Архив
15 октября 2009 в 10:55

НЕИСПОВЕДИМЫ ПУТИ… Часть вторая

О ситуации, в какую попали Ольга Валентиновна Сысоева и её дочь Мария Андреевна, мы рассказали в прошлом номере «ВБ!» в материале «Неисповедимы пути…» Суть его такова. Сысоевы, мать и дочь, попали в оборот к риэлтору, которого называют чёрным. С его «помощью» они лишились квартиры в Екатеринбурге, а купленная взамен квартира в п. Буланаш оказалась дважды проданной. В итоге Сысоевы попали на задворки области – в деревню Бучино, где их приютил у себя Виктор Анатольевич, в настоящее время пенсионер.

Со слов О.В. Сысоевой, после нескольких лет проживания в доме у Виктора его старший брат Валентин Анатольевич с супругой 3 октября 2009 года приехали в Бучино и выставили на улицу её и Марию Андреевну, дочь-инвалида 1 группы, у которой ампутированы ступни обеих ног. Таким образом Сысоевы очутились в больнице п. Красногвардейского без дома, без вещей и средств к существованию, кроме пенсии Марии по инвалидности.

Внимание читателей хотелось привлечь, во-первых, к проблемам, которые могут возникнуть у злоупотребляющих алкоголем людей, со всеми вытекающими, порой непредсказуемыми последствиями. Во-вторых, к помощи, на которую могут или не могут рассчитывать простые граждане.

Но получилось так, что к нам в редакцию пришёл брат Виктора Валентин Анатольевич и предложил нам взглянуть на затянувшийся конфликт их семьи с семьёй екатеринбургских переселенцев с другой стороны. Это же мы предлагаем сделать нашим читателям.

Реклама

Их три брата: Валентин, Виктор и младший Владимир. После смерти матери, а это случилось в 2003 году, они посоветовались, и Валентин Анатольевич от дома в Бучино пока отказался. Работа у него была, младший Владимир тоже работал, поэтому оставили дом Виктору: в деревне работы не было, он там жил-охранял, и ему, конечно, всё время помогали.

Через некоторое время Виктор Анатольевич познакомился с Ольгой Сысоевой, которая к тому времени лишилась жилья в Мироново – риэлтор перестал оплачивать проживание в селе женщины, квартиру которой в Екатеринбурге прибрал к рукам. И Виктор Анатольевич предложил бездомной переселенке поселиться у него. Старший брат Валентин возражать не стал, решив, может, что и получится хорошее, тем более что Виктор был не совсем здоров. В общем, стали они жить вместе.

Валентин Анатольевич брата навещал регулярно, привозил продукты, покупал дрова, поддерживал, как мог, все эти годы. А нынче пришло время Виктору Анатольевичу оформлять пенсию – исполнилось 60 лет. В феврале к нему приехал Валентин, договорились братья, что пенсию Виктор начнёт оформлять. В апреле старший брат, возвращаясь из Алапаевска, заехал в Бучино: Виктора в доме не оказалось. Когда он спросил у Ольги Сысоевой о брате, ответ его поразил: оказалось, что Виктор живёт… в бане.

— Ты что делаешь, Ольга? – возмутился Валентин Анатольевич. – Почему выгнала моего брата? Если не нравится жить с ним, ищи квартиру!

Много раз после этого Валентин Анатольевич, приезжая, предлагал женщинам (дочь проживала тут же) переселиться, на что Ольга отвечала: «Если вы меня выгоните – я его посажу».

Почти так, в конце концов, и получилось: за то, что Виктор нанёс ей побои, дали ему условный срок.

— Ольге это не понравилось, — говорит Валентин Анатольевич, — и она сказала, что «он у меня всё равно сядет». Мне тогда уж в деревне все удивлялись, что я Ольгу с дочерью всё ещё не выгнал. Но, знаете, я, наверное, не имел на это права: брат их жить пустил – он сам и должен разбираться.

Некоторое время спустя дом в Бучино братья оформили в наследство. И второго октября, когда Валентин Анатольевич приехал в деревню, начал стеклить выставленные окна в доме, уже законно принадлежащем их семье. Ольга Сысоева тогда стала возмущаться, грозилась вызвать милицию.

— Я спокойно ей сказал: «Никто тебя не выгоняет, ищи жильё», — продолжает Валентин Анатольевич. — Но ей скандал нужен, чтобы зацепиться здесь любым способом.

В тот день старший брат дом закрыл, ключи оставил у Виктора, который так и жил в бане, и уехал. Утром третьего октября Валентин Анатольевич вновь приехал в Бучино с женой, которая сильно повздорила с О.В. Сысоевой – дело дошло чуть не до драки. Ольга Валентиновна опять кричала, что вызовет милицию, но, видимо, так и не вызвала.

— Зато вызвала «Скорую помощь» — вроде бы с Марией плохо, — объясняет Валентин Анатольевич. — Медработники приехали, давление смерили – всё нормально, и уехали. Она снова им позвонила – приехали второй раз. Я водителю сказал: «Вези, куда хочешь». Увезли их в ЦРБ, потом в милицию. А там Ольга уже заявление на нас написала, что мы с женой её избили.

Валентин Анатольевич написал объяснение, что Сысоевых никто не выгонял, что они сами это шоу устроили. Потом сказал Ольге: «Договора аренды у нас нет, вы живёте на птичьих правах. Если я вас пущу обратно в дом, куплю дрова, оплачу электроэнергию — где гарантия, что мой брат Виктор будет жить в доме, а не в бане? Как с ним быть?» О.В. Сысоева ответила: «А мы его за ручку приведём…»

Реклама

— В общем, ситуация получилась такая: мы виноваты, а они не виноваты, — сокрушается Валентин Анатольевич. – Брат мой, конечно, ведёт себя странно, но он нездоров. В бане у него плитка, полотенце, в стайке – вся одежда, документы. Он зимой веники заготавливает, мётлы, летом дачникам помогает по хозяйству – они его на суде и отстояли. А Сысоевы работать не хотят, только пьют. Конечно, я понимаю, что без жилья плохо, но зачем так делать?! Ольга даже извиниться не хочет за свой скандал.

С Марией как получилось, знаете? К брату зашёл мужчина, говорит, там, на дороге, девушка замерзает. Они её вдвоём принесли в дом, вызвали «Скорую помощь». Получается, он её спас. У Марии ребёнок есть, живёт где-то в детдоме, потому что она лишена родительских прав.

Виктору Анатольевичу сейчас шестьдесят лет, пенсию он оформил, уже первую получил. Его старший брат хочет заняться ремонтом дома: поправить пол, потолок, печь, трубу.

— Чтоб своего брата в дом вселить, чтоб жил нормально, — говорит Валентин Анатольевич. — Он вообще такой, обиделся на всех, говорит: «Я живу по своим законам». Но хотелось бы в будущем дом этот в деревне продать, а Виктора на Буланаш поселить. Да только вот как его оттуда вытащить? А Ольге хочу сказать, что попали они в такую ситуацию из-за своей пьянки, поэтому и злость у них на весь мир — беспредельная. Позавчера вот она позвонила, жену спрашивает: «Как дела в Бучино?»

Хочется повториться: у нас не было цели кого-то обвинять или ставить в пример. Но мысль Валентина Анатольевича по поводу злости на весь мир показалась нам очень верной. Откуда злость? Есть известное утверждение: поступай так, как хочешь, чтоб поступали с тобой. Возможно, всем участникам этой истории над этим стоит задуматься.

Андрей Лавренюк