Архив
6 октября 2016 в 0:00

«Как-то переборщил…» Суд отказал редактору Шарафиеву в пересмотре дела

30 сентября в областном суде состоялось слушание дела по апелляционной жалобе А.М. Шарафиева, не удовлетворённого решением суда первой инстанции по иску А.А. Корелина.

Напомним обстоятельства дела. В газете «Егоршинские вести» редактором Шарафиевым было допущено оскорбительное высказывание, касающееся корреспондента газеты «Всё будет!» Корелина. Обидевшись на публикацию в «ВБ!», где Анатолий Алексеевич высказал своё мнение об организаторах очередного митинга, Агзам Мавлявович дал в своей газете интервью своему корреспонденту, в котором и допустил оскорбление.

Причём умышленность этого оскорбления была очевидна.

Процитируем полностью тот отрывок, по поводу которого и состоялся суд. Просим читателей просто обратить внимание на то, о чём спрашивает корреспондент, и соотнести с этим вопросом ответ редактора.

— В этой же «дружественной» газете Анатолий Корелин написал так: «Люди, до конца простоявшие на площади, говорят, что организаторы митинга после окончания дружно направились в ресторан «Венеция». Что вы на это ответите?

— Как говорится, маслом масляным: «Говорят, в Москве кур доят». Ну вышел из ума этот Толя Корелин! Несёт всякую чушь, потому что не просто дурак, а ещё и завистливый и абсолютно никчемный человек, пусто проживший жизнь.

Поняли всю глубину редакторской мысли? Никакого ответа — только раздражение от неудобной ситуации, в которую попал (ну не надо было, наверное, в ресторан ходить…), и злобное желание унизить человека, который эту ситуацию обозначил в газете «Всё будет!».

Конечно, проблемы с адекватностью налицо. Надеемся, что и читатели «ЕВ» обратили внимание на провалы в сознании редактора газеты «Егоршинские вести».

Тем не менее оскорбление было допущено и растиражировано.

14 июля в Артёмовском городском суде состоялось заседание по иску Корелина, на которое ответчик Шарафиев не явился, поскольку уехал отдыхать. И суд прошёл без него — отпуск, отъезд в другой город и даже страну не являются уважительной причиной, из-за которой рассмотрение дела необходимо перенести.

Впрочем, на том июльском заседании был представлен отзыв ответчика на иск — таким образом он сумел донести до суда свои аргументы.

Хотя… какие уж там аргументы? Весь отзыв этого господина — набор из новых оскорблений и обвинений, неудачная попытка мутного разума редактора побороть очевидные вещи. Вместо того, чтобы рассматривать саму публикацию, Шарафиев на нескольких страницах пытается доказать, какой нехороший человек Корелин, подтверждая это немыслимыми фантазиями, приводя в качестве доказательства свои мемуары.

(На минуточку, мы-то тоже ничего хорошего про Шарафиева не думаем. Наоборот, уверены, что это крайне отрицательный персонаж, разрушивший не один мозг в Артёмовском городском округе. И тоже много чего помним. Но каждый из нас, когда пишет, не переступает грани дозволенного. А Шарафиев постоянно находится за гранью.)

С тем, что гражданин вышел не только за рамки приличий, но и за рамки закона, согласился и Артёмовский городской суд, признав публикацию в «ЕВ» оскорбительной и решив, что и сам автор слов, и редакция должны выплатить пострадавшему компенсацию за моральный ущерб.

Однако Агзам Шарафиев не признал своё поражение и подал апелляцию в областной суд с просьбой отменить решение суда первой инстанции.

В областном суде он признал, что «как-то переборщил немного в тональности», «наверное, надо было писать мягче» и выразил горячее желание пойти на мировое соглашение, найти общие точки соприкосновения с истцом. В общем, распахнул истцу свои сомнительные объятия.

Но больше всего присутствующих поразило заявление ответчика о том, что фраза, которая стала предметом судебного спора, отражает его гражданскую позицию.

Гражданская позиция — оскорблять людей, которые не согласны с твоим мнением?

Анатолий Корелин пойти на мировую не согласился, вспомнив ещё и следующую публикацию в «ЕВ», появившуюся после того как суд первой инстанции принял решение об удовлетворении иска. Там уже содержатся не только оскорбления, но и клеветнические измышления в адрес семьи истца. «Такие вещи нельзя прощать», — сказал Анатолий Алексеевич. Думаю, наши читатели согласятся с ним.

Я как представитель истца рассмотрела «кашу», предложенную ответчиком в качестве оснований для отмены решения суда: заседание провели в его отсутствие (Так и положено в соответствии с ГПК!) слово «дурак» суд не так интерпретировал (А как ещё можно его интерпретировать?), в мотивировочной части с ООО «Егоршинские вести» (компенсация морального вреда) хотели взять 15 тысяч, а в решении стоит 10 тысяч (Ответчик хочет, чтобы с него взяли больше?). Безграмотность удивительная…

Что решил областной суд, понятно: оставить решение Артёмовского городского суда в силе — дело пересмотру не подлежит, нет оснований.

Хотя у Шарафиева и газеты «Егоршинские вести» имеется ещё шесть месяцев на раздумья — в течение этого времени они ещё раз могут обратиться в судебные инстанции. Может, Агзам Мавлявович этой возможностью и воспользуется. Потому что, сами же знаете, он — не опустимся до оскорблений — весьма чудаковатый малый.

Ирина Кожевина