Истории
17 октября 2018 в 16:27

Помогите вернуться из армии Как отдать долг Родине и остаться в живых

История с самовольным оставлением воинской части контрактником из Артёмовского, которую недавно рассказала «ВБ!», как выяснилось, закончилась не так хорошо, как хотелось бы. О том, что приходится переживать солдатам из «неблагополучных семей», рассказывают их ближайшие родственники с надеждой на то, что кто-нибудь сможет помочь ребятам.

Контрактный приговор

Артём — сирота, с самого детства его воспитывала бабушка. От армии парень даже не думал «косить» и, когда пришло время, отправился служить в Ленинградскую область. Его направили в посёлок Каменка Выборгского района, в войсковую часть 02511.

Через несколько месяцев службы солдат-срочник стал просить родных перечислить ему деньги, а его банковские карты начали регулярно меняться — то промокнет карточка, то сломается. Бабушка заподозрила неладное, но внук успокаивал: «У меня всё хорошо».

— Я сердцем чувствовала, понимаете? — вспоминает Валентина, бабушка Артёма. — Он ведь каждый месяц по 4000 рублей сиротских получал, да мы ему посылки каждый месяц отправляли: шампунь, гель, бритву — всё, вплоть до носков. В течение этого года мы внуку высылали деньги на чужие карты.

Одежду солдату тоже приходилось отправлять раз в полгода, потому что якобы той спецовки, которая выдаётся служивым, хватает буквально на месяц-два, а если форма порвалась или износилась, покупать приходится за свой счёт. Найти форму, кстати, совсем не сложно — в различных группах в интернете, например, в Выборге предлагают берцы за 1500 рублей, форму за 1000 рублей.

Спустя полгода Артёму предложили заключить контракт. Посоветовавшись с близкими, он принял решение остаться — вроде и платить будут, и очередь на квартиру как раз подойдёт. Тогда он ещё не знал, что ему придётся пережить после подписания контракта.

Ночная весточка

Июльской ночью на телефон Валентины пришло смс-сообщение с незнакомого номера: «Бабушка, я хочу рассказать тебе всю правду. С того времени, как я служу в армии, я не получал денег, у нас всё забирает сержант. Так как мне не хватает денег, пришлось занять у одного человека 10000 рублей, чтобы с ним рассчитаться».

— Я поняла, что сообщение не от него, потому что оно пришло с чужого телефона, написано без ошибок и со всеми знаками препинания, а мой внук пишет не очень грамотно, — говорит Валентина. — Я начала звонить по этому телефону, но мне никто не ответил. В эту ночь я места себе не находила, не знала, что случилось, куда обратиться. Позже узнала, что писали друзья Артёма.

Обеспокоенная женщина обратилась к председателю солдатских матерей Артёмовского городского округа Р.П. Гареевой. В течение следующего дня выяснилось: в апреле в той части, где служит Артём, были избиты несколько солдат, в отношении младшего сержанта за вымогательство и избиение было возбуждено уголовное дело.

Об издевательствах над внуком женщина узнала от посторонних людей. Пока шли разбирательства, Артёма и других потерпевших военнослужащих с целью защиты откомандировали в другие войсковые части. Как позже расскажет Артём, вместе с ними командировали и знакомого того самого сержанта, который продолжал запугивать ребят, чтобы они забрали свои показания и отказались от обвинений. Но дело всё-таки дошло до суда.

Не суровое наказание

После проверки, проведённой военной полицией, младшему сержанту предъявлено обвинение по нескольким статьям уголовного кодекса: вымогательство под угрозой применения насилия, вымогательство с применением насилия, превышение должностных полномочий с применением насилия. Следствию удалось доказать 15 эпизодов. В связи с этим командиром бригады проведено разбирательство, в результате должностные лица, чьи упущения способствовали правонарушениям, привлечены к дисциплинарной ответственности.

Выяснилось, что на протяжении длительного времени младший сержант предлагал «крышевать» служивых из «неблагополучных семей» — это сироты, сыновья матерей-одиночек — в общем, те, за кого заступиться некому. Таких «особенных», которые заключили контракты и получали на карты более 20000 рублей в месяц, в части насчиталось девять человек. Их банковские карты сержант держал при себе, любые попытки забрать карту наказывались жестоким избиением. Помимо этого, солдат вынуждали просить деньги и у родственников.

Как только Артём подписал контракт, его карта тоже попала в руки к сержанту. Правда, сержант сходил с ребятами в киоск и сказал продавцу, что в течение месяца их можно отоваривать в пределах той суммы, которая поступает на карты, а в конце месяца он за всё расплатится. Однако после того как месяц закончился, солдатам продавать продукты отказались — из-за неоплаченного долга. Только Артём набрал в киоске товаров на 10000 рублей. Прояснить ситуацию служивые пришли к сержанту и выяснили, что оплачивать «счета» он и не думал, кроме того, потребовал доплатить за «крышу». Издевательства солдаты терпели около трёх месяцев, а после очередной драки Артём обратился с заявлением в военную полицию.

