине июня.

Хорошо, что нет школьной формы. Я думаю, где-то в других школах, возможно, в частных, в других городах она есть, но у нас нет. Дарина очень переживала, что придётся ходить в школу в гольфах, как показывают в американских фильмах. Не пришлось. Носи, как в России, что хочешь. Девочки здесь не причёсываются, ходят с лохматыми распущенными волосами непонятного цвета. Ну, в лучшем случае с перехваченным резиночкой хвостиком. Некоторые красят отдельные пряди волос — в основном в зелёный и малиновый цвета. Это белые девочки такие «скучные». Зато чёрные, те, что афро-американки, очень изобретательны в смысле причёсок и наверчивают из своих кучерявых шевелюр на головах нечто невообразимое. Дарина просит заплетать ей две косички «колоском». Так здесь никто не ходит.

Мы живём в «белом» респектабельном районе с красивыми старинными одно- и двухэтажными домами. Возле них ухоженные газоны, цветники и огромные старые деревья. Каждое утро я провожаю дочь в школу.

Вот ещё интересно: первый урок начинается в 8.47. Именно в 47. И длится так же 45 минут, потом перемена четыре минуты. Почему не пять? Не знаю, что можно успеть за четыре минуты… Хорошо, хоть на ланч, то есть обед отводится аж 34 минуты. Никакого ровного счёта…

Здесь недалеко, и мы идём пешком. Каждое утро нас обгоняют одни и те же ребятишки, что живут в нашем районе. Они в разноцветных футболках и длинных широких шортах, из которых торчат тощие ноги. Некоторые, видимо, наиболее воспитанные, приветствуя, говорят нам: «Хай!» или «Гуд монинг!», или просто растягивают губы в улыбку и вяло приподнимают руку. Тех, кто живёт далеко, подвозят родители и оранжевые школьные автобусы. Здесь не принято оставлять детей до 12 лет без присмотра даже дома, закон не позволяет.

Если выходим позже, то видим у входных дверей толпу галдящих детей, и дочь недовольно ворчит, что мы опоздали. Почему-то детей не запускают по мере прибытия, как в российских школах, а скапливают у дверей и потом все разом заходят. Не знаю, как это помогает безопасности, но считается, что делается именно в этих целях.

Дочь несёт в школу 13 долларов. Это первые деньги, которые с момента приезда (мы здесь с середины января) с нас затребовали. Предлог вполне благовидный: 10 долларов на покупку резинового браслета для участия в школьном фестивале, 1 доллар за угощение и 2 доллара «на всякий случай», если что-то захочется купить на ярмарке. Школа муниципальная, финансируется за счёт штата, но, видимо, изредка денежки с родителей всё же собирают. По этому поводу на телефон пришло голосовое сообщение из «офиса».

Фестиваль ожидается какой-то необычный. Все будут окатывать друг дружку водой (наверное, из водных пистолетов палить), прозвучала просьба учесть это, одевая ребёнка в школу. «День Нептуна» какой-то американский. Не знаю даже, что и придумать. Где-то лежат в шкафу на дальних полках тоненькие полиэтиленовые плащи, они нам прошлым летом в Крыму пригодились, когда на Ласточкином гнезде нас дождь застал. Наденет ли…

Вчера дочь сказала, что директор школы мисс Кули покрасила волосы в зелёный цвет. Нда-а… Скоро лето.

«ВСЁ БУДЕТ!»