Мысли

100 дней новой власти Как Константин Трофимов провёл время самоопределения

Сто дней назад, 29 октября. Идёт голосование — депутаты выбирают главу. Фото из архива «ВБ!»

Сто дней — это, конечно, весьма условный рубеж. Потому что он, в общем-то, может ни о чём и не свидетельствовать. Скорость разгона-то у всех разная. Кто-то может долго запрягать, но потом двинуться вперёд семимильными шагами. Кто-то резко стартует, а потом всю дистанцию просто ползёт, раздражая тех, кто двигается рядом.

Так что первая сотня дней новой власти это всего лишь повод поговорить о ней.

Давайте считать так: этот период — время самоопределения. С этим же сложно поспорить, правда? Но с чем тогда должен определиться новый руководитель?

На мой взгляд, он должен понять простые вещи, ответив себе на простые вопросы: что, с кем и как. То есть что он хочет построить, как он будет это делать и кто ему поможет в строительстве. Речь о программных целях, линии поведения и, конечно, команде.

Прошу прощения, если я слегка повторяюсь — писала уже. Но, думаю, тут не грех проговорить всё заново.

Что?

У каждого есть мысль о городе мечты. Так вот какой он, Артёмовский, с которым артёмовцы хотели бы связать своё будущее?

Для нового главы, похоже, это город без особых проблем. Без аварий, на которые он выезжает лично, а случаются они не по разу в неделю. Без ковида, с которым он столь страстно борется не только на штабе по борьбе с инфекцией, но и опять же лично, в рядах артёмовских волонтёров. Без бесконечных думских скандалов, которые долгое время тормозили работу всего округа, — вот и последний думский срыв на последнем думском заседании, когда депутаты снова разругались на почве личной неприязни, судя по всему, глава обсуждал со своими бывшими коллегами за закрытой дверью.

Короче говоря, список проблем большой, и глава, если судить по его поступкам, понимает, с чем именно он хочет бороться.

Это уже хорошо. Особенно радует, что в отличие от предшественника Константин Трофимов понимает, что проблемна у нас не только коммуналка.

Но вот на что нужно обратить внимание: город, по-моему, любят не столько за отсутствие проблем, сколько за его неповторимость — особые черты, в которых угадывается его прошлое и будущее.

И вот какой Артёмовский хочет построить Константин Трофимов, пока непонятно. У нас и история богатая, и природа замечательная, и спортивных объектов немало, и молодёжь пока ещё окончательно от нас не съехала.

Ну так давайте оттолкнёмся от «Покровского рубежа» и сделаем не только Кислянку, но и Егоршино, Буланаш, Ирбитский завод (Красногвардейский), Мироново местами паломничества для всех, кто интересуется историей Урала. Или приведём в порядок памятники природы — они ж у нас есть, другие природные зоны, парки и увидим наконец сами, в каком красивом месте мы живём. Или (ну у нас такая «Снежинка» появилась!) сделаем упор на здоровом образе жизни и все займёмся своим самочувствием, станем спортивными, красивыми и здоровыми. Давайте сделаем город комфортным для молодых — чтобы они не только в интернете сидели и на митинги ездили в губернский город, но и в родном Артёмовском могли найти себе место и пообщаться. Ведь всем нам хочется, чтобы молодые не покидали малую родину так массово.

В общем, нужна идея, которая будет зажигать сердца. Это ж понятно: любой нестандартный ход может стать основой для развития территории, потому что не только объединит жителей, но и привлечёт внимание области.

Артёмовский должен стать интересен для тех, кто внутри, и тех, кто снаружи. И вот пока у нас с этим — никак.

Кто?

Возможно, именно этот ответ в какой-то мере объяснит и первое «никак». Потому что и здесь приходится ответить: никто. Прошло сто дней, а со своей командой глава так и не определился.

Между тем, город мечты и даже город без проблем в одиночку не построить: нужны деятельные, умные, креативные помощники, спецы и асы в своём деле.

Если Константин Трофимов медлит с решением кадровых вопросов потому, что ищет именно таких, но пока не находит, тогда это простительно. Потому что отговорка «Что делать, если Самочёрнов с ними (руководящими чиновниками) заключил бессрочный контракт?» звучит так себе.

Есть всякие варианты для разлуки, в том числе и расторжение договора по обоюдному согласию. Если под твоим руководством работает человек, который не может по каким-то причинам быть в твоей команде, наверное, стоит сказать ему об этом? Тогда, скорее всего, он уволится сам. Не уволится — есть другой механизм: инициатива работодателя, который может доказать, что субъект не соответствует занимаемой должности или грубо нарушает свои рабочие обязанности. Едва ли кто-то из чиновников захочет попробовать этот вариант на вкус.

