Правда уральского ополченца

Уроженец Артёмовского вернулся с войны на Украине
Наверное, годы спустя он будет вспоминать только самые яркие эпизоды своей фронтовой жизни. И тогда в его рассказах будут кровь и пот, скрежет металла и опасные походы в тыл врага. А пока он помнит всю войну, целиком. Со всеми её вполне человеческими и даже бытовыми проявлениями.

И она у него получается не то, чтобы какая-то нестрашная, — обыденная, что ли. Хотя и ранен он был, и в разведку ходил, и гибель людей, разумеется, видел. Всё это было в его жизни совсем недавно — неделю назад, когда он находился в Докучаевске. А это первая линия противостояния ополченцев и украинских военных, практически — одна из главных точек, где сейчас Украина распадается на два разных государства. И там, на Донецком фронте, стреляют постоянно.

Но сегодня за окошком артёмовский март и синее небо, и капель. И всё хорошо, потому что молод, потому что жив и вернулся.

Он пощипывает свою бородку а-ля-чеченец и спокойно отвечает на мои вопросы. И я по привычке включаю диктофон, хотя совсем не собираюсь поначалу ничего писать: просто слушаю — меня грызёт желание понять, что же увидел наш артёмовский парень там, в Новороссии. Увидел изнутри, находясь в качестве ополченца на самой передовой этой непонятной и мучительной войны.

А потом всё-таки пишется.

— Борода — это мода среди ополченцев такая?

— Ну да, многие такую отпускают — на чеченский манер.

— Чеченцы, кстати, воюют в Новороссии? О них много говорят украинцы.

— Да. Чеченцы, осетины, абхазы. Нормально воюют. Они такие другие немножко — горячая кровь, храбрость кавказская. Укропы их боятся, психологически очень сильно на них присутствие кавказцев действует. В бинокль смотрят: ага, борода — значит, чеченцы, паника начинается. На позиции у нас замкомандира роты специально большие колонки выставлял. Слышимость — на многие километры, там же ровные степи, поля. Мы утром и вечером включали намаз. И они верили, что здесь стоят чеченцы. Слухи, что на позициях чеченцы, псковские десантники и омский спецназ, специально распространялись и поддерживались. Чтобы боялись. Информационная война такая.

— А местных много в ополчении?

— Докучаевских? В нашей роте в основном макеевские. Кого ни спроси, все с Макеевки. Или из Донецка. Из самого Докучаевска одного только знал с наших позиций. Он домой постоянно ездил. Дело в том, что он ещё депутат от коммунистической партии (сейчас называется Союз левых сил Донбасса). И он больше занят тем, чтобы для города что-то сделать. У него команда волонтёров, они помогают пенсионерам, пострадавшим. Патрулируют, когда ходят корректировщики, ракеты пускают. А один у нас из Николаевки — это от нашей позиции всего километра два, но там укропы, и он домой зайти не может.

В ополчении большинство, конечно, свои, местные. Но много и из России добровольцев, есть испанцы, французы, сербы, поляки…

— Поляки вроде, принято думать, на стороне Киева воюют?

— И на стороне ДНР тоже. Они целым подразделением приехали воевать. Национал-большевики, что ли, крайне левые. Очень много парней с оккупированных территорий. Из близлежащих — из Волновахского района, например. Командир роты, он погиб в январе, из Мариуполя был. Есть одесситы даже.

На той стороне тоже россияне воюют, едут наёмниками за большие деньги — в батальонах нацистских у Ляшка, у Коломойского нормально платят.

А так, если на стороне ДНР больше добровольцев из России, то с другой стороны, естественно, больше всего поляков и прибалтов. Видимо, тоже за идею воюют. Неважно, за кого. Главное, что против России, против русских.

— Докучаевск — большой город?

