Александру Викторовичу Кладухину посвящается

В День медицинского работника о настоящем враче, хорошем руководителе и яркой личности
Александра Викторовича Кладухина, конечно, помнят многие артёмовцы — наверное, почти все, кто постарше. И как гинеколога-акушера — сколько малышей появилось на свет благодаря его умению, сколько начинающихся и взрослых жизней он спас с помощью своего профессионализма и врачебной отваги. А ещё как руководителя больницы, которому пришлось работать в один из самых сложных периодов истории, — и он это делал успешно. В последний период жизни — как успешного пчеловода: до сих пор некоторые гурманы говорят, что вкуснее его мёда никогда не ели.

Этим летом Александру Викторовичу исполнилось бы 75 лет. И вспомнить его биографию, особенно в День медицинского работника, — в самый раз.

Сегодня о докторе и человеке Кладухине рассказывает его жена Алевтина Николаевна.

В семье был культ книги

Александр Викторович родился 19 июля 1948 года, но отец обратился в ЗАГС  для регистрации рождения ребёнка только 12 августа, поэтому в свидетельстве  о рождении стоит именно такая дата — 12 августа 1948 года.

Семья жила в селе Мерке Джамбульской области. У педагогов Виктора Александровича  и Эммы Александровны Кладухиных росло трое детей: Саша, Юля и Володя.

Приоритетом семьи были не материальные ценности, жили очень скромно, учитывалась каждая копейка, но дети всегда были сыты и чисто одеты. Родители хотели, чтобы они получили хорошие знания. В то время было очень тяжело купить хорошие книги, и папа выписывал через посылторг энциклопедии по истории, литературе, естествознанию, книги из серии «Жизнь замечательных людей», справочную литературу по точным и гуманитарным наукам. В семье был культ книги, все дети много читали, в итоге, приходя в школу, они владели информацией большей, чем это было предусмотрено школьной программой.

Без репетиторов и блата

Саша окончил школу в 1966 году.

В этот год был двойной выпуск десятых и одиннадцатых классов ребят 1948 и 1949 годов рождения, оттого в вузах были огромные конкурсы. Александр поехал поступать в Свердловский медицинский институт, сдал все экзамены на отлично, прошёл по конкурсу и был зачислен на 1 курс лечебного факультета. В 1967 году окончила школу и его сестра Юля — и тоже, отлично сдав экзамены, поступила в Свердловский медицинский институт на лечфак. В 1969 году младший Володя тоже успешно сдал экзамены, прошёл огромный конкурс и поступил в УПИ на факультет АСУ (автоматические системы управления), эта специальность была совершенно новой, о компьютерах тогда не знали.

То, что ребята из глубинки, из сельской местности Казахстана без всяких репетиторов (мы такое слово тогда не знали), без всякого блата сразу поступили в такие престижные вузы, на такие престижные специальности, говорит о высоком уровне образования в СССР.

Родительский подвиг

Отдельно хочется рассказать о родителях: Викторе Александровиче и Эмме Александровне Кладухиных.

Виктор Александрович ушёл на фронт с 3 курса Ташкентского государственного университета, вернулся после тяжелейшей контузии инвалидом 1 группы. Эмма Александровна выходила его и поставила на ноги, он восстановился в университете и, экстерном сдав все экзамены, получил диплом о высшем образовании.

Семейная пара работала в Меркенской средней школе, Виктор Александрович преподавал физику, математику и астрономию, а Эмма Александровна вела делопроизводство и домоводство. Можно сказать, что они совершили родительский подвиг, воспитав честных, порядочных, умных детей с блестящими знаниями, дав возможность получить высшее образование всем троим детям одновременно.

Сейчас Володя работает в институте электрофизики Уральского филиала Академии наук заместителем генерального директора КБ, он главный научный сотрудник, доктор технических наук. Юля живёт в Калифорнии, работала много лет в клинике города Сакраменто акушером-гинекологом, владеет тремя языками: английским, испанским и русским. К ней на приём пациенты записывались за 2-3 недели вперёд, она единственная могла их понимать и разговаривать на родном им языке. Там много эмигрантов из России, Украины, Казахстана, Узбекистана и из Мексики. Сейчас она вышла на пенсию.

