Архив
1 декабря 2016 в 0:00

Исчезают как вид В артёмовских больницах «оптимизируют» санитарок

Раз дошли до санитарок — значит, до самого края дошли. Потому что, несмотря на всякие дорожные карты, обладательницы этой профессии за свою непростую, прямо скажем, малоприятную работу и так получали гроши. Со всеми накрутками редко за десять тысяч их зарплата переваливала.

Сейчас будет ещё меньше. Да и в абсолютном большинстве перестанут они быть санитарками. Теперь они станут уборщицами.

С ноября такая доля уже настигла тех, кто работает в городе. Со дня на день ждёт нехороших известий самый младший медперсонал и сельской местности.

А смысл?

Для администрации ЦРБ смысл перевода санитарок в уборщицы, конечно, очевиден: экономия средств. Ну и, разумеется, выполнение дорожной карты в следующем году.

Сегодня она на нашей территории, судя по всему, категорически не выполняется. На официальном сайте Минздрава области опубликован отчёт по исполнению дорожной карты в 3 квартале 2016 года. Так вот, в соответствии с ним средняя зарплата младшего медицинского персонала в регионе составляет 17399 рублей, что близко к заявленной правительством норме. Но вот сколько получают санитарки в АГО, сказать сложно. Судя по их корешкам, до 17 тысяч им сильно далеко.

Как одолеть эту разницу? Способ нашли несложный: действие дорожной карты никак не распространяется на уборщиц — а значит, платить им можно по минимуму. Выведя значительное количество сотрудников за рамки медицинского сообщества, администрация таким образом получает дополнительные средства, которые может использовать уже на повышение зарплат оставшимся медикам, чтобы исполнить наконец дорожную карту.

Сразу скажем, переход из санитарок в уборщицы происходит повсеместно — не только в Артёмовской ЦРБ. Хотя, говорят, на иных территориях этот процесс не столь поголовный, более избирательный, что ли.

Санитарки дневные и палатные

Под молот оптимизации практически везде попадают дневные санитарки. И это, пожалуй, понятно. Санитарки дневного стационара — те же уборщицы, основная функция которых — содержать вверенные им помещения в чистоте. Так что тут какие обиды? Отношения к медицине эти сотрудники действительно не имеют.

Иное дело — санитарки палатные. Они, помимо поддержания чистоты, ещё и специфическими функциями наделены: и врачам с медсёстрами оказывают помощь при необходимости, когда те какие-то лечебные манипуляции проводят, и больным помогают кушать, купаться, одеваться-раздеваться, выносят за ними судно, убирают медицинские отходы и т.д. В общем, они в отличие от санитарок дневного стационара имеют дело в том числе и с пациентами и, между прочим, круглосуточно наблюдают за ними вместе с врачами и медсёстрами.

Возможно ли их поставить в один ряд с уборщицами? Сказала бы «нет», но да, у нас в Артёмовском возможно.

Предложение, от которого не отказываются

Массовый перевод санитарок в медсёстры идёт поэтапно: переводят не всех сразу, а по очереди. Как уже было сказано: городские сегодня уже в процессе, сельские в ожидании.

Происходит всё следующим образом. Санитаркам делают предложение, от которого сложно отказаться. Им вручают сразу два листка бумаги. И предлагают либо попроситься на вакантную должность уборщицы, либо написать заявление об уходе. Хочешь работать уборщицей — получай и подписывай дополнительное соглашение к эффективному трудовому договору, которым, собственно, этот акт перевода и фиксируется. Там написано, сколько ты будешь иметь на новой должности: 6 тысяч оклада и в самом лучшем случае ещё пол-оклада стимулирующих. Однако получить даже эти стимулирующие практически невозможно: на три критерия, по которым проводятся доплаты, есть семь критериев снятия, удержания выплат.

И главное: в этих допсоглашениях ничего не сказано о том, как изменятся должностные обязанности новоиспечённых уборщиц. Сказано только, что «иные условия эффективного трудового договора… остаются неизменными». Что это значит, догадаться нетрудно: людям предлагается выполнять ту же работу, но за меньшие деньги. То есть в инфекции и в тубдиспансере они по-прежнему будут иметь дело с заразными больными, в хирургии с гнойными, в психиатрии с откровенно опасными, непредсказуемыми и т.д. Будут собирать плевки, менять памперсы, мыть неподвижных, кормить с ложечки тех, кто не может есть сам… Всё будет по-прежнему. Изменится только зарплата — вместо того, чтобы в соответствии с обещаниями правительства вырасти до 17-18 тысяч, она в 1,5-2 раза уменьшится.

Ах да, ещё уменьшится отпуск. У сельских санитарок-уборщиц не будет льгот, которые предусмотрены только для медработников, не будет медстажа, соответствующей доплаты и досрочной пенсии.

Где выход?

Понятно, что выход есть из любой ситуации.

Можно написать заявление и уйти туда, где работа легче, а платят зачастую больше. Наверное, часть тружениц, отверженных артёмовским здравоохранением, так и сделает.

Можно повысить свою квалификацию и выучиться в Алапаевске за свой счёт (12 тысяч). Однако гарантий никаких нет. Говорят, что вернуться в санитарки из уборщиц сложновато, обещают после учёбы разве что добавить оклад на тысячу. Стоит ли такая игра свеч, непонятно.

Можно пойти в суд или прокуратуру, поскольку путаница юридическая действительно тут есть. Может ли при общем сохранении трудового договора, при том, что функционал, должностные обязанности никак не меняются, измениться должность? Есть ли вообще какое-то законное основание для подобной реорганизации?

Можно обратиться в Минздрав: едва ли там понимают, за счёт чего идёт оптимизация и выполняется дорожная карта в Артёмовском.

В общем, санитарки, которых переводят в уборщицы, сегодня сами выбирают, как им поступать и что с ними будет дальше. Будут бороться за свои права — неизвестно, чем всё закончится. Не будут — известно.

Но что уже совершенно понятно: качество медицинского обслуживания населения, которое и так в АГО было на невысоком уровне, чем дальше, тем больше падает ниже плинтуса.

Стоит только каждому из нас понять, что уборщицы — это те, кто пол моют и пыль вытирают, что они к больным не подходят вообще, и станет ясно, какая нагрузка в результате придуманной трансформации ляжет на плечи медсестёр, как они смогут с ней справляться и как от этого пострадают тяжёлые больные.

Так что, увы, каждого из нас в той или иной степени касается этот процесс…

Ирина Кожевина