Архив
17 июля 2014 в 22:48

Ай-яй! Вы со мной согласны? Анна Кожевина о футболе, двойных стандартах и бесконечной любви

Эту замечательную фразу я вычитала лет десять назад в весёлой заметке под названием «Футбольные комментаторы говорят». Замечательный набор забавных футбольных афоризмов, сказанных разными комментаторами под влиянием нахлынувших эмоций, въелся в память надолго. Но всегда ли и мы, просто обсуждая с близкими игру, можем спокойно разговаривать?

В нашей семье каждый чемпионат мира — это маленькое событие планетарного масштаба. А уж если страдают любимые команды, так быть грозе.

Замечали ли вы, как часто, когда любимая команда выступает неблестяще, мы ищем подвох в действиях судьи? Не так давно мы смотрели матч за путевку в четвертьфинал между Голландией и Мексикой. Я спокойно отношусь к обеим этим командам, а вот маме нравится Голландия. Кто смотрел эту игру, помнит, что нарушение правил там происходило каждые две минуты. Надо ли говорить, что, по мнению мамы, мексиканцы нагло роняли голландцев, а представители Нидерландов слегка толкали или даже едва касались своих соперников. Но этот-то матч закончился для Голландии более, чем удачно. А какое же отчаяние охватывает, когда любимая команда всё-таки проигрывает. Я давно симпатизирую команде Португалии и, соответственно, во время матча Португалия-Германия чуть не сорвала голос от возмущения. На следующий день телевизионные аналитики действительно подтвердили, что судейство было спорным. В паре случаев! Я же углядела с десяток успешных попыток засуживания Португалии.

И вот ведь какой момент. Мне не очень нравится команда Аргентины, и я разделяю мнение многих людей, что это команда одного игрока — Лионеля Месси. Однако, когда мне довольно справедливо объявили: «Но ведь Португалия тоже команда одного Криштиану Роналду!» я ответила: «И что такого? Просто он травмирован, и поэтому они не очень хорошо играют!» Удивительно двойные стандарты, не правда ли?

Реклама

Кстати, современную сборную России я тоже считаю командой одного игрока, притом этого игрока-то как раз не получающую (я сейчас о том, что Кержакова в двух из трех наших матчей выпускали в самом конце). Но на мои мрачные прогнозы по поводу будущего сборной России в союзе с доном Фабио всегда оптимистичная мама объявила мне, что Капелло просто пробует игроков. По ее теории, дон Фабио понимал, что на этом чемпионате нам ничего не светит, так пусть на следующем у России будет молодая команда, состоящая из игроков, уже побывавших на чемпионате мира. Надеюсь, мама права, и мы увидим успешную команду в 2018-ом, хотя верится с трудом.

Желание оправдать неудачную игру любимой команды особо остро чувствуется после ее неудачи в финале. Я помню чемпионат мира 2002 года, играли Германия с Бразилией. Я смотрела этот матч вместе с одним очень хорошим знакомым. Мне было девять лет, ему в несколько раз больше. Он болел за Германию, я — за Бразилию. Если вы помните, Бразилия выиграла с минимальным счетом. И первая фраза этого взрослого дяди после победного свистка была такая: «У них просто лучшего игрока не было». Баллок тогда получил то ли красную карточку, то ли травму.

А уж после чемпионата 2006 года было даже не оправдание плохой игры Франции. Мы боялись, что мама поедет в Италию и лично пришибёт Марко Матерацци, из-за которого удалили её любимого Зинеддина Зидана (помните знаменитый удар в грудь головой?). А мне казалось, что Италия выиграла справедливо. Наверное, потому что эта команда нравилась мне больше французской.

Так что объективного мнения о футболе нет и быть не может. Как и о любом виде спорта, впрочем. В футболе хотя бы можно придираться к судейству, но я была удивлена, когда выяснила, что можно крупно поссориться, обсуждая такой практически бессудейский вид спорта, как биатлон. В период зимней Олимпиады одногруппник попытался открыть мне глаза на любимого Бьёрндалена. На мой взгляд, норвежцы не стали олимпийскими чемпионами из-за стратегической ошибки — поставили на последний этап не опытного Бьёрндалена, а Свенсена, не сумевшего совладать с эмоциями. Коллега же объявил, что Свенсен заволновался не просто так, а потому, что Бьёрндален не пришел с достаточно большим отрывом от преследователей. В следующие десять минут парень узнал всё и про Свенсена, и про Фуркада, которому он симпатизировал, и про себя.

Так что спорт как политика: каждый видит в нём то, что хочет увидеть. Но всё-таки именно футбол занимает особое место в нашей жизни. Футболом болеет вся наша планета. Для него не существует границ ни между странами, ни между континентами. Очень здорово, по-моему.

Ну что, будем дальше стирать границы, господа земляне?

Анна Кожевина