Подробности
23 декабря 2019 в 22:06

«Я предлагаю вообще на фиг!» Как депутаты бюджет обсуждали

Совместное заседание думских комиссий собралось во внеурочный день — вторник. Обычно депутаты работают по четвергам, но бюджет — дело тонкое, делить деньги непросто, особенно когда количество потребностей никак не совпадает с количеством возможностей. А потому это был уже третий депутатский сбор, предваряющий Думу, на которой будет обсуждаться бюджет.

На этот раз в повестке дня стояли самые большие бюджетополучатели, начиная с администрации и заканчивая образованием и культурой.

Шуклин и место под солнцем

Заседание оказалось многолюдным, начальник Жилкомстроя Андрей Шуклин долго не мог найти свободное место в зале, руководитель орготдела администрации Марина Суворова даже хотела уже уступить ему своё и бежать организовывать себе стул, однако коммунальный босс сам нашёл место под солнцем.

Далее оргвопросы с размещением в зале решились просто — часть бюджетополучателей осталась в коридоре, чутким ухом контролируя, что происходит за дверью, чтобы вовремя явиться пред депутатские очи.

Реклама

Чиновники, приготовившиеся терпеть, депутаты — допрашивать и требовать, смотрели друг на друга без особой приязни. Чиновники воспринимали предбюджетные сборы как звёздный час народных избранников, когда любая думская звезда может получить свою порцию внимания. Депутаты полагали, что этот период — самая реальная возможность для них протолкнуть наконец никак не решающиеся вопросы своих избирателей, хотя были среди думцев, похоже, и те, кто использовал свой голос в иных целях.

Самочёрнов и его признание

Изначально народные избранники были настроены двигаться быстро. Но запнулись на первой же кочке под названием «денежное содержание главы». Чиновники закатили глаза: ну сколько можно, на прежнем заседании обсуждали уже этот вопрос — чуть не час на него потратили!

Депутаты же никак не могли смириться с неприятным для них известием: выяснилось, что по сравнению с предыдущим годом содержать главу стало куда накладнее — на 500 тысяч. 2 миллиона 772 тысячи рублей — да на эти деньги можно содержать даже не одного человека, а какое-нибудь небольшое МБУ.

Тщетно финансисты пытались доказать, что в эту сумму, помимо зарплаты, входят ещё и командировочные расходы. Бесполезным было и признание Андрея Самочёрнова в том, что на руки он сейчас получает «всего-то» 110 тысяч. Умеющие считать народные избранники схватились за калькуляторы и вывели месячную зарплату главы на 2020 год — 167-171 тыс. рублей.

Чиновники махнули рукой и больше ничего не стали объяснять. Обычные левые люди, оказавшиеся на Думе и имеющие доход раз в десять меньше, мысленно схватились за сердце от невозможности осознать эту сумму.

Виноградов и муниципальное ТВ

Выразив своё негативное отношение к пытающемуся разбогатеть главе, депутаты поехали дальше. И споткнулись на финансировании СМИ. Владимир Арсёнов заинтересовался, отчего увеличилась сумма на МБУ «Издатель», то бишь на «Артёмовский рабочий», с какой статьи сняли этот бонус для муниципальной газеты. Ему объяснили, что зато в 2020 году не предусмотрено поддерживать ТВ. Депутат больше спрашивать ничего не стал. Судя по всему, ситуация с муниципальной газетой, чей нулевой по содержанию выхлоп равняется почти трём бюджетным миллионам, всех думцев устраивает.

Но тут встрепенулся депутат Геннадий Виноградов. Он вдруг шумно запротестовал в защиту ТВ, лишённого финансирования, объясняя, что телевидение — это единственное СМИ, которое «говорит правду».

— Я предлагаю вообще на фиг, — культурно начал он свою очередную тираду, но осёкся, неожиданно услышав коллег.

Представитель муниципального ТВ, кажется, едва стояла за камерой, в зале откровенно хохотали, улыбались и депутаты. Геннадий Виноградов нечаянно вступился за официальное ТВ главы, перепутав его с частной компанией «Альтекс-медиа», которая, как известно, очень благосклонна к нему и другим пассионариям.

В итоге кого или что красногвардеец хотел послать на фиг, высокое собрание так и не узнало.

Арсёнов и сельские дороги

Быстренько парламентарии пробежались по ЕДДС, комитету по градостроительству и архитектуре, буквально несколько минут уделили спорту. Узнали, что бывший спорткомплекс БМЗ теперь именуется «Уралец», с 1 января — это новое юрлицо, из бюджета ему планируется выделить более 14 миллионов, из которых почти 4 миллиона будет направлено на ремонт.

Ну, а дальше на предбюджетный эшафот взошли ТОМСы.

Первым был, конечно, Буланаш. Но вопрос, который возник в самом начале, касался всех сельских территорий. Депутаты дружно недоумевали: отчего стоимость ухода за дорогами в городе и в селе так различается, отчего сельские дороги стоят дешевле, хотя многие из них в аховом состоянии.

— В Антоново и Лебёдкино когда последний раз были? — сурово допрашивали главу депутаты.

Реклама

И подловили: Андрей Самочёрнов не был в Антоново вообще.

Думцы с удивлением сравнивали Лебёдкино, которому выделили на дороги 1,7 млн, и Трифоново, которому дали 2,6 млн. Владимир Арсёнов от души порекомендовал главе Лебёдкинского ТОМС Сергею Ситникову обратиться в суд. Но тот заскромничал: чтобы привести в порядок дороги его села, требуется 14 миллионов, но общая потребность АГО, если говорить о дорогах, — 900 миллионов, а дали из области всего 38 миллионов. Потому смысла просить и уж тем более идти в суд он не видит.