«Благодари российских педагогов!»

В медицинском институте учились шесть лет. В те годы преподавали великолепные педагоги, в том числе и хирурги. Многие из них прошли войну и учили студентов путём пальпации определять заболевание и ставить точный диагноз, ведь не было никакой диагностической аппаратуры. И это очень пригодилось Юле, сестре Александра. Однажды она приехала из США и с гордостью рассказывала, как вопреки показаниям всей супердиагностической аппаратуры установила правильный диагноз пациентке — внематочная беременность. Юля настояла на срочной операции, пациентку спасли. Директор клиники в Сакраменто собрал весь коллектив врачей и выразил благодарность Юле. Александр Викторович тогда сказал сестре: «Это не ты такая умная, благодари своих российских педагогов, всему они тебя научили!»

В годы учёбы в институте Александра интересовала хирургия в целом, но на 5 и 6 курсе была практическая часть по акушерству и гинекологии в ОММ (институт охраны материнства и младенчества). Практика получилась весьма полезной, и преподаватель ему сказал:

«Что ты мечешься? Из тебя получится хороший акушер-гинеколог. Тот экстрим, который есть в хирургии, получишь сполна в акушерстве и гинекологии. Если на принятие решения об операции у хирурга есть 4-5 часов, то у акушера и гинеколога всего 4-5 минут».

После окончания института ему предлагали остаться на кафедре, поступить в аспирантуру и заняться наукой. Но он выбрал путь врача-практика. Потом была ординатура — стажировка в больнице города Каменск-Уральский. Здесь Александр попал к отличным учителям и получил отличную практику. Очень по душе он пришёлся коллективу, и его там оставляли, обещали дать квартиру. Но распределение у него и у меня было в город Артёмовский.

Работали на совесть, на износ

Начал работу с ординатора-гинеколога, в 1976 году был назначен заведующим женской консультацией и одновременно работал в стационаре. С 1978 года заведовал родильным домом.

Акушеров-гинекологов тогда было всего четверо: Любовь Михайловна Лебедева, Александр Викторович Кладухин, Григорий Иванович Гуйван и Галина Ивановна Ошкина. Роддом располагался в старом деревянном здании, рожениц было много и ночных дежурств тоже. В субботу и воскресенье дежурили сутками, то есть, если в воскресенье уходили с утра на дежурство, то возвращались домой только в понедельник вечером — и это при условии, если вечером этого же дня или ночью не возникало никаких экстренных ситуаций и нужно было срочно оперировать. Работать, дежурить никто не ленился. Всегда можно было рассчитывать на помощь других специалистов, особенно хирургов. Среди них, конечно, в первую очередь Минжит Расулович Абдулазизов, Николай Григорьевич Москаленко, Владислав Васильевич Лебедев. А Юрий Александрович Черемных вообще впервые применил подход к женщинам с тяжёлым токсикозом второй половины беременности как к реанимационным больным.  

Работали на совесть, на износ. Тогда был такой настрой, они гордились, что почти никого из больных в область не отправляли, сами все вопросы решали. В область посылали только в самых критических случаях. Коллектив был очень дружный, праздники и дни рождения отмечали вместе.

Главным врачом ЦРБ был тогда Евгений Васильевич Самборский, после него руководила больницей Ирма Вильгельмовна Щетникова. Она пригласила Александра работать у неё замом по родовспоможению. А в области уже знали о работоспособности Александра Викторовича и главный акушер-гинеколог Свердловской области Алла Александровна Мальгина предложила ему должность главного врача роддома больницы № 23 города Свердловска. Главный врач этого роддома был пенсионного возраста. Алла Александровна трижды предлагала Александру занять эту должность, он советовался со мной, а я сказала: «Решай сам, как решишь, так и будет». Там были сложные отношения в самом коллективе врачей, и он решил остаться здесь. Карьеристом он никогда не был. Здесь при его общительности у него появилось много друзей и между коллегами были хорошие отношения.

