Подробности

Всё хорошо или всё-таки плохо? Выяснилось, что детям жить в Артёмовском не очень-то безопасно

Купаться в Артёмовском негде. Но дети же всё равно купаются. Например, ныряют с Паршинского моста
Доклад специалистов, прибывших накануне Дня защиты детей с областным омбудсменом по правам ребёнка Игорем Мороковым, был относительно кратким (каждому выступающему дали по пять минут), но содержательным: проверяющих приехало больше десятка и ситуацию они постарались проанализировать всесторонне. Речь шла о безопасности артёмовских детей — именно это и приехала проверять команда. И, несмотря на «всё хорошо», неоднократно повторяемое и самим Мороковым, и его специалистами, сомнения после подведения итогов остались. Потому что всё хорошо относительно чего? Относительно других территорий? Так это — утешение так себе. Так что же увидела проверка Уполномоченного по правам ребёнка в Свердловской области? Насколько, на самом-то деле, безопасно живётся нашим детям?

Нет реестра опасных мест

Специалисты готовы были проверить заброшенные и строящиеся здания, аварийные объекты, опасные подвалы, но сориентироваться им было сложно. Подобного реестра в АГО нет.

В итоге проверяющие рассмотрели на предмет безопасности 9 объектов.

И три из них в посёлке Ключи, поскольку отсюда была жалоба. Школа № 2 — тут жаловались на отсутствие освещения, плохую дорогу. Специалисты нашли, что проезжая часть и впрямь «требует грейдирования и твёрдой подсыпки», но тротуар есть, вроде бы (проверка проводилась в светлое время суток) имеется и освещение.

А вот другой объект на Ключах пугает своей безнадзорностью и абсолютно точно является источником опасности для живущих поблизости детей. Речь о бывшем заводе железобетонных изделий — стоит полуразрушенный, в «неразобранном состоянии», ограждён полулежащим деревянным забором. Не зря граждане жаловались и на детскую площадку — «издалека видны две огромные арматуры, которые торчат из земли».

Зато детская площадка по Энгельса, 13, порадовала своим отличным состоянием. Впрочем, и тут не обошлось без ложки дёгтя: очень огорчил стоящий рядом хоккейный корт, который «весь засыпан мусором, какими-то древесными остатками».

Проверив территорию школы № 1, специалисты обнаружили, что здесь находятся посторонние, «там, где спортивная площадка, расположен то ли гараж, то ли вагончик, тут же хоккейный корт».

А вот к спортивным стадионам школы № 12 и № 3 претензий нет.

Скейтеров много — площадок ноль

Проверяющие отметили, что в Артёмовском развитая сеть клубов по месту жительства:  13 в сельской местности, 5 в городе — это много. Клубы сельские в хорошем состоянии. Есть журналы, инструктаж проводится регулярно, безопасность на соревнованиях обеспечивается — привлекаются добровольцы, на страховке стоят.

Но вот на что просили обратить особое внимание: в городе достаточно большое количество скейтеров, но нет специально отведённых мест, ребята катаются где попало. Вроде бы у муниципалитета есть намерение сделать площадку («ВБ!» об этом намерении уже несколько лет слышит), ну, а пока есть смысл работать, внедряя в неокрепшие умы понятие о технике безопасности.

В пандемию дети учились без интернета

Центр помощи семье и детям произвёл на специалистов очень хорошее впечатление. Но свои минусы обнаружились и тут.

— Прошлый год был годом информационного обучения, такая ситуация может повториться ещё. В центре имеется компьютерная техника, но интернет в учреждении отключен совсем. И в прошлом году дети — 34 человека — обучались, используя телефоны сотрудников. Нарушено право ребёнка на образование, — заявил специалист.

Уполномоченный по правам ребёнка дополнил:

— У нас как правило проблемы возникают на стыке ведомств. Вот, пожалуйста, социальная политика и образование. Ну как дети, оставшиеся без попечения родителей, получают образование, если интернета нет? Привет Юрию Ивановичу Биктуганову передадим.

Данные по травмам отличаются в десятки раз

Специалист, проверяющий сферу здравоохранения, отметил вот что.

На имеющиеся образовательные учреждения медицинских работников явно не хватает «в силу их физического отсутствия».

И ещё: данные комиссии по делам несовершеннолетних с цифрами лечебного учреждения ну очень сильно не совпадают. Например, комиссия сообщает, что травм, полученных в школах, всего 6, а в медицинской статистике их от 70 до 120. А это совсем другой уровень проблемы. То же самое с укусами собак.