Последняя настоящая команда — как не вспомнить? — была, пожалуй, у Павла Корелина.

Тогда и первый зам Сергей Табаринцев был не только надёжным тылом для главы, но и вполне успешно его представлял в области, открывая там практически любые двери для решения вопросов, которые поручил ему глава. И зам по соцвопросам Сергей Темченков, если вынести за скобки коррупционную составляющую, был в те времена фигурой вполне самостоятельной, деятельной, творческой даже. Зам по ЖКХ Александр Колышницын зарекомендовал себя как крепкий хозяйственник, хороший экономист и просто мудрый человек. Управделами Татьяна Серёгина не только крепко держала в руках администрацию, но и работала с сельскими главами и с председателями уличных комитетов. Профессионально работали КУМИ, отдел СЭР, финотдел.

С Думой тёплых отношений не было, но в депутаты тогда выбирали людей, которые как минимум понимали, какую роль они играют в обществе, а председатель Думы Анатолий Биргер точно был уважаемым лидером для своих коллег. И вот что странно: интересы чиновников и народных избранников в те времена часто совпадали — видимо, находить компромисс легче, когда ты действуешь во благо родного города, а не преследуешь личные цели.

Когда команда Корелина уходила, она оставила после себя кучу интересных проектов, которые не успела осуществить и на которых водрузил крест следующий глава Юрий Манякин.

А что теперь?

Чуть ли единственное, что сейчас делает Трофимов, определяясь с кадрами, — расставляет на места директоров МУПов депутатов (Угланов, Соловьёв, Бабкин). Кто-то говорит, что таким образом он рассчитывается с депутатами за их «правильное» голосование во время выборов главы. Это вполне возможно. Хотя есть же и другие понятные причины.

Во-первых, Трофимов хорошо знает своих бывших коллег. Во-вторых, вкусив коммунальных неурядиц на собственном опыте, они, возможно, лучше будут представлять ситуацию в городе, более взвешенные решения принимать на заседаниях Думы. В-третьих, таким образом в Думе создаётся своеобразное коммунальное лобби, которое главе ой как пригодится. В-четвёртых, бюджетники и руководители муниципальных структур всегда будут находиться в зоне влияния — при необходимости на них можно и нажать. Есть и в-пятых, и в-шестых… Полагаю, все эти резоны прокручиваются в голове у Константина Михайловича. Повторю то, что уже сказано: к власти пришёл политик.

Есть и другие точечные назначения. И всё-таки: пока никто. Команды нет.

Как?

Вот тут, на мой взгляд, есть определённые успехи. И нынешний глава точно сделал работу над ошибками предыдущего.

Линия поведения Константина Трофимова внушает некие надежды.

Например, его подвинутость на личном участии. Новый глава хочет везде быть сам и сам всё видеть. Выехать на аварию, проехать в автобусе, поработать волонтёром, присутствовать на Думе, на Общественной палате… Это хорошо, поскольку говорит о стремлении знать ситуацию изнутри, а не по докладам своих подчинённых.

Другое явление из того же разряда. Надо всё же критикующим артёмовцам понимать, что есть чистый пиар, а есть то, что раньше называли личным примером. Вот волонтёрство, конкретная опека, которую глава осуществляет над некоторыми пожилыми жителями АГО, тот случай, когда он сел в своё авто и в свой выходной повёз на вызовы к ковидным больным врача, — это как раз тот самый личный пример, который не только на имидж главы работает, но и многим помогает принять решение действовать по-человечески.

Другие хорошие моменты — открытость, готовность общаться с жителями города и с журналистами, в любой момент отвечать на вопросы, в том числе и неудобные, умение не обижаться на критику, воспринимать её как помощь в обнаружении проблем.

Ещё есть стремление советоваться — со специалистами, коллегами, подчинёнными. Не факт, конечно, что советам Константин Трофимов потом последует, но спектр мнений по разным вопросам, мне кажется, он всегда собирает достаточный для принятия решения.

Хочу сказать нашим читателям, что сегодня ещё нет смысла говорить о каких-то реальных делах, решении конкретных проблем — подобные итоги можно будет подводить не раньше, чем через год.

Сейчас же очевидно вот это: стратегическая цель не очень понятна, команда ещё не сформирована, но на­дежду у нас никто не отнимет.