Архив

Гуманный суд приговорил…

В городе Алапаевске состоялся суд над человеком, который творил такое, что в голове нормальных людей не укладывается: в течение семи лет, с 2001 года, он насиловал детей, девочек, собственных маленьких дочек.

С годами возрастной ценз для отца-педофила всё снижался: первый раз он проделал это с девятилетней, второй раз – с семилетней, третьей девочке было только пять лет. «Отношения» поддерживались страхом: боясь быть избитыми, девочки выполняли все требования папы-насильника. Их мать, также запуганная физической расправой, с 2001 года покрывала деяния супруга. Бабушка, сын которой оказался на скамье подсудимых, во всех грехах обвинила сноху, выгораживая извращенца.

Предварительное психиатрическое обследование в стационаре не выявило у подозреваемого никаких отклонений. Во время совершения сексуального насилия он находился в состоянии обычного алкогольного опьянения.

Открылась страшная тайна после того, как одна из девочек, не желая идти домой, рассказала обо всём школьным подругам. Те сообщили педагогу, потом узнала милиция.

Следствие по делу педофила длилось меньше года, а суд – один день. В зале судебных заседаний внучки на бабушку не смотрели, стояли рядом с мамой – как чужие…

***

Алапаевск – наш ближайший сосед. Но даже если бы такое случилось в той же Америке, равнодушных людей всё равно бы не осталось.

В Артёмовском, точнее – в посёлке Буланаш, подобное случилось около восьми лет назад: отец изнасиловал дочь, которой было семь лет. Ранее мужчина уже был судим за изнасилование пожилой женщины. Отбыл наказание, вернулся к жене и детям (семью он создал до совершения преступления). Однажды, когда мама ушла на работу, папа, подвыпив, отправил младшего братика пасти козу и в это время надругался над ребёнком. Девочка прибежала к маме на работу в слезах и рассказала, что папа с ней делал. Так вскрылся факт, педофила осудили, сейчас он всё ещё отбывает наказание.

— Мне, честно говоря, непонятно, как после такого ребёнок может остаться психически здоровым, — говорит Л.Н. Ерофеева, начальник отделения по делам несовершеннолетних Артёмовского ОВД. — На моей памяти, когда родной отец насилует собственную дочь, за 18 лет – это единственный случай. Но я уверена, что скрытые факты есть, ведь не каждый ребёнок сознается, пойдёт в милицию. Детям стыдно. Если ребёнку лет 6-7, он ещё расскажет, а если 10-12 – будет скрывать, потому что это позор. Страх огласки и то, что ребёнок будет изгоем, сильнее страха физического. Да и матери бывают такие, которые могут встать на сторону отца, прикрыть – по разным причинам.

***

Если человека ограбили, ему не стыдно прийти в милицию. А изнасилование – это та категория преступлений, которая подлежит минимальной огласке, потому что касается более личного. И ребёнок постарше понимает — это стыдно. К тому же неизвестна позиция мамы, чаще всего – и свидетелей нет. Ещё одна причина молчать: вдруг виновника не привлекут к ответственности, не посадят, а ребёнку в этой семье жить.

— Обычно такие случаи выявляются через школу, когда жертвы педофилов (дочери, падчерицы) по секрету делятся с подругами, — продолжает Л.Н. Ерофеева. – Но это ведь не сразу происходит, проходит время. Экспертиза лишь покажет, что она не девственница. А как доказать, какой именно человек это сделал? Как я уже говорила, есть мамы с позицией: «Он на такое не способен! Как вы смеете! Мало ли кто…»

Прежде всего, считает Лилия Николаевна, ребёнок должен в маме видеть защитницу и советчицу, если налажены доверительные отношения. Нормальная мать встанет на защиту ребенка однозначно. В случае на Буланаше девочка рассказала маме, и та сразу же пошла в милицию. У неё не возникло никакого снисхождения к мужу, она сразу и бесповоротно заняла сторону дочери – это нормальная реакция. Но, как видим, такое бывает не всегда.

— Случаев насилия над детьми вообще, ставших известными и завершившихся судом, в нашем районе было несколько, — вспоминает начальник ОПДН Ерофеева. — Лет 15 назад в лагере «Зеленый луг» отдыхающий пришёл ночью в палату к детям и совершил насильственные действия в отношении семилетней девочки. В прошлом году в Красногвардейском девятнадцатилетний парень изнасиловал девочку трёх лет. Повторю, это те факты, что нам известны. Все насильники признаны вменяемыми. То есть они в состоянии отвечать за свои поступки, понимают, что творят и чем это им грозит.

Не так давно вышло дополнение в УК РФ (ФЗ №215) об ужесточении наказаний по преступлениям в отношении детей. Ажиотаж был большой, а что на деле?

Например, статья 134 УК РФ «Половое сношение или иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста». Дополнения. Те же действия с лицом, не достигшим 14-летнего возраста: карается лишением свободы сроком от трёх до семи лет, лишением права занимать определённые должности сроком до 10 лет. То же с лицом, не достигшим 12-летнего возраста: лишение свободы сроком от семи до пятнадцати лет, запрет на занимание должностей до 20 лет. То есть определили возрастной ценз (чем меньше ребёнок, тем больше срок лишения свободы), новшество же – лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью. Законодатели считают это существенным ужесточением.

— А плюс вот в чём, — говорит Л.Н. Ерофеева. – Раньше как было: допустим, молодому человеку девятнадцать лет, девушке – пятнадцать. Так случилось, что она родила, родители отнеслись с пониманием, отношения официально зарегистрировали. А прокуратура, выявив факт рождения ребенка до шестнадцатилетнего возраста, направляет нам материалы проверки. Следственный отдел расследует и направляет дело в суд. В итоге молодого человека привлекают к уголовной ответственности, хоть и дают срок условно.

Сейчас появилось примечание: «Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частью первой статьи 134, освобождается судом от наказания, если будет установлено, что это лицо и совершенное им преступление перестали быть общественно опасными в связи с вступлением в брак с потерпевшим».

А вообще, я считаю, за изнасилование надо давать пожизненный срок. Тот девятнадцатилетний парень, который изнасиловал трехлетнюю девочку, к тридцати годам выйдет на свободу – ожесточённый, обиженный. Скольких он ещё изнасилует детей? Нет, таких выпускать нельзя. В Европе и Америке, например, за преступления в отношении детей дают и по шестьдесят, и по сто двадцать лет. Никаких условных мер, тем более – штрафов, как у нас, не предусмотрено.

***

А отец-педофил из города Алапаевска посчитал, что ему дали слишком большой срок: самый гуманный суд в мире приговорил насильника собственных детей к… 15 годам лишения свободы в колонии строгого режима.