В школах не соблюдаются требования и санитарные правила по профилактике туберкулёза. К примеру, в школе № 12 не пройдена туберкулинодиагностика у 6 человек в связи с отказом родителей, в итоге детей направили к фтизиатру, но они туда опять же не пошли. В итоге эти дети посещают школу, подвергая опасности других. То же есть и в дошкольных учреждениях.

Как положительный момент отмечен тот факт, что детей, оставшихся без попечения родителей, у нас стараются не оставлять надолго в лечебном учреждении, очень быстро пристраивают. Тут как раз работа на стыке двух ведомств — соцполитики и минздрава — оказалась очень успешной.

Нет в Территориальной комиссии по делам несовершеннолетних и материалов «по рассмотрению вопросов беременности несовершеннолетних до 16 лет». Беременные есть — только за прошлый год их было 3, а материалов нет.

Нет ЧП на воде, потому что купаться негде

Комиссия изучила места, где купаются дети. Что странно, потому что официально-то их нет вообще — купаться у нас запрещено везде. Зато сейчас АГО не имеет травмированных и погибших на воде. Это, конечно, плюс.

Впрочем, специалисты сказали, что работа всё равно ведётся, проверки ходят по местам возможного купания, есть там и соответствующие таблички.

До лицея ходить по-прежнему опасно

В трёх попавших под проверку образовательных учреждениях — лицей № 21, школа № 6, Демидовский колледж — комиссия нашла уйму положительных моментов. Но и отрицательные тоже отыскала.

В связи с событиями в Казани проверяли, конечно, охрану. «В лицее № 21 пока ещё вахтёр-сторож, но он проинструктирован и действует правильно». А вот когда будут заключаться договоры с ЧОПами, управлению образования посоветовали обратить внимание на подготовку чоповцев, на их категорийность, умение действовать именно рядом с несовершеннолетними.

Замечания были такие. Специалисты нашли, что стадион у лицея очень большой, он частично облагорожен, вместе с тем есть и территория, где «заброшка сильная». Впрочем, комиссию заверили, что уже подготовлены сметы — стадион будут огораживать и убирать мусор.

Ещё одну жалобу эксперт проверила лично. Родители лицеистов пожаловались, что детям добираться из центра города до здания лицея на Кронштадтской небезопасно. Пройдя указанной дорогой, проверяющая своими глазами увидела, что изменения появились, однако опасное расстояние — от перехода через железнодорожные пути до автодороги — осталось опасным. «Дорожка в порядке, есть освещение, но рядом такие заросли, кусты — надо что-то с этим делать».

По шестой школе самое серьёзное замечание — присутствие собак рядом с образовательным учреждением, это зона ответственности служб ЖКХ.

У колледжа нет ограды, все проходят, проезжают прямо по территории. Но опять же в планах она, эта ограда, есть.

Нет взаимодействия между теми, кто должен взаимодействовать

Территориальной комиссии по делам несовершеннолетних Игорь Мороков посоветовал привлекать к участию в работе «больше органов (не все представлены) и больше общественников».

Говорили специалисты и о необходимости большего информационного взаимодействия между субъектами системы профилактики, субъектами, которые гарантируют безопасность детей. «Нет информации из учреждений здравоохранения, в связи с этим организовать какую-то работу КДН по конкретным местам, где произошли несчастные случаи, не представляется возможным». И «в 18, 19, 20 годах органы ни разу не выходили в образовательные учреждения и ведомства, проверки не осуществлялись. Только в 21 году вышли в учреждения образования и соцполитики».

А похвалили ТКДН за то, что «иски в защиту прав несовершеннолетних пытается подавать» и есть уже положительное решение в пользу несовершеннолетнего.

***

Вот такие итоги. И вроде бы все мы знаем о том, что говорилось. Практически все названные прорехи в безопасности на виду. Но когда свод упущений звучит из уст людей, которые точно понимают, какие именно последствия может принести та или иная ошибка, когда огорчительные примеры на тему тут же приводит сам Уполномоченный по правам ребёнка, становится очень тревожно.

Да, у нас на фоне каких-то других городов всё не так уж плохо, но разве это что-то меняет? Оказывается, нашим детям в нашем городе жить совсем не безопасно. А значит ситуацию нужно менять срочно.