Архив
9 октября 2014 в 11:57

Дом — решето, подвал — море Есть ли перспективы у бывшего автобазовского общежития?

Дом №6 по улице Лермонтова построен чуть больше полувека назад. Если учесть, что больше половины домов в Артёмовском старше, то неудивительно, что по региональной программе капитального ремонта этот самый ремонт запланирован для данного дома только на 2021-2023 года. Но не рассыплется ли «общага»?

Тот, кто не заглядывал внутрь бывшего автобазовского общежития, наверное, не представляет, как печально оно выглядит. Снаружи — это дом с высоким крыльцом и еще вполне приличным фасадом (если не рассматривать пристально фундамент, который кое-где скрыт бурьяном и порослью клена), а вот внутри… Туда нам «посчастливилось» попасть на экскурсию после звонка одной из жительниц с жалобой на то, что на начало октября у них в доме все ещё нет отопления.

Отопление, как выяснилось, отсутствовало из-за аварии на внутренней системе в подвале дома.

— У нас каждый год такая история! — жалуется Тамара (имя изменено по просьбе нашей читательницы), обратившись в редакцию. — В прошлом году у нас вообще в ноябре отопление включили! Три года назад мы были в УК «РСК», нам тогда поставили новые двери на этажах. Всё. Сейчас нас обслуживает ОУЖК. Как я понимаю, у них все те дома в городе, что рассыпаются на глазах. Наш — не исключение. Посмотрите, что у нас творится! Дыры в стенах наружу, подвал затоплен, в коридоре мы сами метём. Крыша текла два года. Я и сейчас не уверена, что они её сделали.

Реклама

С крышей отдельная, конечно, история. Но она как нельзя лучше характеризует и обслуживающую компанию, и перспективы дома. Ремонтировали крышу над квартирой Тамары дважды.

— Первый раз потекло, я сделала заявку. Приехали, что-то там поделали. Пошёл дождь, и у меня по щиколотку натекло в кухне! Снова приезжали, снова делали.

А соседи позже рассказали, как ремонтники предлагали продать оставшиеся листы шифера за сто рублей. Сделали ли в этот раз надёжно, Тамара ещё не знает: дождя не было.

— У нас такая сырость в подъезде. А уж про подвал я и говорить боюсь, а ходить и подавно, — делится женщина.

Спускаемся вниз. Грязь, сырость, провода, подвешенные кое-как, а в сам подвал — только в резиновых сапогах. Первые два шага — сразу по щиколотку, дальше — глубже, всюду мусор. По стенам заметно, что вода здесь, бывало, поднималась и выше метра.

— О порыве нам сами жильцы сообщили поздно, — рассказала нам по телефону Юлия Мякушкина, руководитель одной из служб ОУЖК. — Вода в подвале уже поднялась высоко. Понадобилось только два дня, чтобы воду откачать. Ещё два дня — на замену прогнившего участка трубы. Сети в доме в очень плохом состоянии. Нужно делать полностью ремонт. Мы, правда, уже заменили около половины всех труб в доме, когда аварийно устраняли какие-то порывы. Но в любом месте может снова рвануть. Я уже говорила людям на собрании, что капитальный ремонт по программе им ещё долго ждать, поэтому нужно собирать совет дома и решать эту проблему совместно. Но мы до сих пор не можем прояснить картину по прописке жильцов. Комнаты продают, люди уезжают, а документы о количестве прописанных нам не несут. Знаю, что 75 процентов комнат — приватизированное жилье, в собственности. Остальные — в муниципальной собственности. Задолженность по коммунальным платежам всех жильцов этого дома где-то в районе 85 тысяч рублей. Средств, которые мы собираем по строке содержание жилья, недостаточно, чтобы производить какие-то ремонтные работы, только аварийные.

— Да, нам много что говорили на собрании, — замечает Тамара. — Нас, например, заверили, что больше таких ситуаций как в прошлом году: подключили отопление в ноябре — не будет. Но в этом году — снова. В том году перекопали всё перед домом, ремонтировали долго. А в этом году слесари пьяные выходили из подвала. Вот поэтому так долго и чинят! Мы звонили диспетчеру, говорили, чтоб следили за своими работниками! А ещё мы звонили в прокуратуру, чтобы узнать, как действовать. Нам там целую лекцию прочитали: и меняйте УК — это ваше право, и в жилищную инспекцию обращайтесь! В инспекцию обратились — должны приехать. А вот менять УК — как? Во-первых, у нас постоянно меняются жильцы — комнаты сдают хозяева. Собраться всем сложно, договориться тоже проблематично. Но если бы с нас, с одного этажа, например, месяца три не брали коммунальные платежи — мы бы сами отремонтировали на своем этаже всё!

О таком способе обслуживания жилья, как ТСЖ, Тамара тоже слышала. Проблема в том, что дом с небольшим количеством комнат, а это значит, сборы на обслуживание дома набрать будет сложно. К тому же нет согласия между жильцами.

— Мы сами устанавливали домофон на двери. Но вот кто-то его испортил, кнопки подпалил. Как тут собирать снова средства на что-то для ремонта и благоустройства, — сетует Тамара. — Нужно, чтобы каждый был ответственным за место, где живёт.

Дом №6 по улице Лермонтова 1962 года постройки. В стенах, рядом с окнами, дыры насквозь, стены подъездов в выбоинах и трещинах, щели между наружной стеной и стеной внутри помещения, фундамент почти раскрошился, а в одном углу промоина глубиной полметра… До срока капитального ремонта, обозначенного региональной программой, дом и впрямь может не достоять. И здесь два варианта — либо попробовать перейти в другую УК, либо договориться всем жильцам и решить советом дома проблемы благоустройства. Нынешнее законодательство все проблемы с многоквартирным домом перекладывает на плечи людей, проживающих в нём.

Наталья Шарова