Архив
29 марта 2017 в 0:00

Весенние парадоксы Что нам делать с разрухой в клозетах и головах?

Парадоксы повседневности: в дежурной части полиции встречают и консультируют доброжелательнее, чем в регистратуре ЦРБ. Смешно… А проверено мною лично.

Вот иду по городу Артёмовскому. Размышляю о подобных парадоксах, а сама выбираю куски асфальта, оттаявшие ото льда. Так понадёжнее будет. Давай, весна, торопись, а то ты, видимо, не в курсе, что ты сама лёд с тротуаров не сгонишь — никто не уберёт. Ну что же, это нам не советское время — никто песочку не подсыплет. Я вот в Екатеринбурге часто бываю: вокруг Северного вокзала такой каток был, все падали, падали — с вещами и без, а глянь — весна взялась и всё растаяло. Никто не скользит.

Смешно…

Но опять же у нас как по расписанию: снег растаял, лёд сошёл — весь мусор наружу. Кульки, пакеты, кости, остатки и останки — вонь на весь город. Куда бы с внучком погулять выйти?

— А пошли, — говорит, — баба, на балкон. Там погуляем.

— Нет, Олежка, балкон зимой голуби обкакали.

— А ты, баба, убери.

Да. Вот ведь парадокс: ребёнку четыре года. А он как-то догадался, что пока сам не уберёшься, чисто не будет. А вот борцы за чистоту в нашем городе столько причин и виноватых находят, но никто самим гражданам не говорит:

— Да прекратите вы устраивать «разруху в клозетах». Смешно…

Я вот никак не могу понять борцов за контейнеры в городе. До контейнера-то ещё дойти надо, да ещё попасть в него. Это я из опыта: стояли у нас около дома три контейнера, так что только мы ни предпринимали, чтобы их убрать: ветер раздувает, метёт по двору, по детской площадке, под машины бумагу, отходы, пакеты, всё затаптывается в грязь.

Дописались мы аж до Татьяны Георгиевны Мерзляковой: защитите наше право на чистый двор! Всё. Убрали контейнеры. Ходит мусороуборочная машина — систематически, не выбиваясь из графика.

Открываю газету — ой! — опять контейнеры рекламируются. Стоят красавцы в ряд. Оказывается (по свидетельству прессы), стоит это удовольствие деньжищи, а по традиции — ещё большие деньжищи какие-то неизвестные умыкнули. Вот смешно-то: всегда одно и то же.

Подпись под фото типа «Ура-ура, хотя бы и так». А крышечек-то у контейнеров опять же нет, значит опять «полетят клочки по закоулочкам»…

Тут самое время кого-нибудь обличить, призвать к ответу и т.п. Так сказать, по закону жанра.

Только я о другом. Никого ни к чему не призываю. А вот хожу по улицам города и вижу, как медленно, но меняется он, город, — в хорошем смысле этого слова. Замечаю то качельку новую, то песочницу, то хозяева клумбу за воротами разбили, ёлочку посадили.

Это в частном секторе. Да.

Но моя семья живёт в пятиэтажке. И двадцать лет назад двор наш был пуст и гол. Сами жители садили деревья, ставили скамейки, копали газоны — и двор преображался. Он далёк от совершенства, но он меняется, потому что мы этого хотим.

Вы скажете: «К чему это она?». А к тому, что в городе многое зависит от нас самих. Да, где-то там есть городская администрация. А мне неинтересно, кто участвует в подковёрных играх и каковы их успехи, абсолютно неинтересно. Когда-то нам и в голову не приходило интересоваться, сколько получают (например) Климик или Плишкин. Мы занимались своим делом. Они — своим. От того, что сегодня мне внушают, будто О. Кузнецова стала богаче подпольного миллионера Корейко, мне не легче и не труднее. Ничто не меняется от этой информации. Ни-че-го.

Изменится вокруг нас только то, к чему мы приложили голову, руки и — душу.

Может быть, если когда-нибудь мы научимся думать, как много зависит именно лично от нас, может быть, тогда нас не будут обижать в учреждениях, мы будем охотнее протягивать друг другу руку помощи, на газонах расцветут настурции, а мусорные мешки будут покоиться только в контейнерах.

Уж очень много зависит от нас самих.

Виталия Корелина