Бульон и кровь для пациентов

Он все силы отдавал своей любимой работе, стоял по несколько часов за операционным столом, выхаживал тяжёлых послеоперационных больных. Были среди них и женщины из отдаленных деревень, тогда он просил меня сварить куриный бульон, приготовить морсы из клюквы или брусники, поил ими больных, чтобы они быстрее шли на поправку.

Бывало и так, что во время операции требовалось срочное переливание крови, тогда Александр Викторович ложился рядом с больным и делали прямое переливание крови от врача к пациенту. У него была группа крови, которая многим подходила. После этой процедуры у него не было никаких отгулов, никакого отдыха, сразу включался в лечебный процесс. Александру Викторовичу сначала присвоили звание «Почётный донор России», а затем звание «Почетный донор СССР».

Но время идёт и всё меняется. Сменился коллектив, уехали М. Р. Абдулазизов, Н. Г. Москаленко, супруги Лебедевы. Вспоминается такой случай. Однажды в хирургию поступила девочка 12 лет с гнойным аппендицитом, дежурил врач, только что окончивший институт и никогда не делавший самостоятельно операции. Послали скорую помощь за заведующим хирургическим отделением, но родственники сказали, что заведующий устал, спит и просит его не беспокоить. Тогда кто-то из сотрудников сообщил, что Николай Григорьевич Москаленко приехал сюда, в город, на выходные к родственникам жены. Николай Григорьевич не отказал в помощи, и они вдвоём с Александром Викторовичем прооперировали девочку. Через много лет мама этой девочки с благодарностью сообщила, что дочь вышла замуж, родила ребёнка и у неё всё хорошо.

Если мы уезжали с семьёй куда-то в гости, обязательно оставляли в отделении больницы номер телефона для связи. Однажды уехали к друзьям в посёлок Красногвардейский, вечером раздаётся звонок телефона, Александра Викторовича просят срочно приехать в больницу, в отделение поступила тяжёлая больная. Машину скорой помощи не смогли предоставить ни Красногвардейская больница, ни ЦРБ. Друг работал директором леспромхоза, он вызвал машину, которая возила рабочих на участки, но у неё из четырёх крепежей кузова работали только два, машину должны были поставить на ремонт, другого транспорта не нашлось. Я с младшим сыном села в кабину к водителю, а муж со старшим сыном ехали в том аварийном кузове. Дорога в город проходила тогда через лог с крутым спуском и подъёмом, я всю дорогу молилась, чтобы мы благополучно доехали. Было уже очень поздно, я с сыновьями пошла домой, а мужа довезли до стационара, и он всю ночь занимался больной.

Главный врач в лихие девяностые

Ушла на пенсию И. В. Щетникова, встал вопрос, кто будет главным врачом. Предложили Александру Викторовичу, он отказался, из своего любимого акушерства никуда уходить не собирался. Его стали уговаривать коллеги: «Ну, сколько ты ещё сможешь работать в таком режиме?» Пригласили в горком партии и сказали: «Мы давно за Вами наблюдаем, считайте это назначение партийным поручением». Пришлось согласиться.

Начало его работы в должности главного врача ЦРБ пришлось на лихие девяностые годы, когда не было никакого финансирования, а надо было кормить больных, платить зарплату сотрудникам, обеспечивать жизнедеятельность больницы. Это был тяжелейший в целом для страны период. Тогда живых денег не было, всё по взаимозачётам. Он умудрился, благодаря своей общительности, находить общий язык с умными руководителями других подразделений области и обеспечил больницу всем необходимым. Договорился с председателем Килачёвского совхоза Никифоровым о поставке мясо-молочной продукции для больницы, съездил на север области в Гаринский район и привёз оттуда 3,5 тонны свежемороженой речной рыбы (карп, карась и щука), которой всю зиму кормили потом больных. Договорился о поставках сублимированных овощей для больницы. Приобрёл шесть новых машин УАЗ для скорой помощи и две «Волги»: одна седан 3110, вторая универсал, типа скорой помощи. В этот же период было приобретено для больницы новое оборудование — рентгеновская установка и аппарат УЗИ.

С Юрием Александровичем Черемных они создали отделение интенсивной терапии (реанимационное отделение), которое оснастили всем оборудованием, необходимым для выхаживания тяжёлых послеоперационных больных.

