Архив
27 июня 2014 в 16:28

Воспоминания о столовой

Иногда ночью я, уставший от дневных забот, сажусь за «комп» и начинаю набирать в различных поисковых системах уже затертые на клавиатуре слова «Талый ключ», «Егоршино», «Ирбитский завод» и прочее. Время от времени судьба (ну, или Интернет) дарит мне небольшие подарки.

В одну из таких удачных ночей я наткнулся на произведение Александра Нотика «Книга жизни», в которой была глава, названная в содержании «ч. 58 ст. Талый Ключ». Первой моей реакцией было, что текст будет содержать повествование о репрессиях, так как глаз, увидевший сочетание «ст. 58» (в данном случае написано наоборот) сразу отсылает в мозг нервный импульс — «враг народа». Но оказалось, не все так трагично. А разговор здесь пойдет о еде. Предлагаю и вам ознакомиться с сокращенным мной содержанием этой главы из книги.

«Летом 1959 года я поехал в командировку на Красногвардейский крановый завод, станция Талый Ключ. Так вот, выхожу я на этой станции. Мне разъяснили, как пройти к заводу, но предупредили, что там никого нет. Был будний день, и я бодро зашагал в указанном мне направлении.

Невысокие заводские корпуса находились за небольшим забором. У входа в небольшой будке дремал дед-сторож. Я спросил, как мне пройти к директору, а он ответил, что директора на заводе нет. Как выяснилось, ни главного инженера, ни его заместителя тоже нет.

— Никого нет! Я один на весь завод!

— А где же остальные?

— Они на сенокосе и будут только через два дня.

Отправился я в гостиницу. Она располагалась в центре станционного поселка в большой избе. Напротив, в такой же большой избе, находилась столовая. Оставив вещи в гостинице, я зашел в столовую.

Чистая изба, столы накрыты скатертями. Мне подали меню. Я раскрыл его и, казалось, я читаю книгу о вкусной и здоровой пище. Каких только холодных закусок там не было. Различные соленые и маринованные грибы: грузди, маслята, рыжики, опята и др. со сметаной, маслом и пр. Первые и вторые блюда в таком разнообразии, что я не видел ни в одном меню ресторана. Там и щи, и борщи, и рассольники, и различные супы, и шницели, и отбивные, и пельмени. И цены несравнимые с ресторанными. У меня разбежались глаза. Подошла официантка, а я не могу выбрать, и спрашиваю у нее, что из этого меню имеется. Она, улыбаясь, отвечает, что все. Я заказываю соленые грузди в сметане, сборную солянку и пельмени.

Она приняла у меня заказ, зашла на кухню, вышла оттуда с тарелкой, открыла люк и полезла в подпол. Поднимается оттуда с приличной порцией грибов, залитых свежайшей деревенской сметаной. Пока я наслаждался грибами, она несколько раз выглядывала из-за занавесочки и, как только я проглотил последний гриб, на столе у меня стояла сборная солянка, приготовленная лучше, чем в Свердловском ресторане «Большой Урал». Пельмени я доедал уже только потому, что они были очень вкусными. К столу были нарезаны большие ломти свежего пышного белого хлеба, который они пекут сами.

Я поинтересовался, почему в такой хорошей столовой и никого из посетителей нет. Мне объяснили, что сенокос и никого в поселке нет.

Два дня я наслаждался кухней этой столовой. На третий день поселок ожил, и я отправился на завод. Встретился там с директором и главным инженером. Оказалось, что они выпускают только кранбалки с ручным управлением, т.е. на балках не устанавливается никаких эл. двигателей, а для изготовления электрических кранбалок требуется специальное разрешение Госгортехнадзора из Москвы. Я связался по телефону с Таранухой и обещал им, что такое разрешение они получат. Оставил им чертежи на требуемые нам две кранбалки и подписали совместное письмо, в котором указали сроки поставки балок с учетом сроков получения разрешения от Госгортехнадзора. С сожалением я расстался со столовой, память о которой сохранилась до сих пор».

Была ли такая столовая в реальности, или всё это — вымысел автора, наверное, надо спрашивать у старожилов поселка. Но хочется верить, что была.

Константин Бороздин