— 20 тысяч населения было до войны, маленький городок. Красивый, светлый, чистый, но от обстрелов сильно пострадал. По Докучаевску накладывали так… По нам, по позиции, десять процентов, остальное — по Докучаевску. Задача какая? Гражданское население настроить против нас: пока здесь ополченцы стоят, по вам стреляют, скорей бы они отсюда ушли.

— Справляются с задачей?

— Такие настроения есть: зачем всё это начали, надо было по-другому, надоело под обстрелами жить. Есть и такие, кто за единую Украину открыто высказывается.

Но большинство за ДНР, за Новороссию. Потому что это сейчас украинские военные себя начали нормально вести, а поначалу с такой стороны себя показали, что сейчас никто не хочет с ними жить. Ни с ними, ни с киевской властью.

Хотя зверствовали в основном каратели из «правого сектора». Город сначала войска занимали, потом приезжал «правый сектор», начинал порядки наводить. Им всё по барабану, они хозяева, им всё и везде можно. Они и в бой-то идут, обколотые какой-то американской наркотой психотропной.

Ну а вообще, конечно, от командиров много зависит, от самих людей, как они ведут себя. Медсёстры рассказывали, что у них лечились укропы раненые, причём с батальонов, с нацгвардии — не хамили, не грубили, не угрожали. Зато жители говорят: как укропы в город зашли, первое, что сделали, начали палить холостыми патронами в разные стороны. Человек же сразу не поймёт, холостыми стреляют по нему или нет. Кто-то вообще не поймёт. Факт тот, что стреляют. Направляют автомат и стреляют. Садизм, в общем.

— Как люди живут в ДНР?

— Народ вроде и под обстрелом, под бомбёжками постоянно, зарплату не платят по много месяцев, а с другой стороны — в магазин придёшь, люди есть, покупают, жизнь идёт.

Но тяжело им. Особенно пенсионерам. Зимой ещё были объявления, по вопросу начисления пенсии приглашали в Волноваху (это районный центр), там много было пенсионеров, тысячи людей толпились на улицах. А потом отказались платить: ага, ДНР, давайте сами. Так что люди без пенсии живут. Там платят, а тут, где нашими войсками занято, не выплачивается.

Иной раз в магазине ребёнка подведёшь: выбирай — и купишь ему чего-нибудь. А то бабушка какая подойдёт: не дадите пару гривен? Дашь десять-двадцать — на них хоть что-то можно купить.

— Ополченцам в этом плане полегче?

— Мы питаемся нормально — грех жаловаться. И одетые, обутые. Ну приходится иной раз в холоде спать. Но мы осознанно на это шли — мы же военные, а вот гражданское население жалко.

— Вообще как у вас там, на передовой, быт налажен?

— Живём в бывшем производственном помещении, там были склады со взрывчаткой — оно вполне в пригодном состоянии, с крыши не капает, электричество есть, обогреватели есть, печки. Вот с водой проблемы, за водой ездили каждое утро. Собирали ёмкости — бутыли, фляги, канистры — ехали за водой в карьер, там ДК Докучаевского комбината, у них баня, насосная. В баню кто захотел, знают, что утром машина идёт за водой, садишься и едешь. А потом укропы разбомбили насос, и за водой пришлось в село ездить. С электричеством не раз были перебои, они бьют по подстанциям и трансформаторам. Но самое большое — это мы дней пять без электричества просидели. Холодно, сыро — от моря же всего 70-80 километров. С поста приходишь — света нет, обувь не просушить. На пост идёшь, мокрую обувь надеваешь. Ребята простыли, затемпературили.

— Про дом в таких условиях особенно хорошо думается, наверное?

— Конечно, про дом в любых условиях думается. Ну не так уж, чтобы постоянно и сильно — иначе можно с катушек съехать. Я старался в свободное время больше с командиром общаться. У меня взводный — он со Снежного сам, разведчик, десантник, в военном деле грамотный. И для себя полезно — чему-то научиться, опыта набраться. И у командиров — у них между собой другие разговоры, чем у солдат. С солдатами, конечно, весело, они ахинею всякую несут, чтобы не скучать, ржут. А командиры больше: куда пойдём, каким путём, в каком составе? Что с собой будем брать?