Была практически построена новая поликлиника, и уже запустили  отопление в ней. В пристрое к новой поликлинике была расположена котельная, обеспечивавшая всё здание теплом. Поликлиника ещё не была сдана в эксплуатацию и не передана на баланс ЦРБ. В тот год зимой стояли сильные морозы, из-за халатности работников котельной вся система отопления в здании новой поликлиники была разморожена. Поднялся большой шум, во всём случившемся попытались обвинить главного врача и приготовились объявить ему выговор, переложив вину с больной головы на здоровую. Но он разложил всю ситуацию по полочкам, обратился к главе, и выговор был отменён.

В этот период районом руководил Владимир Владимирович Плишкин, с ним работалось легко, все проблемы решались быстро. Он всегда отвечал конкретно, сможет всё решить или нет. Чаще всего был ответ — действуй, я помогу.

«Артёмовская ЦРБ слишком много денег зарабатывает…»

Потом к власти пришёл человек, у которого, кроме амбиций, никаких организаторских способностей не было. Он собирал всех руководителей и устраивал бесконечные заседания и совещания, создавая видимость бурной деятельности. Эти мероприятия длились зачастую до полпервого ночи, в том числе и по выходным дням. Руководители излагали на бумаге до пяти вариантов решения проблем, но без объяснения причин все эти предложения ложились под сукно.

А проблемы нарастали как снежный ком. Пошло лицензирование больницы, возникли долги по зарплате у медиков. Год такая ситуация тянется, второй. Никакой помощи на местном уровне. Александр Викторович всё-таки нашёл выход. В больнице был введён дневной стационар и выделено для него 30% коек. Дневной стационар подразумевает лечение больного в течение определённых часов. Несколько больных, закреплённых за такой койкой, успевало пролечиться за день. Людям нравилось, никто не жаловался. За каждого больного Фонд обязательного медицинского страхования платил больнице полностью, и коллектив сумел заработать деньги в ФОМС, были выплачены долги сотрудникам по зарплате. Мало того, с весны все медики получили повышение по зарплате в виде 20%. Опыт работы с ФОМС переняли Реж и Невьянск.

Александра Викторовича сначала за такое нововведение почётной грамотой наградили, а потом сказали, что наша ЦРБ слишком много денег в фонде зарабатывает. Свою заработную плату Александр Викторович, как главный врач, никогда не делал тайной. Все могли увидеть его платёжку, все ведущие специалисты больницы зарабатывали больше своего главврача. Он всегда отстаивал интересы больницы перед начальством и чиновниками разного уровня, возмущался, что в бюджете на нужды медицины заложено слишком мало средств. Как сводить концы с концами? Это очень не нравилось чиновникам.

Александр Викторович говорил: «У меня язык шершавый и спина не гнётся».

Не достигнув пенсионного возраста

Он очень хотел построить новую больницу в посёлке Красногвардейский. Уже готов был проект, привязанный к местности, открыто финансирование из средств областного бюджета. И всё это без участия местных властей, благодаря хорошим отношениям с Семёном Исааковичем Спектором, который был тогда заместителем председателя правительства Свердловской области, человеком из команды Росселя.

Но такая инициатива не понравилась местному главе, и он, вместо того чтобы подписать пакет документов, как всегда, положил проект под сукно, а сам затеял реорганизацию медицины в районе. Было всё — по его наущению написала донос в ОБЭП бывшая подчинённая, на ЦРБ напускались все возможные проверки из разных инстанций, писались заказные статьи в нашей жёлтой прессе. Но проверки желаемых результатов для главы не дали. А вот реорганизация медицины на местном уровне — дала: должность главного врача попала под сокращение, появилась та же должность, только под другим названием, для более угодного главе человека…

Сокурсники Александра Викторовича занимали в то время высокие посты на уровне области, они предлагали ему несколько вариантов работы, но здоровье было уже основательно подорвано. Он вышел на пенсию, не достигнув пенсионного возраста, имея за плечами 25 лет хирургического стажа. Пенсия была мизерной, но спасли пчёлы, они его потихоньку восстановили. Он говорил: пчёлки — это жизненная философия, когда с ними общаешься, то всё вокруг суета сует: кто как посмотрел, кто кого подсидел, кто что урвал — всё это кажется таким мелким со стороны…

