На чьей стороне правда?

Шогриш: «ничейные» кирпичи, дети в бараке, бездарные оптимизации — какая проблема первостепенная?
Карлен Варданян живёт в Шогринском 25 лет и считает село своей родиной
Фото: Оксана Бережная
Не все граждане знают, что гулять по заброшенным домам (а они в городах, деревнях, сёлах нашей родины явление рядовое) незаконно. И тем более закон запрещает что-то менять в интерьере этих зданий, даже если они разрушенные. Не знал об этом и Карлен Варданян, житель села Шогринское, когда решил использовать в домашнем хозяйстве кирпичи, которые лежали на входе одного из таких «ничейных» строений. Проблема в том, что дом оказался ещё какой «чейный»: часть здания относится к муниципальной собственности, и теперь гражданину предстоят разбирательства с участием полиции. Со слов мужчины, администрация села вменяет ему в вину кражу строительного материала, разрушение строения. С чем гражданин категорически не согласен, потому что «никогда в жизни ничего не крал, и кирпичи не крал, а взял их открыто, днём, из сеней барака, двери которого были открыты». И в помещении, говорит мужчина, он ничего не разрушал: ещё до его прихода там были «разбитые окна, разломанная печь, обваленный потолок». Он обратился в редакцию, предложив «ВБ!» выехать на место, разобраться в вопросе и — написать правду.

Всё хорошо, но всё плохо

Карлен задаётся вопросом, почему ему, «коренному жителю, который немало сделал для родного села», предъявляют обвинения без доказательств, почему «так же активно, как вопрос с барачными кирпичами, администрация не решает многолетние проблемы села, не взаимодействует с населением, а его, простого человека, делает крайним». Чтобы понять, о каких проблемах села говорит собеседник, «ВБ!» спросила случайных прохожих о том, как им живётся в Шогринском. Вот какими получились ответы.

«Всё дорогущее», — говорит Николай
Фото: Оксана Бережная

Женщина с коляской (не назвала имя), сказала, что у них «всё хорошо, что администрация людей во всём поддерживает». Косившая у дома траву Роза Алиева назвала конкретные факты — «дороги засыпают, дорожки делают», но заметила, что «с этими оптимизациями, которые проводят с ОВП и школой, одни только минусы». Неподалёку Николай Ковалько асфальтировал подъезд к дому и возмутился, что «всё дорогущее», что «материалы для ремонта приходится покупать и возить издалека, а на заработки ездить в Екатеринбург». И Виктор Иванов, занимаясь хозяйственными хлопотами у ворот дома, тоже заметил, что «газ в сёла Президент обещал с 2011 года, и работы нет на селе: процентов 10 от населения на заработки ездят, а остальные — выпивают», а также что «поликлиника не работает как надо: ни анализы там не сдать, ни систему поставить». И привёл пример с женой: когда она болела, приходилось каждый день ездить в Артёмовский.

В таком состоянии сельская колонка
Фото: Оксана Бережная
Напор воды в колонке
Фото: Оксана Бережная

Качельки и «экскурсия»

Ещё одна прохожая (не представилась) сказала, что «на селе проблема на проблеме, в первую очередь — с газом и водой». А Татьяна Миронова обратила внимание, что «детям негде играть: люди своими силами качельки ставят, а хотелось, чтобы в Шогрише была хорошая оборудованная площадка». Кроме того, «люди не могут уехать в город по утрам, приходится такси вызывать» — эти слова подтвердила Галина Чехомова и выразила пожелание, «чтобы маршрутка ездила не три раза в неделю, а каждый день, и всегда заходила на остановку».

Маршрутка, говорят жители, приезжает три раза в неделю и, бывает, не всегда доезжает до остановки
Фото: Оксана Бережная
Здание, в котором, по словам жителей, любят проводить время подростки
Фото: Оксана Бережная
По рисункам, надписям и другим признакам понятно, что здание обитаемо
Фото: Оксана Бережная

Про то, что сельские дети (не все, но достаточно много) проводят время в заброшенных зданиях и их приходится оттуда выгонять, потому что там опасно, рассказал Карлен Варданян и даже провёл «экскурсию» по одному из таких домов. Судя по рисункам на стенах и другим признакам, это строение с полуобрушенным потолком — обитаемое. К слову, почти все опрошенные жители подтвердили слова земляка: знают, о каких домах идёт речь. Даже группа детей, гулявших по улице, в курсе, какие ребята там бывают, хотя сами любят проводить время в другом месте — «домике, который сами построили» — и были бы рады «детской площадке или какому-то месту со скамеечками, где можно посидеть спокойно».

Эти ребята любят отдыхать и общаться на площадке, построенной силами жителей
Фото: Оксана Бережная

«Надо написать, что я просто бездельник»

«ВБ!» предложила ответить на вопросы и председателю ТОМС села Шогринское В. А. Шавкунову. Комментируя тему благоустройства села, Владимир Александрович сказал с иронией: «Надо так и написать, что я тут просто бездельник». Но потом объяснил, что по многим вопросам прилагает серьёзные усилия — и есть определённые результаты: освещение, тротуары, отгрейдированные улицы. Но навязываемые извне инициативы, а также из года в год откладываемые обещания со стороны областных инстанций и министерств часто сводят многие старания на нет. Зачем, возмущается председатель, надо было сокращать трёх медиков, качество и график работы которых всех устраивали, и ставить вместо них новых? И почему специалисту Зое Вотчагиной, которая выучилась, имеет опыт, не дают работать дома, а предлагают место в Лебёдкино?