— Любая война сопровождается финансовой и экономической неразберихой, переделом собственности. Понятно, что в Киеве такие процессы идут непрестанно, а в Новороссии подобные явления тоже имеют место?

— Есть такое тоже. Воюют-воюют — вроде всё по-честному, вроде все вместе. Но вдруг начинаются какие-то бандитские разборки, передел сфер влияния, особенно казаки любят этим заниматься. Могут приехать на шахту и сказать: вы теперь платите нам и живёте спокойно. Но шахтёрам же кто-то должен зарплату платить, раз они работают, а то, что их крышуют, — им от этого ни холодно ни жарко.

Комбинаты, предприятия, шахты стараются заграбастать. Есть такие.

Есть те, что успели под шумок занять мягкие кресла. И теперь на чём угодно стараются нажиться. В том числе на солдатах, которым платят с задержкой, с горем пополам. Солдатам семью кормить надо, они увольняются. А я не понимаю, чем люди руководствуются, из каких побуждений они это делают? Кто их будет защищать, если укропы придут? И куда им тогда эти деньги? В могилу или в тюремную камеру? Раз они какие-то должности занимают, в подвалах им не отсидеться.

Но есть командиры, руководители, которые заинтересованы в другом, которых все уважают. Допустим, если мы были в прямом подчинении у Захарченко, у нас и мысли не было такой, чтобы крышевать. Наоборот, сами помогали жителям и волонтёров набирали, пацаны, молодежь — они очень большую работу проворачивают. После обстрелов быстренько по городу пробежали, где у кого что повредило, где стёкла побиты. Быстренько организовались, насобирали — через знакомых, ещё как-то, через командиров сбор средств идёт. Починили, что можно, — хотя бы плёнкой окна затянули.

А вообще много людей взялось за оружие из числа тех, кому оружие брать не стоит. Но что делать, нехватка живой силы. Какой бы он ни был, в бой-то он всё равно идёт. И наравне с другими воюет.

— Я поняла: к Захарченко с уважением бойцы относятся. А к бывшему министру обороны Стрелкову?

— Ходят упорные слухи, что Стрелков может вернуться. И многие его ждут. Кто-то ругает, говорит: при Стрелкове Славянск сдали, Краматорск сдали… А те, кто воевали под его началом, ждут его возвращения. Говорят наоборот: пока был Стрелков, побеждали. А потом обратно откатились. При Стрелкове пол-Мариуполя уже освободили, до середины города дошли. Потом им дали приказ отходить обратно. И опять от окраин Донецка пришлось двигаться.

Захарченко молодец, мужик настоящий. Он у нас на позиции был. Командование так называемое боится к нам на позицию приехать лишний раз, потому что она самая передовая. А он не раз и не два бывал на передовой, ранен был в Дебальцево.

— Разница между ДНР и ЛНР какая? Только территориальная?

— Разница есть. Вроде всё то же самое, люди решили отделиться, создать свою республику, но в ЛНР всё более организованно, более сплочённо. Они и воюют как-то по-другому, совместно и успешнее. Взять Донецкий аэропорт, по которому всё ещё стреляют и укроповские позиции сразу за взлётно-посадочной полосой начинаются, и Луганский аэропорт, который за два часа взяли. Луганск освободил больше 60% своей территории. В Донецке же идёт вот такая изломанная линия фронта. В Дебальцево был котёл, так именно с Луганской стороны всё быстро организовали и быстро ударили. Может, командование более здравомыслящее, может, у них нет таких переделок, группировок.

— Ты встречался лицом к лицу с противником?

