Архив
30 июня 2016 в 0:00

Откуда берутся нешаблонные люди И как появляются пейзажи на половиках и фрески на стенах

Дарья Казанцева — человек поистине удивительный. Для неё процесс творчества сродни дыханию — он востребован и жизненно необходим. Мастерица видит образы в камнях, старых половиках и винтажной мебели. Преображает, удивляет и радует. Впрочем, обо всём по порядку.

Дарья вспоминает, что «рисовать начала с глубокого детства». Да вот только всегда и всё видела по-своему. Поэтому академического рисунка у неё не выходило, всё равно вносила она в каждый образ свое видение, свою «изюминку». Учителя рисования пытались её переделать, но юная художница не сломалась.

— Я никогда не была шаблонным человеком, — говорит мастерица.

Позже появятся пейзажи, написанные гуашью и акварелью. И ещё бабочки… Бабочки как символ радости и надежды в не самый радужный период жизни. Находить прекрасное и вдохновляться им — наверное, врождённая особенность творца.

И неважно порой, чем творить. Например, разрисовать стену чайными пакетиками и золотыми и серебряными маркерами, создав фреску в восточном стиле по мотивам поэзии Омара Хайяма. Или вдруг заметить, что в ворсистых шероховатостях половика скрыты готовые пейзажи. Стоит лишь чуток подрисовать акрилом несколько домов или пахаря с лошадкой — и вот оно, чудо! На фоне светлеющей полосы заката (или рассвета) бредет крестьянин с лошадью. Чем не картина русской жизни?

Спрашиваю Дарью, как она придумала всё это? Художница отвечает, что от бабушки мужа достались ей эти половики, выбрасывать их было жаль, да тут однажды и пришло вдохновение — разглядела в их домотканых полосах она и небо, и пашню, и лес. Дальше натянула фрагмент тканого коврика на картон и добавила акриловых фигур и домиков.

А ещё, переехав в деревенский дом из городской квартиры, зажглась самодеятельная художница образами русской старины, славянского фольклора. Так родились нарисованные и выполненные в технике аппликации коты и петухи.

— Петух — древний оберег от воров и пожаров, — поясняет Дарья, рассказывая попутно, как одну такую гордую птицу изобразила на старинной доске для рубки капусты.

— А помог мне её достать муж, он же — мой Муз! — шутит с серьёзным видом мастерица.

Не пропали зря и камушки из аквариума. Их Дарья расписывает в виде сов, котов, кроликов, размещает пирамидками и по отдельности на отрезах половиков, любуясь сама своими творениями и удивляя нас искромётной фантазией. Новая жизнь подарена и старому комоду, оформленному в технике «декупаж» руками художницы.

Откуда же такая тяга к деревне, фольклору, природе у поистине городской жительницы? Дарья считает, что всё дело в корнях. Её дед Михаил Жигжитов, народный писатель Бурятии, член Союза писателей СССР, после войны долго работал охотником-промысловиком в Баргузинском заповеднике. Знал и любил лес. И даже снялся в телефильме по рассказу Валентина Распутина «Продается медвежья шкура». Наверное, родовая память помогает мастерице творить эти оригинальные произведения.

Вдохновляет на творческие поиски и вид за окном — речка, деревянный мостик.

— Для меня все предметы — одушевлённые, живые. У каждого — свой характер, своя история, — откровенничает художница. И потому полная новых фантазий и задумок, расправляет Дарья свои невидимые крылья и отправляется в творческий полёт.

P.S. Удивительные работы Дарьи Казанцевой можно увидеть и приобрести в художественном салоне Артёмовского исторического музея и в День города (2 июля) в сквере Победы.

Людмила Сикорскаяискусствовед