Архив

В программу попасть не успеем Детям предлагается жить в развалинах

До 2017 года (а именно до этого года президент Путин предложил продлить программу переселения граждан России из ветхого и аварийного жилья в хорошие благоустроенные квартиры) ещё далеко, но уже сейчас с полной уверенностью можно сказать, что наш муниципалитет всё равно не развернётся поучаствовать в этой программе. Артёмовцам не привыкать, что слова Президента и Председателя Правительства РФ — это всего лишь слова.

Судя по всему, не в Российской Федерации мы живём, артёмовцы гражданами становятся лишь перед выборами. Перед выборами нам обещают дороги, перед выборами демагоги говорят о конституционных правах. Перед выборами даже мусор могут убрать, а после выборов обратно всё закидать отходами. Мусор — это бизнес единороссов — депутата Арсёнова и других, причём бизнес неплохой.

Но пока обсуждаются банки и склянки, на забытой Богом и всеми чиновниками Кировке живёт Ренат Шайхутдинов со своей женой и двумя детьми. Если рассказать кратко, то семье не дают седьмой год жильё, хотя дома у них нет, а квартира, в которой они прописаны, расположенная по адресу Дзержинского, 19-2, признана непригодной.

Поменяв три очереди, участник боевых действий окончательно разочаровался в нашем государстве, особенно в его руководителях, президенте Путине. Поводов к этому разочарованию предостаточно.

Во-первых, Президент России — единственный гарант Конституции РФ. В основополагающем законе страны (статья 40) прописано право гражданина на жильё, которое дерзко нарушено представителями власти в лице местной администрации.

Во-вторых, Шайхутдинов — участник боевых действий на Кавказе. Последнее дело — не дать ему квартиры, когда его собственный дом похож на развалины, которые он видел когда-то в горячей точке…

Вторую дочь Рената не прописывали полтора года. Соответственно у малышки Дианы немилосердные сотрудники в белых халатах забрали кефир (не полагается, у человека же нет прописки), да ещё и намекали, что могут вообще отказать в медпомощи. Жена Ирина про детские тоже лишь по телевизору слышала — это в-третьих.

Есть и в-четвёртых. Путин лично заявлял о стимуляции рождаемости в стране. Для этого как раз и существует материнский капитал, которым интересовались работники администрации. Мол, есть ли у вас материнский капитал? Так на него, мол, и покупайте себе жилище, что же вы от государства хотите?

Но квартира — та, в которой они прописаны и жить в которой невозможно, — муниципальная. Рождение второго ребёнка при переселении давало право на получение двухкомнатной квартиры. Ведь не заселят в однушку сразу четверых человек (площадь старой квартиры всего 30 м2). Оказывается, могут, если ребёнка просто не прописывать. И никого при этом не волнует, что ребёнок является бомжем при живых-то родителях, при ПДН — этих полицейских на страже детства, при работающем во благо всех артёмовцев управлении соцполитики и т.д. и т.п.

Хотя сейчас, конечно, все будут говорить, что волнует.

Сейчас — это когда письмо про семью дошло до Президента и Уполномоченного по правам человека в РФ. Письмо, которое я лично довёл до первых лиц государства. Я, конечно, не услышал и не услышу слов благодарности за это. Зато ведро помоев вылили на меня из политсовета местного отделения «Единая Россия», особенно постарался рьяный член партии по фамилии Елькин. «Единая Россия», её представители кинули детей на улице, но обвинили человека, который без всякой корысти и политической заинтересованности помог уже второй семье с детьми, между прочим не трубя об этом на страницах газет, не вешая лапшу про конституционные права на уши неграмотным людям.

Что может весь этот подставной и предвыборный комитет-131 (так я его именую в честь всем известного закона о местном самоуправлении)? О каких правах единороссы говорят там, на уровне области, когда дети в Артёмовском живут на улице? «Единая Россия» становится символом беззакония, стоит вступить в партию под одноимённым названием, и тебе всё простят. Неважно, выкинул ты на улицу детей или обманул стариков, украл ты деньги из бюджета или сотворил что-то на своём предприятии.

Понятно, что сейчас местные единороссы наткнулись на предвыборную проблему: как им, символизирующим на местном уровне беззаконие, пройти во власть в десятый раз.

А тут такие случаи всплыли. Оказывается, дети на улице живут. И все знают, даже прокуратура в курсе. Ведь писал я про эту семью 13.02.2015 года в одном из печатных изданий. Но, пока Элла Памфилова не спустила моё обращение вниз, ничего не менялось.

Наконец, 19.05.2015 г. маленькую девочку прописали, а мать вздохнула с облегчением. И пусть 700 рублей детских пособий — не большие вроде бы деньги, но тут дело принципа — хоть что-то сдвинулось с места.

У меня вопрос на засыпку: это такая политика президента Путина или наши чиновники в администрации выворачивают Конституцию наизнанку и отрываются на детях? Хотя ответ очевиден — чиновники, оттуда идёт этот беспредел. И это далеко не единственная семья с детьми, много лет стоящая в очереди и фактически живущая на улице. Когда видишь замученную семью Шайхутдиновых, хочется спросить у Путина: «Владимир Владимирович, а что там с Программой Правительства РФ?».

Есть и другие вопросы. Наш Артёмовский в Российской Федерации находится или где? У нас нет ни одной стройки, куда вселили бы людей из ветхого жилья, а ведь полтора годика до 2017-го и осталось. У нас что, очередников нет? Но почему тогда дети выброшены, вернее, «живут» вот в таких домах? И почему семья Шайхутдиновых годами находится в очереди, когда по закону им положена квартира вне очереди?

Нет, не успеем мы попасть в Программу Правительства РФ. То есть администрация предлагает жить детям в развалинах. И то есть Конституция РФ не для руководителей АГО писана. Вот какие я выводы сделал. А мои выводы подкреплены фактами, в отличие от предвыборных обещаний «Единой России».