— Нет, не довелось. Они же стоят точно так же, как мы, на позициях. Дали приказ — выполняют, стреляют. Потом, правда, рассказывают, что зачастую не знают, куда. Я в это мало верю. Как не знать, куда ты стреляешь? Перед тобой позиция, где солдаты, а дальше — город. Единственное, что им вдалбливают, наверное, что в городе сепаратисты, боевиков полный Докучаевск, и туда надо стрелять… А так — ну не дебилы же, чтобы стрелять по гражданским. Но в последнее время лучше себя стали вести. Чувствуют, к чему всё идёт, наверное.

— К чему?

— Думаю, скоро начнётся наступление на Южном фронте — Волноваху будут брать в котёл. По данным разведки, в Волновахе где-то порядка 18 тысяч украинских солдат. В Дебальцево было 8-9 тысяч, а тут 18. А может, с Мариуполя начнут, его будут брать точно — это выход к морю, портовый город.

Возьми Волноваху в котёл сейчас, я уверен, укропы опять начнут в плен тысячами сдаваться, как в Дебальцево, бежать, кто куда сможет. Они оттого срочников и отвели, потому что видят, что попахивает котлом, а значит, срочники будут сдаваться. Вместо них на передовых позициях стоят сейчас нацики, правосеки.

— Как видишь развитие событий дальше? Минские договорённости решают проблему?

— Я так понял, что Захарченко не намерен что-то им сдавать, потому что по соглашениям предполагается, что у ДНРовцев останутся только территории, которые уже ими заняты, — остальное отойдёт к укропам. Это во-первых. А во-вторых, они же так и не признают эти республики. Они хотят, чтобы ДНР и ЛНР стали автономией. На это никто не согласится. Если даже верхушка заявит о согласии — опять начнётся партизанская война. Причём разговаривал в больнице, где все равны и между собой общаются, с мужиками из разных подразделений — «Восток», «Оплот», «Сомали», «Спарта» и пр. Настроены так: если командование вдруг вздумает сдать, пойдёт против народа и ополченцев, они собираются вместе — и на Донецк. Чтобы сделать всё так, как изначально планировалось: самостоятельные Донецкая народная республика, Луганская народная республика…

— По границам областей разделиться с Украиной?

— Много и тех, кто настроены идти дальше — Запорожье, Харьков, Одесса. Кто-то вплоть до Львова, до польской границы. Не для того, чтобы кого-то там наказывать. Хотя, если честно, хочется, чтобы запад Украины почувствовал на себе, что такое в подвалах под обстрелами лежать каждый день по много часов подряд.

— От России чего ждут в Новороссии?

— Что Россия поможет войсками. Воевать очень тяжело, приходится выкручиваться, потому что там в десятки раз численное превосходство. Техника нужна. Военной помощи ждут в первую очередь. Ждут, когда наконец признают. Два референдума уже было, но никак не признают, только Южная Осетия. Считают, когда Россия признает, всё пойдёт по-другому. Хоть некоторые и говорят: ну что Россия? изначально не помогла и вряд ли уже поможет. А сами на Россию всё равно надеются в душе-то. А на кого им ещё надеяться?

— Как думаешь, долго ещё продлится эта война?

— Мне кажется, месяцев шесть-восемь, и всё должно закончиться. Сейчас тепло — я в последние дни в тельняшке одной ходил, — поля начали пахать, пока возможность есть. Сейчас всё зазеленеет, и на месте стоять — не вариант. Отступать нельзя. Значит скоро начнётся наступление. Летом будут активные боевые действия, а к осени всё должно закончиться.

— Надеюсь, ты обратно на Донбасс не вернёшься? Свой долг интернациональный уже выполнил…

— Со мной тут, дома, воспитательную работу провели. Не поеду — семья, ребёнок всё же. Да и можно отсюда помогать — есть варианты. В такой помощи Новороссия тоже нуждается.