На новом поприще

К любому делу Александр Викторович подходил основательно, чтобы заниматься им, много читал, изучал то, что необходимо. Вот и на новом поприще он наладил связи с Башкирским институтом пчеловодства, ездил на встречи пчеловодов, учился у профессионалов, а потом и сам им стал. У него появились свои ученики пчеловоды, он им передавал свой опыт, делился своими знаниями. Теперь его уже стали называть «учёный пчеловод». На пасеку к нему приезжали председатель правительства Свердловской области Алексей Петрович Воробьёв с директором Среднеуральской птицефабрики Сергеем Константиновичем Эйрияном.

Александр Викторович был яркой личностью. Друзья его называли ходячей энциклопедией, на любой вопрос он давал исчерпывающий ответ. Так сложилось, что у нас среди родственников три человека имеют учёные степени доктора наук, в том числе два из них — профессора. С ними он мог беседовать часами на разные темы, иногда и до утра. Друзей Александр Викторович выбирал не по их положению в обществе, а по общим интересам: рыбалка, охота, туризм. Отдых проводил на природе, ездил с друзьями на север области за клюквой, брусникой.

Он очень сдружился с Леонидом Андрияновичем Котовым, известным российским селекционером, который занимался с 1963 года селекцией яблонь и груш на Урале. Леонид Андриянович — профессор, старший научный сотрудник УралНИИСхоза, сейчас ему 90 лет, до сих пор работает. В память об этой дружбе у нас на участке растут яблони и груши из селекции Котова. На одном стволе этих фруктовых деревьев растут по две, три ветки разных сортов фруктов, с разными периодами цветения и разными вкусами. Александр Викторович очень дружил ещё и с Александрой Николаевной Миролеевой и её мужем Владимиром Наиловичем. Тоже очень неординарные, увлечённые люди. Самые лучшие сорта саженцев от них посажены у нас возле дома.

Он не стремился жить в большом городе, комфортно чувствовал себя на природе, поэтому и остался в Артёмовском, несмотря на все возможности и предложения, которые ему давались. С его способностями давно имел бы учёные звания и степени в науке, двигался бы по карьерной лестнице в Свердловске, теперь Екатеринбурге, но это не было его целью.

В этом году Александру Викторовичу исполнилось бы 75 лет.

…Он вечно с нами.

Рекомендуем

Новости партнёров

Новости партнёров

Посыпать или не посыпать?

Артёмовские дороги — глазами пешеходов, инспекторов и коммунальщиков

«Я обещал»

Артёмовские волонтёры — о сложном, простом и трогательном в работе «за ленточкой»

История снимка на фоне яблони

Участник полка «Красные Орлы» Пётр Редькин с супругой

Возвышенная поэзия художника Крылова

Наследие мастера — в пейзажах, натюрмортах, портретах

Крепкое древо с пышной кроной

Это родословная семьи Рахимовых-Галиуллиных

Самый живой, мастеровитый и вот такой семьянин

Артёмовцы простились с воином СВО Денисом Сергеевичем Карташовым

«Нам есть кого защищать»

Сергей Юдин о правде, смыслах и ценностях, которые отстаивает на поле боя

Что делать со стихийной парковкой?

О том, что за безопасность на дороге отвечают все участники движения

Чёрно-белое окно. Время расцвета садоводства

Селекцией картофеля занимались… школьники

Комиссия прояснила многое

Но её инициаторы, похоже, ничего и слышать не хотят

В горе́ работали, никого не боялись…

Не угаснут имена шахтёров, погибших в неравном поединке

Адрес материнской помощи

Если бы не этот комитет, как сложилась бы судьба многих военнослужащих?

Настоящий кузнец, отец, друг и защитник

В Красногвардейском отдали воинские почести воину СВО Владимиру Блинову

Гонку превратили в праздник!

Полтысячи артёмовцев бежали «Лыжню России»

Жители Артёмовского городского округа получат новую поликлинику и мост через реку Реж в селе Бучино

Первый заместитель губернатора сегодня всё проверил по поручению Евгения Куйвашева