Архив
27 мая 2015 в 9:12

Магадан как госграница От Владивостока до Чукотки

Самый привычный образ границы: застава где-то в захолустье, колючая проволока, контрольно-следовая полоса, пограничный дозор с умной собакой.

— Нет, у нас было по-другому, — вспоминает Алексей Рашкин. — Мы держали под контролем всю береговую линию тихоокеанского побережья. У нашего 61-го погранотряда были и заставы, но на таком расстоянии, что переброска туда — только вертолётом.

— Неужели и там бывают нарушения границы?

— Их достаточно. Нарушение территориальных вод заграничными судами, вместе с морскими пограничниками мы задерживали браконьеров. Там столько желающих ловить нашего камчатского краба!

Алексей — артёмовец, учился в школе №1. В 1995-м, когда подошёл срок призыва в армию, родители боялись только одного: лишь бы не в Чечню. На Северном Кавказе тогда шли полномасштабные боевые действия. Но ещё на сборном «покупатели»-пограничники отобрали его в свой отряд, на Дальний Восток. Дальше — эшелоном до Хабаровска, потом самолётом до Магадана.

Кстати, в зону ответственности 61-го погранотряда входит и порт Тикси. Это хоть и в соседней Якутии, но уже на побережье другого океана — Северного Ледовитого. Алексей вспоминает, что туда отправляли за какие-то серьёзные проступки. А это — самолёт два раза в год.

Самого Алексея Рашкина, впрочем, такие проблемы не волновали, служил он образцово. Об этом свидетельствует знак «Отличник погранслужбы» 2 степени. Освоил все виды стрелкового оружия, службу нёс безукоризненно.

— Между прочим, нам приходилось даже милицию замещать в некоторых случаях, — рассказывает бывший отличник погранслужбы. — Если в посёлке что-то случалось, власть обращалась к руководству отряда и в помощи никогда не отказывали.

А вот первый знак «Отличник» — 3-й степени — получил Алексей Рашкин за задержание американца. Да-да. Бывший россиянин без всяких разрешительных документов прилетел в Магадан, и выяснилось это при прохождении таможенного досмотра. Пришлось гражданина США задержать для выяснения всех обстоятельств его визита.

В остальном, по его словам, «служба была ровная». Служили вместе с ним ребята-уральцы — из Свердловской, Челябинской областей, Башкирии. Командование высоко оценивало их подготовку, взаимовыручку, умение действовать в неординарных ситуациях.

Приходилось ли пробовать крабов, которых в изобилии конфисковали у браконьеров?

И рыба, и крабы, и икра, по словам Алексея, были в повседневном рационе у пограничников. После такой роскоши дома даже пробовать не хочется тех же крабов, которые доходят до нас лишь в консервных банках.

Пограничники, да, наверное, и не только они, многие, кто служил и служит на Дальнем Востоке, стараются привезти домой рыбу. Её специально засаливают, упаковывают, чтобы довезти без всякого ущерба. Вот эта-то рыба в значительной степени и помогала старшему сержанту Рашкину добраться до дома. Наверное, сказывалась неразбериха, царившая в середине 90-х в стране, но ребят-пограничников, уволившихся в запас, отправили из Магадана сначала на Камчатку, оттуда — во Владивосток. Там с воинскими требованиями на получение проездных билетов на руках пришлось жить целую неделю. Вот тогда и пригодился этот запас рыбы, который готовился как подарок родным. Но это теперь — только воспоминания.

Сегодня Алексей Рашкин давно уже ветеран погранслужбы. 28 мая он, как и все пограничники, будет отмечать свой солдатский праздник. Их из 61-го погранотряда в Артёмовском четверо, но всех пограничников (а их, как говорят, бывших не бывает) — более 300 человек. С праздником вас, «зелёные фуражки».

Анатолий Корелин