Ну вот. Задавать моему собеседнику вопрос о том, зачем он вообще воевал на не нашей всё же войне, я не стала. Может быть, потому, что мне это и так понятно. Потому что дед фронтовик, оставивший на Отечественной своё здоровье, воевавший под Москвой и Сталинградом, потому что для отца понятия Родина и справедливость — не пустой звук, потому что так воспитывали и воспитали. Потому что у него такая правда и такие ценности, и он уверен, что иногда свои убеждения надо отстаивать с автоматом в руках.

Теребя «чеченскую» бородку, он горько говорит ещё об одном уроке этой войны:

— По-другому начинаешь смотреть на многое. Поначалу жалко было беженцев, которые с Донбасса едут и едут, а сейчас я понять не могу: как это — один парень приехал, другой. Да зачем они приехали? Почему пацаны отсюда едут добровольцами, погибают на их родной земле, а они взяли и сбежали? На что они рассчитывают? На то, что всё успокоится, и они вернутся на всё готовое? Ну и кто они после этого? Я понимаю: старики, женщины, дети — не пойдут же они воевать, но вот эти…

Мы заканчиваем разговор. За окном мирно синеет март. И не хочется думать о войне. И верится, что мой собеседник уже своё отвоевал, что ни он, ни другие его сверстники больше не будут смотреть смерти в лицо.

Я так надеюсь на это. Верю ли?

«Нас пока мало и нам тяжело, но мы приближаемся к цели»

«Нас пока мало и нам тяжело, но мы приближаемся к цели»

Проект «Чистый лес»: как прошёл третий субботник

Ночная трагедия в Шогринском закончилась смертью. Задержан предприниматель-футболист

«Надеемся, что теперь всегда будет аккуратно». Жители благодарят депутата за мусорные баки

«Это делают сами жители»: на прошлой неделе в АГО несколько раз тушили загоревшийся мусор

Программу Дня физкультурника изменили. Торжественное открытие состоится уже завтра

Поджог или сигарета? Сначала вызвали пожарных, затем полицейских

Поджог или сигарета? Сначала вызвали пожарных, затем полицейских

Удастся ли обвиняемым избежать СИЗО? Начался процесс по делу Геннадия и Романа Виноградовых

Охотники на привале

Охотники на привале

На весёлое и азартное соревнование вышли 9 команд
«Соревнования по силовым видам не так часто проходят»: праздник физкультуры и спорта в АГО уже начался

«Соревнования по силовым видам не так часто проходят»: праздник физкультуры и спорта в АГО уже начался

Бомж уехал в дом-интернат. Жители посёлка Строителей могут вздохнуть с облегчением

О «детях войны» и долге перед ними. Областные депутаты объяснили, почему буксует важный закон

Идёт прокурорская проверка. Просим откликнуться тех, у кого есть фотографии избушки на курьих ножках, построенной в парке

Снять пробу попросили глав муниципалитетов. Евгений Куйвашев решил проверить, как кушают школьники

То ли ещё будет! У Артёмовской школы искусств появился новый арт-объект

То ли ещё будет! У Артёмовской школы искусств появился новый арт-объект

В воскресенье гости из Екатеринбурга потушили лесной пожар у Большого Трифоново

В воскресенье гости из Екатеринбурга потушили лесной пожар у Большого Трифоново

Ковид никуда не делся. Артёмовский не полыхает, но рост есть

«Единая Россия» открестилась от артёмовского экс-депутата, обвиняемого в тяжких преступлениях. Партия власти попросила не связывать её с Геннадием Виноградовым

Упал с моста, сломал шею. Артёмовца с травмой позвоночника спасали три медицинских учреждения

Упал с моста, сломал шею. Артёмовца с травмой позвоночника спасали три медицинских учреждения

Минздрав Свердловской области обнародовал котопортрет уральской медицины. Среди участников котопроекта есть и артёмовские медики

Минздрав Свердловской области обнародовал котопортрет уральской медицины. Среди участников котопроекта есть и артёмовские медики

Плохо едим, много курим, редко ходим в больницу

Плохо едим, много курим, редко ходим в больницу

Чем болеют артёмовцы, проанализировали терапевты АЦРБ
Работа нового похоронного дома в Артёмовском началась с поджога. Конкуренты постарались?