Андрей Шуклин попробовал объяснить, что износ дорог в городе и в селе не сопоставим. Но депутаты чуть успокоились, лишь когда глава выложил им на стол результаты своих подсчётов на калькуляторе: в среднем сельская дорога обошлась бюджету в 73,5 тыс. руб. на км, а городская в 86 — невелика разница.

Депутат Тагир Тухбатуллин пытался понять, отчего именно те, а не эти дороги и тротуары решено ремонтировать в посёлке Буланаш. Председатель ТОМС Людмила Вандышева мирно предложила вместе пересмотреть решение.

Тухбатуллин, Петрова и забастовка депутатов

Но все эти перепалки можно считать обычным переговорным процессом. Главный звонок для главы прозвучал, когда речь зашла о буланашском мусорном полигоне.

— Мы закрываем свалку, — уверенно, как об абсолютно решённом вопросе, сказал Тагир Тухбатуллин. — Необходимы деньги на её рекультивацию. А они не предусмотрены.

— Буланашскую свалку ещё не закрыли, — возмущённо опроверг уверенность депутата Андрей Самочёрнов. — И не закроют, пока не откроют новую свалку. На проект новой деньги предусмотрены — 5 миллионов.

— Люди решили, что полигон нужно закрыть, — есть резолюция митинга, — не согласился с главой народный избранник.

И тут голос подала другой буланашский депутат.

— Мы, депутаты, не должны были работать, надо было бастовать до сих пор, — то ли посокрушалась, то ли призвала к повторному протесту Татьяна Петрова.

— Как травили, так и будете травить буланашцев… — подвёл итог кто-то из парламентариев.

Если учесть, что половина депутатов, приостановив свою работу в Думе из-за свалки, уже высказала своё отношение к этому вопросу, принятие бюджета оказалось под угрозой.

Снова Виноградов и горящая ёлка

А дальше был Красногвардейский, и на сцене оказались Геннадий Виноградов и присоединившийся к нему Владимир Арсёнов. Игра началась странная.

Вопросы исполняющему обязанности главы ТОМС Игорю Шмурыгину задавались артистично — с оглушительным возмущением и размахиванием руками. И всё бы ничего, только ответы, судя по всему, были никому не нужны.

Особенно старался красногвардейский депутат. Он обвинял местную власть во всех грехах, хотя, по сути-то, продвигал всего два требования — заложить деньги на ремонт его любимой объездной дороги и убрать остановки с центральной площади посёлка, на которой к Новому году обязательно должны появиться ёлка и снежный городок.

На оба вопроса, кстати, давно уже ответила власть, в том числе и письменно, а на один ещё и прокуратура. Повторяем для жителей посёлка.

Деньги на ремонт объездной дороги в 2020 году не предусмотрены: ею не пользуются и доказать, что она нужна, в области едва ли получится. Существовала она как временный вариант — в период ремонта плотины. Разобрали дорогу не из каких-то там криминальных (по мнению Виноградова) побуждений, а потому, что должны были это сделать в соответствии с проектом.

Остановки будут находиться на площади, пока красногвардейским детям приходится ездить в школу посёлка Сосновый Бор. Как только их родную школу отремонтируют, остановки перенесут. Решалось это комиссионно, в выборе места, между прочим, участвовала и Светлана Кузнецова, помощник депутата Виноградова. Комиссия посчитала, что площадь — самое безопасное место для детей.

Ёлку планируется поставить на другой площади — у клуба ККЗ.

В общем, ответы на вопросы звучали, только не те, которые желал услышать депутат. Мало того, сильно огорчённый тем, что власть осмелилась его ослушаться, он предупредил руководителя ТОМС:

— Ёлку у вас там сожгут.

Прозвучало как угроза. Жаль, прокурора не было на заседании. Но, думаю, он прочитает газету.

Не решившись приостановить своего взволнованного собрата по депутатству, председатель Думы Константин Трофимов почему-то наехал на и.о. председателя ТОМС, строго спросив, отчего тот не узнал, какие у депутата есть вопросы. Почему сам депутат не задал свои вопросы заранее, если они у него были, для всех осталось загадкой.

Очень сильно не понял ситуацию депутат Павел Вяткин:

— Вопросы задали, слова сказать не дали…

Игошев и много денег

Покричали ещё, когда слушали руководителя Трифоново. Виктору Игошеву досталось за то, что ему «много» дали денег на дороги.

— А у нас что, не люди живут? — так же громко возмутился председатель.

Остальные ТОМСы особого внимания со стороны думского состава не дождались. Ну так, 1-2 вежливых вопросика…

Темченков и сигнализация

Во втором часу, когда уже рассматривали Жилкомстрой, сработала сигнализация. Тревожный голос попросил граждан на выход. Пока все думали, что делать, первым, показав пример сообразительности, в сторону выхода приподнялся замглавы по соцвопросам Сергей Темченков. Однако тревога оказалась даже не учебной — просто шла проверка системы оповещения.

Присутствующие слегка огорчились, что тревога была фейковой. К этому времени на заседании осталось не так много народа: отчитавшись перед депутатами, освобождённые чиновники с облегчением разбежались по уютным кабинетам.

Ещё удивительнее, что зал покинула и самая активная часть депутатов. Ушли без спроса — время обеденное, проголодались, наверное. Слушать откровения Жилкомстроя осталось лишь несколько самых стойких народных избранников…

Ирина Кожевина
Реклама