Архив
1 июня 2016 в 0:00

Помиловали, как Савченко Депутатов, нарушивших закон, пожалели коллеги

95-е заседание Думы всеми депутатами ожидалось с тревогой: шесть вопросов имели практически одинаковую формулировку «о досрочном прекращении полномочий депутата Думы Артемовского городского округа» и отличались только фамилиями депутатов.

Мы об этом уже писали: шесть народных избранников — Гареева, Малых, Петрова, Тер-Терьян, Шарафиев и Пономарёв — несмотря на требование антикоррупционного законодательства, не представили свои декларации о доходах. В результате должны были лишиться своих депутатских полномочий.

И произойти это должно было либо прямо на заседании Думы, либо — уже позже — на судебном процессе.

Мудрее всех поступил депутат Пономарёв. Чтобы избежать судебных разбирательств и не ставить коллег в затруднительное положение, он решил добровольно сложить с себя полномочия. О чём и написал заявление.

Остальные же нарушители сражались за место в Думе яростно и беспощадно. Даже те, кто регулярно пропускали заседания Думы, — кто не ходил «принципиально», всегда оказывался в командировке или всегда болел по четвергам, пытались правдами и неправдами сохранить мандаты.

Они не говорили о том, почему на самом деле в отличие от других депутатов не стали сдавать сведения о своих доходах и имуществе. В качестве оправдания твердили только о несовершенстве принятого закона или о его неправильном прочтении. И упорно пытались надавить то ли на жалость, то ли на чувство солидарности у своих коллег, вынужденных принимать очень непростое решение.

— Президент даже Савченко помиловал. Это что ж надо было такое совершить, чтобы ставили такой вопрос на Думе — уволить нас? — сокрушалась Т.Н. Тер-Терьян.

А Т.В. Петрова, которая в последнее время посещает далеко не каждую Думу, попросила коллег унять «жажду крови». То есть предположила, очевидно, что кто-то хочет ей отомстить. Но вот на резонный вопрос О.Н. Чеботарёвой: «А чего ж декларацию-то не сдали?» вразумительно ответить не смогла.

Зато депутат Шарафиев аж из себя выходил, оспаривая положение закона. Как будто это аппарат Думы пишет российские и областные законы и, испугавшись криков, сумеет их отменить росчерком пера.

Отвечая ему, депутат Саутин сказал, что тоже против этого положения закона, но свою декларацию сдал, потому что таить перед властью и избирателями ему нечего.

А депутат Гареева почему-то напирала на то, что её могут неправильно понять её избиратели. Это как: прочитают декларацию — и не поймут?

Настоящее сражение развернулось вокруг вопроса о способе голосовании. Дело в том, что профильная комиссия Думы рекомендовала по вопросам прекращения депутатских полномочий провести не открытое, а тайное голосование.

Депутат Шарафиев настойчиво хотел узнать, кто инициировал такой порядок голосования. Депутат Кожевина сказала, что при тайном голосовании люди имеют возможность выражать своё личное мнение более свободно, не подпадая под влияние других. Однако «за» сохранение тайны проголосовали только десять депутатов, одного голоса для того, чтобы провести голосование, свободное от влияния формальных и неформальных лидеров, не хватило — вместе с нарушителями «против» проголосовали депутаты Арсёнов и Тухбатуллин.

В итоге открытого голосования депутаты так и не сняли полномочия со своих коллег (в том числе и с М.В. Пономарёва) — теперь с депутатами, не сдавшими декларации, будет разбираться суд.

Как только проштрафившиеся народные избранники отстояли (пусть и на время) свои мандаты, Шарафиев встал и ушёл с заседания. Остальные вопросы его не волновали: ни мусор, ни пожары, ни образование… В общем, всё, как обычно: испытал эйфорию от победы, плюнул на всех и пошёл.

Анатолий Корелин