Работа нового похоронного дома в Артёмовском началась с поджога. Конкуренты постарались?

Колосья бедны, спасти бы ростки

Колосья бедны, спасти бы ростки

Как сеять разумное, доброе, вечное, если ты — молодой педагог?

Евгений Куйвашев увеличил финансирование программы расселения аварийного жилья в регионе до 6 миллиардов рублей

Опять носим маски и чаще моем руки? Всё, как мы не любим, но уже умеем

Опять носим маски и чаще моем руки? Всё, как мы не любим, но уже умеем

В Артёмовском обнаружили священное насекомое бога Солнца. Кошка нашла его в сенях

В Артёмовском обнаружили священное насекомое бога Солнца. Кошка нашла его в сенях

Предварительное слушание по делу Виноградовых состоится 10 августа. Не в Артёмовском

Внимание, пропал человек! Группа поисковиков второй день ищет Вадима Савинова

«Прожили нормально»

«Прожили нормально»

«Работали хорошо и жили весело», — говорит Вера Николаевна
Хроника одного матча

Хроника одного матча

25 фотографий, объясняющих, за что мы любим футбол
Водитель просто уснул за рулём. ДТП на Режевской трассе

Водитель просто уснул за рулём. ДТП на Режевской трассе

Геннадий и Роман Виноградовы предстанут перед судом. Артёмовского экс-депутата и его сына обвиняют в тяжких преступлениях

Геннадий и Роман Виноградовы предстанут перед судом. Артёмовского экс-депутата и его сына обвиняют в тяжких преступлениях

«Буланаш, вы чё? Откуда бабки?» 20 и 21 августа в посёлке состоятся всесоюзные соревнования по мотокроссу

«Буланаш, вы чё? Откуда бабки?» 20 и 21 августа в посёлке состоятся всесоюзные соревнования по мотокроссу

Деньги на дороги будут, а вот учителя — неизвестно

Деньги на дороги будут, а вот учителя — неизвестно

На пресс-часе для депутатов глава АГО отвечал, обещал и негодовал
Для тех, кто хочет заглянуть в поликлинику

Для тех, кто хочет заглянуть в поликлинику

10 фотографий, доказывающих, что капремонт идёт бодрыми темпами

Свыше 1,2 тысячи мероприятий культурно-просветительской акции пройдет на Среднем Урале. Артёмовский тоже в топе

Кусаются не только бродячие и не только собаки. Сколько артёмовцев пострадало в этом году от нападения животных

Кусаются не только бродячие и не только собаки. Сколько артёмовцев пострадало в этом году от нападения животных

Особый день

Особый день

Престольные праздники выстроились в ряд

Внимание! 10 августа движение транспортных средств будет ограничено. Крестный ход пройдёт по центру города

Просто хотели сфотографироваться. Похитителей сказочных героев, покинувших артёмовский детский сад, нашла капитан полиции

Просто хотели сфотографироваться. Похитителей сказочных героев, покинувших артёмовский детский сад, нашла капитан полиции

Престольный праздник наконец-то пройдёт дома. 10 августа в новом храме «Умиление» состоится праздничная служба

Престольный праздник наконец-то пройдёт дома. 10 августа в новом храме «Умиление» состоится праздничная служба

Ждём министра культуры? Светлану Учайкину пригласили в Артёмовский на 1 сентября

Ждём министра культуры? Светлану Учайкину пригласили в Артёмовский на 1 сентября

Артёмовцы — в Золотой лиге! И, конечно, будут бороться за место на пьедестале

Артёмовцы — в Золотой лиге! И, конечно, будут бороться за место на пьедестале

Берегитесь, подростки-нарушители и несознательные взрослые! На улицах города — «Комендантский патруль»