Архив
12 февраля 2015 в 9:30

О звёздной пыли и подмене понятий Хочешь стать лауреатом? Плати и возвращайся с «победой»

Вот уж не ожидала подобного резонанса на свою статью «Вспоминая прошедший год» в прошлом номере «Всё будет!». Одних она воодушевила, других задела. Хотя иносказательные размышления не имели конкретики касаемо нашего АГО, а были обобщающими — о духовности и внутренней культуре, в отсутствие которых исчезает само это понятие.

Но если я невольно кого-то обидела — прошу извинения, в мои планы это не входило. Хотя, если у кого-то возникли ассоциации и некие параллели, то это, наверное, даёт повод задуматься. Если проблемы есть, то их надо анализировать и проговаривать, не замалчивая и не накапливая, чтобы не создавать условия для конфликтов.

Сильные духом

Культура многолика, так как нигде так остро не возникает борьба противоположностей, в которой она бывает прекрасной и ужасной. Прекрасное мы чаще всего видим на сцене, а ужасное — за кулисами. И никуда от этого лицедейства не деться — так было во все времена, и всё мировое искусство нам это показывает через театр, фильмы, книги.

В такой сфере происходят удивительные метаморфозы. В книгах наших великих артистов ХХ века — Вишневской, Плисецкой, Райкина, Раневской, Гурченко (список можно продолжать долго) вам откроется такое зазеркалье, что многие вопросы нашего времени отпадут сами собой. Вы ужаснётесь, узнав, как изощрённо глумились чиновники разных уровней над этими гениями только за то, что они «шагали не в ногу», а имели своё собственное мнение. И только огромная внутренняя культура и духовный стержень (я опять об этом!) помогли им сохранить своё достоинство! А те, кто пытался их вывалять в пыли, — где они? Кто-то их помнит? А «жертвы» этих репрессий поднялись, отряхнувшись, стали культурной гордостью нации.

Реклама

Бриллиант, упавший в пыль, всё равно остаётся бриллиантом. А вот пыль, поднявшаяся к звёздам, увы, всегда остаётся только пылью!

Вечная проблема

Сколько существует культура, столько же существует кадровый голод, особенно в глубинке. Трудно заманить специалистов на низкие зарплаты. Приходится выживать за счёт энтузиастов-любителей, без которых многие процессы могут остановиться. Но энтузиазм — продукт непостоянный: он сегодня бьёт через край, а завтра, по ряду причин, может пропасть и больше не вернуться. Равно как и талант, который сам по себе не стоит ничего, если его не шлифовать ежедневным трудом.

Но образование всё равно необходимо, как базовая ступень, которую при наличии того самого энтузиазма можно и нужно повышать бесконечно, ибо нет предела совершенству! Да и просто наличие диплома, особенно в наше время, повышает статусность любого человека (хотя, признаться, не всегда даёт ощущение образованности).

Катастрофа

«Общий уровень культуры населения и образования в нашей стране катастрофически снизился и продолжает снижаться. Ошибки становятся нормой, а безграмотным быть уже не стыдно! Это недопустимо!». Эти жёсткие слова президент Путин произнёс ещё несколько лет назад в Год учителя на Всероссийской учительской конференции в Москве. То, что сделали с нашей культурой и образованием «великий реформатор» Фурсенко, а затем Ливанов, можно сравнить с миной замедленного действия. Один только ЕГЭ откалибровал мозги современных школьников до состояния шарикоподшипника. Целое поколение попало под этот пресс.

«В каждой избушке свои завихрушки»

Не избежала участи и музыкальная сфера, тоже нашла своих палачей: будучи дилетантами, далёкими от музыки, чиновники решили укрупнять структуры, соединив музыкальные школы с хореографией, а музыкальные училища с художественными училищами, сделав их в одночасье дополнительным образованием вместо специального.

В недавнем интервью по каналу «Культура» Юрий Башмет, наш величайший альтист, с болью сокрушался на эту тему, что такие реформаторы в одночасье разрушили трёхступенчатую систему обучения музыкантов, лучшую в мире, которой около трёхсот лет! А взамен предложили кружки для общего развития, запустив процесс деградации.

