Подробности

Некоторые тайны голосования Разговор с председателем Артёмовской ТИК после оглашения итогов

Фото: Ирина Кожевина
Разговор с Ириной Анатольевной Ланцевой, председателем Артёмовской районной территориальной комиссии, состоялся практически сразу же после голосования по поправкам в Конституцию России — буквально на следующий день, 2 июля.

— Но мы аналитикой, где протестное, где не протестное голосование, не занимаемся, — сразу же предупредила Ирина Анатольевна. — Поэтому говорить об этом не будем. У нас другая немножко задача — по части организации работы.

Впрочем, у «ВБ!» нашлись вопросы и по этому поводу. Голосование же было необычным, нестандартным. Так что спросить было о чём.

Думаем, эти «тайны» нынешнего голосования, а также мнение председателя АТИК по поводу некоторых новшеств, обогативших нынче избирательный процесс, будут интересны и нашим читателям.

Жалоб не было, но недовольные были

— Никаких жалоб во время этого голосования не поступало. Разве что несколько человек звонили в территориальную избирательную комиссию, потому что были недовольны тем, что не могут проголосовать. Это те люди, которые не оформили вовремя (до 21 июня) заявление на голосование по месту нахождения, а не по месту жительства. Такая проблема была. И в день голосования у нас участковые избирательные комиссии тоже столкнулись с тем, что к ним приходили люди, которые имеют временную регистрацию по месту жительства в Артемовском, а постоянную где-нибудь в Тюмени, в Калининграде или в Екатеринбурге. Но тут уже ничего нельзя было сделать, нужно было вовремя всё оформлять.

Кстати, у нас было достаточно и тех, кто все-таки оформил такие заявления. Был 361 такой голосующий.

В местах временного пребывания тоже голосовали

— У нас два таких места на территории зафиксировано. Это сборный пункт, туда 25-го июня уже начались поступления ребят, которые не смогли оформить заявление на голосование по месту нахождения. Но тут мы всё отработали по схеме временного учреждения, то есть нам давали списки тех, кто находится на сборном. Мы с этими списками работали, проверяли, чтобы ребята не проголосовали по месту своего жительства, не оформляли заявления. Если всё в порядке, то они могли голосовать на нашей территории.

Более 200 призывников у нас проголосовало в итоге со сборного пункта.

Для лиц, которые находятся в стационаре ЦРБ, тоже был открыт временный избирательный участок. На этом участке у нас проголосовал 91 человек. Там были и наши, артёмовские, были и из Режа, из Алапаевска.

Система голосования в шатрах и автобусах себя оправдала

— Мы сначала не хотели вообще пользоваться этим. В принципе, думали, что семи дней будет достаточно, для того чтобы люди могли равномерно проголосовать. Но потом посмотрели, что люди-то всё равно ориентируются на 1 июля. На избирательные участки 25-го числа у нас как-то немного народу совсем пришло. И мы решили попробовать шатры. Посмотрели по опыту коллег, я пообщалась с председателями территориальных комиссий.

Оказалось, что люди во дворы, к этим шатрам, выходят, действительно, им так удобно — спуститься из дома в тапочках, проголосовать и вернуться домой.

И мы сначала попробовали на больших избирательных участках: 65-й участок, который располагается в колледже точного приборостроения; 68-й, который в ДК «Энергетик». У них немного расширена территория, и мы попробовали закрыть именно те уголки, люди из которых, может быть, к нам не дойдут.

И нам, и голосующим понравилось. Погода нас, правда, немножко подвела. Дожди начались. В открытых шатрах стало холодно, очень некомфортно. Ну и потом, защита документации, тут же тоже списки выезжают на место, поэтому надо было, чтобы у нас всё было безопасно. И тогда мы попробовали автобус. И мне кажется, этот опыт был очень удачным. Многие говорили: «Если бы вы не приехали, мы бы до вас просто не пошли». Потому что погода была очень уж нелётная. Не знаю, как это будет использоваться на основных выборах, потому что сегодня в избирательном законодательстве пока такого нет. Но, я думаю, что сейчас ЦИК посмотрит, опыт неплохой и, возможно, это как-то приживется.

Людям семь дней голосования — удобно, комиссии — не очень

— Для населения, наверное, семь дней это удобно. Только, конечно, работать с восьми до восьми — было это оправданно или нет? Я считаю, что в течение дня как-то очень мало народу приходило. Думаю, тот график, который был первоначально определен, наверное, более себя бы оправдал.

Может быть, на выходные — 27 и 28 июня — можно было сделать двенадцатичасовую работу. И члены комиссии свободнее в выходные. А вот 25-го, 29-го и 30-го — пусть бы голосовали в вечернее время.

Всю неделю отрабатывать по 12 часов в день было очень сложно, особенно для председателей участковых комиссий, потому что они-то постоянно должны быть начеку, они же должны контролировать, что у них делается на территории. Здесь люди ещё и работающие, поэтому у нас и дежурства были организованы.

Первого июля никакого скачка не было

— Первого числа не сказать, что на участки пришло больше людей. Практически столько же, как в другие дни, — порядка 3 тысяч. Такого прям скачка какого-то не было. То есть рассредоточение людей, как это планировалось, получилось.

Средств защиты хватило и ещё осталось

— Средств защиты хватило. Если заканчивались — у нас был небольшой запас. Мы запас даже не истратили. У нас и одноразовые перчатки остались для избирателей, и ручки остались. У нас даже и средства защиты для участковых комиссий тоже были в достаточном количестве, то есть никто ничего больше не просил.

Из неприятных эксцессов только надписи

— На самих участках у нас было всё спокойно. Дебоширов не было. Единственное, вчера, в день голосования, у нас на двух избирательных участках обнаружили надписи. У 67 участка, который в «Горняке» находится, на двери написали «Народ — против!», на 68 участке — «Энергетик» — такую же надпись сделали краской из баллончика. Связано ли это с голосованием? Может быть, связано. Сообщение об этом было передано в полицию. На дальнейшую работу участковых комиссий это не повлияло.

Дверь «Горняка» быстро отмыли

Получилось работать вместе

— Хотелось бы поблагодарить членов участковых избирательных комиссий, потому что, действительно, в таком напряжении работать, в каком нам нынче пришлось, было очень непросто. Огромное спасибо председателям участковых комиссий. Мы постоянно с ними взаимодействовали, и они работали слаженно. Очень понравилось, что мы действовали как единый механизм. У нас была такая установка: работаем вместе, если возникают какие-то вопросы, мы их задаем и решаем. Если я не знаю ответ, мы выше все спрашиваем. И всё получилось! Молодцы!