В начале октября Выборгским гарнизонным военным судом сержанта приговорили к 3,5 года лишения свободы и назначили штраф — 40000 рублей. Сейчас его адвокат пытается обжаловать решение.

Жить — не больше суток

Валентина стала рассматривать фотографии внука и вдруг разглядела шрамы, разбитые казанки. Весть о том, что Артём до суда будет находиться в другой части, успокаивала, но спокойствие оказалось недолгим: в Каменке начались военные учения, и внука, прикомандированного к этой части, должны были отправить обратно.

— Артём позвонил мне ночью и сказал: «Я туда не поеду, нам уже пришло смс-сообщение, что жить осталось не больше суток», — рассказывает бабушка солдата. — Ночью, говорит, сбегу. Я плакала, уговаривала его, просила подумать о нас, ведь если его поймают, живой не останется. Обещала принять меры, и он остался.

На следующий день Артёма и его сослуживцев привезли в следственный отдел. Ребят предупредили: дело передают в суд, а их переводят обратно в Каменку. В четыре часа утра Артём сообщил бабушке, что он сбежал вместе с двумя сослуживцами. Один из беглецов отстал, ребята так и не смогли найти его в лесу, телефон парня оказался вне зоны доступа. Потом с его телефона стали приходить смс-сообщения с вопросами: вы где, как до вас добраться? Ребята смекнули, что пишет не их друг, отвечать не стали. Позже им скажут, что товарища сбила машина, и он лежит в госпитале.

В это время с бабушками Артёма пытались связаться военные.

— Начались странные звонки, на страничку в соцсети стали выходить какие-то люди с военными фотографиями, второй бабушке в Ставрополь поступали «молчаливые» звонки…

Валентина решила обратиться за помощью к депутату Государственной Думы Дмитрию Ионину, ведь он не однажды помогал артёмовцам разобраться в сложных ситуациях.

— Дмитрий Александрович нам очень помог, — говорит Валентина. — Если бы он не вмешался, мне кажется, внука бы уже в живых не было. После его запросов мне начали звонить майоры, сержанты, командиры, чтобы я успокоилась, дальше никуда не шла, чтобы всё прекратилось. В Каменку приехали ФСБ, у них там проверка была целый месяц. Я связалась с солдатскими матерями, в той части, говорят, и торговля оружием вскрылась, и ещё что-то. Я думала, такое бывает только в кино. А сейчас что? Приехала проверка, сержанта осудили, командира сняли, но друзья их остались…

Ребята вернулись обратно, и какое-то время служили в Красном селе, ждали перевода. Чуда не случилось, приказа не поступило, поэтому снова встал вопрос о расторжении контракта и… побеге.

Возвращение неизбежно

Понятно, что по возвращении в часть солдатам, мягко говоря, житья не будет, поэтому ребята снова решили бежать — вдвоём. Паспортов у них нет: у одного «потеряли» в части, у второго просто порвали. И это понятно — без паспорта далеко не убегут, а если убегут — нормально жить не смогут.

— Конечно, нам хочется сделать всё законно, но… На расторжение контракта уйдёт не меньше месяца, мы даже не знаем, как это сделать, на руках этой бумаги у нас нет, паспорта тоже нет, — говорит Валентина. — Мама одного солдата — юрист, просила контракт, чтобы посмотреть, в каком случае они могут его расторгнуть, не дали и запугали: если не заключите контракт на полгода, мы вас отправим в часть, где вообще месиво: говорят, что только за июль оттуда четверых отправили «грузом 200». Что за это время сделают с моим мальчиком? А с остальными что? Даже защиту не смогли обеспечить — извините, говорят…

По словам А.В. Томилова, начальника отделения подготовки и призыва граждан на военную службу военного комиссариата городов Реж, Артёмовский, Режевского и Артёмовского районов Свердловской области, досрочно расторгнуть контракт солдату-срочнику — не проблема, только в этом случае два дня службы по контракту засчитываются как один день срочной службы. Может получиться так, что придётся дослуживать срочную службу. В той же Каменке.

Очередной побег не удался, Артёма поймали военные в какой-то гостинице, когда его друг пришёл попрощаться. Куда его везут и что будет дальше — неизвестно. Судьба его товарища тоже пока неясна.

Валентина снова обратилась к Дмитрию Александровичу Ионину. Сейчас главная её цель — вернуть внука домой живым и невредимым, разорвать контракт и забыть весь этот кошмар.

Редакция «ВБ!» тоже связалась с Дмитрием Иониным, он обещал незамедлительно вмешаться, чтобы помочь Артёму расторгнуть контракт и вернуться домой. Живым.

* Имена героев были изменены.

Светлана Андреева
Рекомендуем