Подробности
13 марта 2018 в 12:27

Остался один кандидат Избирателей посёлка Красногвардейского ждут выборы без выбора?

Ситуация, скажем прямо, необычная. До дополнительных выборов в Думу АГО ещё месяц, а на округе №17 остался всего один кандидат — житель г. Екатеринбурга Анатолий Старостин, 1993 года рождения, временно не работающий, член ЛДПР.

Отказали в регистрации

Двум другим кандидатам, имеющим местную прописку, избирком на днях отказал в регистрации.

Анне Клюкиной — из-за того, что в подписных листах не указан адрес места жительства человека, который собирал подписи в её поддержку. А Геннадию Виноградову, который воспринимался как фаворит этой выборной гонки, отказали сразу по двум основаниям. Первое — «факт сокрытия судимости», второе — отсутствие сведений о судимости в подписных листах.

И вроде бы всё тут ясно, но на самом-то деле ясно не очень. Клюкина могла бы и новые подписные листы оформить — всего 13 подписей нужно собрать, какая уж тут проблема?

— Во всём виновата спешка, — говорит Ирина Анатольевна Ланцева, председатель Артёмовской территориальной избирательной комиссии. — Мы три недели ждали, а кандидат прибежала в последние минуты. Никто не мог предположить, что у нас на 17 округе всё так получится.

Ситуация же с Виноградовым вообще какая-то дикая.

Г.А. Виноградов был уже депутатом, а значит и справку о судимости уже представлял в избирком — такая норма и раньше была в избирательном кодексе. Думать, что он захотел вдруг что-то утаить про себя именно в эти выборы, как-то смешно. Тогда в чём же дело?

Кодексы не сошлись во мнениях

А дело, похоже, в том, что Уголовный кодекс Российской Федерации и Избирательный кодекс Свердловской области (ну или те, кто его призваны толковать) по-разному трактуют понятие «судимый».

Артёмовская территориальная избирательная комиссия, ссылаясь на Избирательный кодекс Свердловской области, считает сведения, представленные Виноградовым, недостоверными, потому что «Виноградов Геннадий Александрович был осужден Артёмовским народным судом Свердловской области 15 октября 1999 г. … к 4 годам 2 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года, освобожден из зала суда по амнистии».

Геннадий Виноградов считает себя несудимым, потому что так считает и УК РФ (ст. 86):

«1. Лицо, осуждённое за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости.

2. Лицо, освобождённое от наказания, считается несудимым».

Даже если бы Г.А. Виноградова не освободили от судимости прямо в зале суда, она всё равно была бы погашена через три года, а вместе с ней были бы аннулированы и все связанные с ней правовые последствия. Ну вот скажите, где и узнавать, когда человек является судимым, а когда — нет, как не в УК РФ — нормативно-правовом акте, который судебное производство разбирает до мелочей?

Ну то есть сведения, представленные Г.А. Виноградовым, на самом-то деле достоверные, соответственно и в подписных листах он не обязан был ничего писать? Так за что сняли тогда?

— Это по Уголовному кодексу, — не соглашается с доводами И.А. Ланцева. — Если вдруг какая-то ситуация будет, возбудят уголовное дело против этого гражданина, судимость, которая у него была, не будет учитываться при назначении наказания. А здесь действует специальный закон, который чётко определил, что человек должен был написать об этом событии и написать о том, что с ним дальше произошло. Но он считал себя несудимым, так и написал.

Спорить с Ириной Анатольевной сложно: члены избиркома действуют в соответствии со своим отдельным законодательством.

Ну разве что ещё раз сказать, что это не конкретный кандидат, это один из основных законов, по которому общество (в отличие от Избирательного кодекса) живёт постоянно, считает Виноградова несудимым. И что вот этих правовых последствий, которые неожиданно проявились во время выборов у кандидата, в соответствии с Уголовным кодексом РФ просто не должно быть.

Что ещё смущает?

Смущают сроки.

Та самая справка о судимости, которую запросила избирательная комиссия, нереально долго не приходила, обнародовали её, по словам Г.А. Виноградова, только 5 марта, а пригласили его на заседание вообще лишь 8 марта. Заявление же о выдвижении он подал 19 февраля. То есть приди справка раньше — всё можно было исправить, вплоть до подписных листов, всё сделать именно так, как требовал избирком. Это разрешено законом.

Между тем, сам кандидат справку тоже заказал — она лежала в полиции, он мог получить её раньше и предлагал её принести, но почему-то АрТИК ждала именно свой документ. Ждала-ждала, пока все сроки не прошли. Почему? Виноградов полагает (есть у него такие сведения), что на самом-то деле справка, которую он, кстати, называет сомнительной, появилась в избиркоме 22-24 февраля.

Дальше. Не позднее, чем за три дня до регистрации, комиссия должна была известить кандидата обо всех выявленных в его документах недостатках. Кандидат соответственно не позднее, чем за один день до регистрации, мог устранить указанные комиссией недостатки. Это норма федерального законодательства. Ну, и кто эту норму выполнил?

И уж, конечно, собирать комиссию, состоящую из женщин, в восемь вечера в Международный женский день, чтобы решить судьбу какого-то кандидата, это неожиданная идея. Трудно не поверить Виноградову, который сказал, что «женщины на заседание приехали всякие, в том числе пьяненькие». Тоже — зачем? Всё равно ж решили отказать, можно было сделать это 9 марта — на этот день, кстати, его и приглашали ранее. Чтобы он, благодаря этому с опозданием внёс изменения в свои документы?

Ну и в перспективе…

А дальше будут выборы — и пока самый вероятный исход, что в бюллетене появится одна фамилия — Старостин.

— Закон допускает голосование по одной кандидатуре, — объясняет И.А. Ланцева, — но выборы будут признаны состоявшимися, если кандидат наберёт 50% голосов от участвовавших в выборах. Если проголосуют меньше, выборы будут признаны несостоявшимися.

И тут нужно учесть, что у нас нет порога явки. Означает это следующее: придут на выборы 3 человека, два проголосуют «за» — и в Красногвардейском появится новый депутат, гражданин 24 лет от роду, живущий в Екатеринбурге.

Другой вариант развития событий: единственного оставшегося кандидата за какую-нибудь провинность тоже снимают с гонки. На повторные выборы, которые состоятся через три месяца, может заявиться кто угодно. Можно ждать сюда, например, прежнего депутата Р.П. Гарееву. Сегодня она — заместитель председателя ТОМС п. Красногвардейского, но вполне может быть уволена с этого поста из-за несоответствия квалификационным требованиям.

И третий исход, который тоже возможен. Г.А. Виноградов подаёт иск в суд, доказывает, что сведения, представленные им, достоверны, его восстанавливают в правах, регистрируют. И кто станет депутатом в этом случае, догадаться несложно.

Такая вот история — удивительная. Или для такого загадочного и непредсказуемого места, как посёлок Красногвардейский, да и весь Артёмовский городской округ, нормальная?

Ирина Кожевина
Рекомендуем