Истории

«Я очень свободный и счастливый человек» О благотворительности — с позиции ответственного отношения к стране

Доброволец — это тот, кто помогает людям по свободной доброй воле. Вся глубина этого смысла мне открылась в общении с одним из волонтёров штаба на Почтовой, 2, которые наряду с другими активистами АГО поддерживают в трудных ситуациях нуждающихся и маломобильных граждан. Человек не сразу, но согласился рассказать о своём опыте на этой стезе, отношении к деятельности. Но не стал открывать читателям «ВБ!» своё имя, «потому что хорошие дела должны быть не напоказ».

Помогать и — чувствовать благодарность

Настоящее желание помогать — когда от этого сам получаешь гораздо больше радости и испытываешь благодарность. В этом смысле, отметил доброволец, он считает себя очень счастливым человеком, потому что следует внутреннему голосу:

— Дело в том, что мы, русские люди, живём сердцем, чужую боль чувствуем как свою. Когда передо мной встаёт вопрос, что человеку нужна помощь, я слушаю внутренний голос и делаю. И никогда не считаю, что мне это будет стоить: физической ли нагрузки или материальной. Если он у меня молчит, я пройду, не буду делать. Тем более, напоказ никогда не буду помогать.

Нам землю дали в аренду

В последние несколько лет, признался собеседник, у него есть затруднения, но они его нисколько не пугают, потому что есть возможность реализоваться в том, что ценно:

— У меня жена, о которой можно только мечтать, дети прекрасные… Дело в том, что финансовая составляющая — не самое главное. Бывает, человек живёт в халупе на берегу реки в лесу и счастлив. А нас сейчас пытаются переформатировать, превратить в потребителей, которым нужно всё и сразу. Нас отучили, что мы часть природы. Наши предки знали, как устроена вселенная. Нас же превращают в быдло, чтобы мы только и думали, как заработать.

А ведь мы пришли в этот мир, в котором нам землю дали в аренду, и мы должны её передать будущему поколению, достойно его воспитав…

В память о бабушке

За более чем 30 лет деятельности не обошлось и без недопониманий, открытий, уроков. Были случаи, рассказывает волонтёр, когда на искренний порыв помочь люди обижались, а, случалось, что не использовали в полной мере предложенный шанс:

— Иногда своим порывом ты можешь обидеть человека. У меня как-то в жизни было, что я увидел бабушку на рынке и решил ей деньги дать, а она на меня обиделась. А я ей говорю: «Вы не обижайтесь, просто я на вас смотрю и свою бабушку вспомнил». Или захожу в магазин, а там женщина пожилая, и явно ей не хватает на что-то. Предлагаю: «Выберите себе что-нибудь, а я за это рассчитаюсь».

Хочется подарить шанс

Помощь может и не быть связанной напрямую с деньгами. Одним детям этот человек подарил впечатления на всю жизнь, сводив на экскурсию в Госдуму, за другой коллектив — вступился, кого-то — снабдил нужными материалами. В начале 90-х оплачивал поездку врача в Москву, чтобы тот повысил квалификацию, спонсировал поездку футбольной команды на соревнования в Казахстан. Позже трём футболистам из Берёзовского, которые играли в артёмовской выездной сборной, решил помочь получить образование: оплатил репетиторов, возил их на экзамены. И те поступили:

— А после один из них встречает свою учительницу и говорит, что сдал химию на 9 баллов из 10 на вступительных в лесотехнический университет. Она: «Как?» Он: «Ну, вы ж меня учили!»… Думал тогда, они в футбол не всегда будут играть, образование пригодится. Но из троих доучился только один, а двое бросили. Наверное, им слишком всё это так легко далось. Но сожалений нет.

Потому что в том и смысл, что ты делаешь что-то хорошее человеку, и не ждёшь чего-то в ответ.

И потому что у меня есть единомышленники. Вот у нас есть ветеранская команда футболистов, среди них есть такие же люди, которые готовы откликнуться, поддержать, например, начинающих спортсменов.

Бюрократия не грозит

На вопрос, есть ли опасность у волонтёрского движения стать забюрократизированным явлением, последовал ответ:

— Благотворительность — это когда я взял своё из своего кармана и отдал. А не когда за бюджетные деньги кто-то что-то выделяет на помощь: это уже пошло. Сюда в штаб приходят простые люди с самыми искренними порывами. Глядя на них, не скажешь, что они с обалденным достатком. Приходят и приносят: кто две пачки лапши, кто две банки сгущёнки.

Нам бюрократия не грозит, потому что мы помогаем — и ветеранам, и пенсионерам, и многодетным семьям — по «соседскому» принципу.

В штабе трудятся артёмовцы, которые живут по всей территории округа, продолжил собеседник:

— Когда мы набираем партию продуктов, то спрашиваем: кто у вас из соседей нуждается. Каждый по месту жительства знает про своих соседей: кто как живёт. Вот такой пример: у меня сестра старшая ходит за лежачей соседкой-бабушкой, у которой никого нет, и я сказал: давайте ей привезём. Почему мы, занимаясь этим, не можем помочь тем, кто живёт рядом с нами? Я вырос в Средней Азии. Там сосед — это такой же близкий, как родственник. Там праздники мы отмечали, всем двором гудели. Потому что если в жизни у тебя что-то случилось, ты к кому идёшь — ты к соседу идёшь. Так и здесь помогаем.

Судьбу делаем сами

Добровольчество, уверен собеседник, не бывает без ежедневного выбора, без труда на пользу людям по мере своих способностей, без ответственного отношения к семье, землякам, окружающей среде:

— Мы свою судьбу сами делаем. И потом за это несём ответственность. Не успеем сами ответить — дети ответят. С какой стороны человеку стоять, светлой или тёмной, как воплощать свои возможности — он выбирает сам эту дорогу, имеет это право выбора.