Новый министр культуры Мединский, понимая катастрофичность ситуации, тоже пытается «сломать» эту преграду, вернув всё в прежнее русло, но встречает каждый раз на пути «гранитную стену» в лице министра образования и науки Ливанова (мало ему покалеченного образования!). Все ждут, кто победит в этом противостоянии, и надеются на кадровые перемены. И тогда музыкальные школы и училища, во все времена считавшиеся элитой общества, вновь обретут свой независимый статус, уйдя «из дополнительного образования». По словам Юрия Бешмета, «кому не безразлично», — те пока ничего не могут изменить. А те, кто изменить может, — им безразлично, вот в чём проблема!

Конкурсы — как показатель мастерства

Для того в них и участвуют, чтобы в честной борьбе стать лучшим среди равных. А для объективности конкурсы проводятся в несколько туров, где меняется жюри, но не меняется исполнитель. И когда он, пройдя сквозь «тройное сито» отборочных туров в разных городах, доходит, наконец, до финала, да ещё и побеждает — вот это настоящая победа в трудном и долгом марафоне, где звание лауреата (то есть победителя) становится честной наградой, отражающей его исполнительское мастерство.

В жюри таких конкурсов — всегда только педагоги музыкальных училищ и консерваторий узкой направленности, где просто недопустимо присутствие педагогов из других отделов. Это нужно для объективности и адекватных оценок конкурсантов. С такими не забалуешь, да и ответственность возрастает в разы.

Вот так всегда проходили и проходят конкурсы на уровне профессионалов, где победа добывается только борьбой в честных сражениях.

Любой каприз за ваши деньги

Однако дельцы-предприниматели успели уже и в культуру запустить свои ручонки под видом благородной, казалось бы, идеи поиска молодых талантов. А истинная идея оказалась проста, как трамвайный рельс, но оттого и гениальна: «всё на продажу!» — и ведь нашлось чего продать. Вот яркий пример того, как можно поставить на бесперебойный конвейер выпуск многочисленных «звёзд» разного калибра, с дипломами и призами, прилагаемыми к ним. Но — одна маленькая деталь: диплом покупается на собственные деньги самих исполнителей: «платите ваши денежки, а мы вам продадим минуту славы и титул победителя в придачу».

У этих фестивалей броские названия: «Планета талантов», «Таланты без границ», «На крыльях талантов», «Брызги талантов» — всего девять наименований с одним объединяющим словом. Но главный-то талант принадлежит бизнесмену-основателю, сумевшему так гениально раскрутить этот фестивальный лохотрон, где он сам президент всех этих «талантов», его жена — директор фонда фестивалей, а дочь — директор фестивалей. Вот так это «святое семейство» под благими целями набивает чемоданы денег за счёт простодушных россиян, стремящихся к лёгкой славе и быстрому признанию без всяких хлопот, не считая финансовых затрат. А потом все эти «звёзды» возвращаются к нам с «победой» оттуда, где на самом деле никого не побеждали, но потешили свою гордыню.

Реклама

Вред подобных конкурсов даже не в том, что на них тупо наживаются. Они извращают сам смысл достижения высокого звания лауреата (победителя) — без борьбы и без соперников, да ещё и за собственные деньги.

Да уж, чего и говорить, но со «звёздами» нам и впрямь повезло: их уже столько, что можно обходиться без света — ослепляют! Жаль — талантов маловато, потому как талант — вещь редкая, на всех не наштампуешь.

И как теперь быть?

Сколько же людей попало в этот лохотрон? Их — тысячи, а шоу «мыльных пузырей» всё продолжается. И когда волна возмущений в профессиональной исполнительской среде достигла апогея, решили дёрнуть «стоп-кран», чтобы остановить этот поток фальшивых лауреатств.

В августе 2014 года на областном педсовете министерство образования, науки и культуры вынесло решение: не брать во внимание эти фестивали в контексте профессиональных оценок при аттестации педагогов, а также — учеников, которые в них участвуют. Эти бутафорские дипломы не будут более иметь никакого статуса и веса.

Всё по-честному, как было раньше и должно быть всегда.

Мыльный пузырь — он, конечно же, красив. Но одна беда — всегда быстро лопается. Давайте стремиться к тому, чтобы в работе этих мыльных пузырей было меньше, толку от них — никакого.

Людмила Сейман