Архив
1 октября 2009 в 12:01

Что делать с нехорошей квартирой?

Разумеется, мы понимали, что статья «Заложники нехорошей квартиры» (№39, 24 сентября) будет достаточно болезненной для всех жителей дома по ул. Октябрьской. Но, если честно, столь бурной реакции всё же не ожидали.

Напомним, что речь в материале шла о ситуации, в которой оказались люди, живущие в этом доме. Виной всему – их соседка, большая любительница выпить, которая, по их словам, устроила в своей квартире самый настоящий притон. Корреспондент побеседовал с жительницами этого дома и выяснил, что они уже просто боятся выходить из дома, поскольку в «нехорошую» квартиру, которая не запирается ни днём, ни ночью ходит, кто попало, – подростки, бомжи и т.д. Поэтому не удивительно, что соседи хотят и пытаются избавиться от такого опасного соседства. Разговор шёл только с теми, кто в тот момент оказался дома, но под заявлением в администрацию и в прокуратуру подписались и другие жильцы.

Теперь о том неожиданном продолжении, которое последовало после публикации.

В разговор вступили …дети женщин, живущих в этом доме. Одна из этих женщин (в статье она названа Ольга Петрова) стала отрицательной героиней материала, другая – наоборот – была среди тех, кто рассказывал корреспонденту о сложившемся положении дел.

Реклама

Претензии старшей дочери Ольги Петровой понятны. И мы, не называя её имени, приносим свои извинения за ту характеристику, которая прозвучала в её адрес со страниц газеты, – «не отказывающаяся от рюмки». Мы познакомились с ней и поняли, что в материале действительно есть ошибка, — женщина, которую мы увидели, едва ли может быть пьяницей. Мало того, за её честное имя вступилась (специально для этого пришла в редакцию) ещё и свекровь – что, согласитесь, не самое распространённое явление.

— Моя сноха не пьёт, — сказала она. – В квартиру к матери не ходит, повода для пьянки не ищет. Она уже тринадцать лет замужем за моим сыном. У них двое детей, за детьми она смотрит, и ничего плохого о ней сказать не могу. Конечно, с матерью она общается. Ведь, какая бы ни была, всё равно – мать. Иногда Ольга приходит к ребятам, живёт какое-то время, к ней здесь относятся нормально, но пить не дают, и она уходит.

Вы знаете, я вчера пришла, вижу, что сноха моя не в себе. Я газету ещё не видела. А она плачет, потому что боится, что мы прочитаем. Потом я увидела статью про Ольгу Петрову…

Знаете, тут тоже ведь не всё однозначно. Половина России пьёт. Почему? Да потому что на нашу жизнь трезвыми глазами смотреть невозможно. А у Ольги Петровой, например, четыре года жила женщина с ребёнком-инвалидом, которых выгнали папа с мамой, она кормила их на свою пенсию. И, думаете, почему она в квартире этой не живёт? Потому что сама боится там жить. Её тоже не раз избивали там. Я её не защищаю, я сочувствую соседям. И понимаю, как им тяжело.

Но только сноху мою в обиду не дам. Она старается, ей и так досталось в детстве. Теперь она воспитывает детей по-другому: и книжки им покупает, и компьютер приобрела, и в Екатеринбург их возит.

***

Ну что добавить к нашим извинениям? Что дочери Ольги Петровой, похоже, повезло со свекровью.

А вот с мамой… Хотя свекровь права – мам не выбирают.

Дочь соседки Ольги Петровой искренне переживает за свою маму – как, наверное, беспокоятся за своих близких и другие родственники жителей этого дома.

— Вы понимаете, там уже у всех терпение дошло до самой крайней точки. Жить страшно. Ходить по подъезду страшно. Спать страшно. Дом же деревянный, кто-нибудь из этих пьяниц заснёт с непотушенной сигаретой – и всё. Я не понимаю, почему администрация-то так реагирует? Почему они ничего не делают? Просто немыслимо: никто ничего делать не хочет! Чего ждут?

Чтобы понять, чего ждут в администрации и как собираются действовать, мы обратились в юротдел администрации. Вот что нам ответили:

— У нас действительно есть обращение от жителей этого дома. Мы знаем, что такое заявление есть и в прокуратуре. Нарушительнице спокойствия уже было отправлено предупреждение. Она предупреждена, что за систематические нарушения прав граждан, проживающих рядом, она может быть выселена из квартиры.

Реклама

— Её и в самом деле могут выселить?

— Да, это реально. Комитет по управлению имуществом как представитель администрации обратится в суд, и суд может принять такое решение. Просто прецедента пока такого у нас не было. Знаете, проблема-то в чём? В том, что она будет выселена без предоставления другого помещения. И куда пойдёт женщина-инвалид?

В общем, если честно, мы пока в абсолютном тупике. С одной стороны, терпеть такое безобразие людям, живущим с Ольгой Петровой по соседству, просто невозможно, с другой – и в самом деле, куда пойдёт женщина-инвалид: на улицу или опять к своей старшей дочери?

Но выход всё равно искать необходимо. Срочно. Потому что от этого зависит спокойствие и безопасность людей. Приглашаем к разговору отдел внутренних дел, комитет по управлению имуществом, всех артёмовцев, которые могли бы посоветовать: ну что делать-то?

Ирина Кожевина