Архив
5 августа 2015 в 8:59

Озеро-убийцу могут увезти Нашими нефтеотходами заинтересовались пермяки

Во вторник в Артёмовский на осмотр таинственного озера в посёлке имени Кирова приехал специалист из Пермской области.

Напомним, что несанкционированный отстойник нефтепродуктов, в который один за другим угождали дикие и домашние животные, находится в свободном доступе за керамзитной лентой, принадлежавшей когда-то заводу АКСК. Лужа эта внушительных размеров и, возможно, её глубина превышает человеческий рост.

Но изначально было понятно, что вряд ли кто-то возьмет ответственность за это безобразие на себя, найти, чье это хозяйство, и оштрафовать хозяина на несколько миллионов представлялось невозможным.

Так оно и вышло. Специалист Жилкомстроя по экологии Альбина Камильевна Скутина сделала запросы в Росстрой, другие государственные структуры и ведомства, и выяснилось, что территория никому не принадлежит. А значит, убирать за кем-то это хозяйство придётся за счет городского бюджета, что само по себе удовольствие и неприятное, и затратное.

Реклама

— Утилизация одной такой лужи может стоить 3,5-4 миллиона рублей, а может, и больше, — говорит Врам Самвелович Аветисян, специально приехавший из Перми, для того чтобы предварительно обследовать озеро-убийцу. — Такие лужи встречаются часто в бывших промышленных моногородах Урала. Что у вас здесь строилось? Какие в городе были предприятия? Вот эта лужа похожа на битум, который используют при производстве асфальта.

Действительно, раньше каждое предприятие строительной направленности отвечало за определенный участок дороги. Прямо при заводах создавали мини-асфальтовые цеха и штамповали дороги почти даром. Когда началась перестройка, предприятия закрылись, все нужное и ненужное порезали на металлолом, а такие вот лужи побросали во время всеобщего хаоса.

Врам Самвелович уже занимался утилизацией нескольких схожих луж.

— Есть два варианта: утилизация и переработка, — объясняет он. Первый — очень затратный. Нужно лужу откачать, вывезти и закопать на глубину 5 метров. То есть вырыть сначала котлован в специально отведенном месте, привезти жижу на нескольких десятках или даже сотнях машин и только затем захоронить.

Зачем так глубоко? Оказалось, если глубина будет меньше, захороненные отходы могут «ожить» и выбраться на поверхность.

Второй вариант подразумевает переработку битума. Одну из основных составляющих асфальтового производства очищают от мусора и варят заново. Переработанный битум ничем не отличается от обычного, может, он даже лучше по качеству, поскольку произведён был в социалистические времена, когда всё делали на совесть.

Я не мог не спросить у Врама Самвеловича, зачем нужны ему все эти мазутные хлопоты:

— Судя по всему, неплохие деньги на этом зарабатываете?

— Если увезти всё на переработку, можно окупить вложенные затраты, то есть сработать в ноль. Миллионов тут не поимеешь, занимаюсь этим исключительно во благо общества и окружающей среды. Сами подумайте: страшное чёрное озеро после переработки станет новой дорогой… Приятно же.

Что тут скажешь про Врама Аветисяна? Настоящий патриот земли уральской.

Так что до зимы, возможно, наше озеро увезут. Во всяком случае, переговоры об этом уже идут. И возможно, в скором времени после этого где-нибудь в Перми или другом уральском городе появится участок социалистической дороги, сделанной из артёмовского битума.

Максим Демашин