Ухоженная улочка у сельской школы
Фото: Оксана Бережная

«А какое кадетство было на селе!» — восклицает собеседник. И в детском саду чуть не уволили заведующую, но за селян заступился депутат А. П. Малых. А эти многолетние обещания с газификацией, а ЖКХ присоединили к Мостовскому, а сколько было попыток разобраться с территорией фермы (найти правопреемников и узаконить территорию), а какой бесконечной (с 2012 года!) оказалась переписка с чиновниками о проведении интернета — длилась бы она и дальше, если бы кто-то из местных не написал письмо Президенту… И у председателя ТОМС села Шогринское есть своя правда.

На селе многие жители держат животных — КРС, лошадей
Фото: Оксана Бережная

А поговорить для начала?

Также Карлен показал, в каком состоянии находится помещение, из сеней которого он взял 200 кирпичей (узнавал, где для строительства мангальной зоны можно купить теплоёмкий материал, и знакомые ему рассказали о разваленной печке в разрушенной части барака). И рассказал, как две недели спустя в окно к нему постучала полиция.

Карлена обвиняют в том, что он разрушил печь в этом доме
Фото: Оксана Бережная
Так выглядит изнутри та самая «муниципальная собственность»
Фото: Оксана Бережная
Кирпичи Карлен взял не из комнаты, а из сеней дома
Фото: Оксана Бережная
В доме, по словам представителей администрации, ещё недавно жили люди
Фото: Оксана Бережная
А это те кирпичи, которые Карлен принёс домой
Фото: Оксана Бережная

Председатель ТОМС села Шогринское Владимир Шавкунов сказал, что ему непонятно, почему Карлен, забирая кирпичи, сказал жильцам второй половины барака, что «это Шавкунов разрешил». Но и на вопрос корреспондента, почему нельзя было, зная, что Карлен живёт на селе уже 25 лет, что он законопослушный гражданин, сначала поговорить с человеком, внятного ответа не прозвучало.

Того, что взял 200 печных кирпичей в сенях барака, Карлен не отрицает. Но хочет справедливой оценки этих действий, а не огульных обвинений. Остаётся надеяться, что стражи закона решение по этому вопросу примут не только объективное, но и разумное.

С вопросом, на чьей стороне закон, «ВБ!» обратилась к юристу Евгению Баченину. Он объяснил, что если собственники не заявили права на дом и он не зарегистрирован в установленном порядке, то относится к имуществу муниципалитета. А самовольно распоряжаться чужим имуществом запрещено законом — об этом каждому человеку надо знать, резюмировал юрист. И обратил внимание на другую сторону вопроса. На нашей территории есть прецеденты, когда граждане самовольно занимают муниципальное жильё: не оформляя отношения и не оплачивая коммунальные услуги. Сотрудникам полиции и представителям комитета по управлению муниципальным имуществом предстоит разбираться со многими такими ситуациями.

Рекомендуем

Новости партнёров

Новости партнёров

История снимка на фоне яблони

Участник полка «Красные Орлы» Пётр Редькин с супругой

Возвышенная поэзия художника Крылова

Наследие мастера — в пейзажах, натюрмортах, портретах

Крепкое древо с пышной кроной

Это родословная семьи Рахимовых-Галиуллиных

Самый живой, мастеровитый и вот такой семьянин

Артёмовцы простились с воином СВО Денисом Сергеевичем Карташовым

«Нам есть кого защищать»

Сергей Юдин о правде, смыслах и ценностях, которые отстаивает на поле боя

Что делать со стихийной парковкой?

О том, что за безопасность на дороге отвечают все участники движения

Чёрно-белое окно. Время расцвета садоводства

Селекцией картофеля занимались… школьники

Комиссия прояснила многое

Но её инициаторы, похоже, ничего и слышать не хотят

В горе́ работали, никого не боялись…

Не угаснут имена шахтёров, погибших в неравном поединке

Адрес материнской помощи

Если бы не этот комитет, как сложилась бы судьба многих военнослужащих?

Настоящий кузнец, отец, друг и защитник

В Красногвардейском отдали воинские почести воину СВО Владимиру Блинову

Гонку превратили в праздник!

Полтысячи артёмовцев бежали «Лыжню России»

Жители Артёмовского городского округа получат новую поликлинику и мост через реку Реж в селе Бучино

Первый заместитель губернатора сегодня всё проверил по поручению Евгения Куйвашева

«Родной, тебе нужно в госпиталь»

Всего-то хотел услышать воин СВО от артёмовских врачей

Противостояние с командами из тройки призёров области

Расписание предстоящих матчей артёмовской баскетбольной сборной

Поражала красотой и величием

Церковь в селе Антоново — шедевр архитектуры XIX века

Задорно, весело, интересно!

В профилактории «Юбилейный» прошла «Лыжня России-2024»

Про боевые будни и мирные надежды

Накануне юбилейной даты ветераны установили на мемориале башню БМП-1

Кормили исключительно вкусно!

«Заря» и «Уголёк» — для простых людей и знаменитостей