Архив
30 октября 2009 в 11:19

Однажды я умер…

-Разложился на атомы – такое ощущение было, - вспоминает Костя, как в своем отчаянии несколько лет назад, когда ему еще не было и тридцати, решился на самоубийство. Но он вернулся с того света, потому, наверное, что должен был сделать самый трудный шаг в своей жизни – отказаться от наркотиков.

— Я был наркозависимым тринадцать лет. Были ремиссии, но бросить наркотики не мог. Это была какая-то шизофрения – навязчивая идея. Все, что я делал, чтобы бросить, был самообман. Сколько раз это повторялось, и не сосчитать.

Началось все лет в семнадцать-восемнадцать. Тогда время такое было – 90-е годы. Как-то все поменялось тогда. Страна рухнула, а вместе с ней — все ценности. Я закончил девять классов, пошел в СПТУ на специальность станочника широкого профиля. В училище я научился курить траву. Потом все больше и больше – это же затягивает. Потом появились те, кто продавал опий-сырец. Как-то мы приехали к людям, которые наркотиками торговали, а травы не оказалось. В компании в то время появился молодой человек, который уже пробовал колоться. Прозвучала фраза: давайте возьмем, попробуем. В первый раз мне не понравилось: поднялась страшная температура, меня трясло. Я говорил: «Чтоб я еще раз!» Прошло недели две-три, и мне снится, что я колюсь. Проснулся с такой тягой… Начал колоться регулярно. Раз-два в неделю, потом по возрастающей. Физической ломки долго не было, все мои друзья уже на системе были, а я еще нет. Но психологическая зависимость была сильная. Так длилось около года.

— От родителей скрывал, знал, что они к этому очень плохо отнесутся. Родители поняли, когда я стал большие суммы денег просить. Я не работал постоянно, так, от случая к случаю. Родители пытались бороться, но я бы не сказал, что у нас когда-то были откровенные разговоры, доверительные отношения. Вообще их, наверное, можно понять: заработать, обеспечить семью… Я вообще считаю, что наркомания, алкоголизм и другие зависимости человека напрямую связаны с его воспитанием: не те принципы закладывают родители в сознание ребенка. Остановить меня было невозможно, и родители не могли. И никто не мог. Только я сам. Я это понял, когда осознал, что проблема не в наркотиках, а в моей голове, и это моя беда. Видимо, мне надо было это все пережить, чтобы понять, куда надо идти…

Реклама

К Библии я тоже интересным путем пришел. Я читал классическую литературу. Прочел «Доктора Живаго» Пастернака. Эта книга очень на меня повлияла. Я стал читать его стихи и не ложился спать, пока не выучу одно стихотворение. Я нашел много схожего с Новым Заветом и пришел к осознанию, что наше общество, его законы построены на его принципах. В это время я сидел в тюрьме…

— Два с половиной года наркотики я не употреблял. Потом вышел на свободу, начал заниматься спортом — штангой. Ходил в спортзал. Но вокруг меня были те же самые люди. Я был один, и этот мир опять меня захватил: человек слаб. Я снова начал колоться. Это были пять лет ада. Потому что я уже стал другим человеком, многое осознал. И все это вызывало во мне такой резонанс. До суицида доходило. Один раз я пришел домой, взял какие-то сильные таблетки, заглотил целый бутылек, запил бутылкой вина. Осознанно сделал это. Но для меня это было как открыть дверь к богу. Мне нужно было узнать, посоветоваться, что ли… Ну и все – я умер. Разложился на атомы – такое ощущение было. Прошло какое-то время, и как будто какая-то сила меня обратно собрала. Я открыл глаза: опять квартира. Первая мысль: и умереть-то я не могу. То, что я не умер, – как чудо какое-то для меня было. Снова стал задумываться над своей жизнью. Иду, помню, полные карманы наркотиков, денег, а радости-то в жизни нет. Прохожу мимо церкви. Зашел. Спрашиваю бабушку, куда свечку поставить, а глаза полные слез – плохо же! Она спрашивает: куда свечку хочешь поставить – за здравие или за упокой? Я говорю: не хочу ни за здравие, ни за упокой, хочу, чтобы жизнь моя изменилась. Произнес это на людях, никогда раньше таких слов не говорил вслух. После этого моя жизнь начала меняться: прошло несколько месяцев, какие-то события стали происходить, которые в конце концов привели меня в реабилитационный центр.

— В центре такие проблемы решаются. Там есть возможность побыть наедине с собой. А пережить ломку – это не главное. Ломка – это ведь как грипп: полежал семь дней, кости поломало, и все. Но при гриппе тебе никто не шепчет в голове: «Иди возьми ацетилсалициловую кислоту — легче станет. Ты пойдешь, выпьешь таблетку, и тебе действительно станет легче. А завтра все снова. А потом начинаются страхи: тебе сейчас так плохо станет, ты помрешь – и человек собой не руководит. Я знал это и ночью, когда не мог спать, выходил на улицу в поле, вставал на колени и просил бога, чтобы он изменил мою жизнь. После реабилитации ни разу не было тяги к наркотикам – зависимость ушла полностью. Иногда утром проснусь и думаю: то, что я искал в наркотиках, есть и без них. И об этом надо говорить. Да, жизнь стала другая. Но молодежь переживает все так же, как раньше. И наркотики теперь можно получить по Интернету.

Смотрю на людей, употребляющих наркотики, и сострадание к ним возникает. А раньше – нет. Было лето, когда человек пять погибло от наркотиков: кто от передозировки, кто повесился. Но тогда это никак не повлияло на мое отношение к наркотикам, никак не задело. Хотя странно, почему… Некоторые не хотят избавляться сами. Надо их вытаскивать. Но реально понимаю, что я вытащить их не могу, могу только рассказать этот путь. Пока у них не изменится что-то в голове, не изменится и в жизни. Каждый наркоман приходит к мысли, что надо менять свою жизнь, а надо перезагрузить программу и заложить новые принципы жизни: любить людей, не воровать, не тащить из дома. Кто скажет, что библейские принципы плохие?

Костя сделал этот шаг. Возможно, главный в своей жизни. Уже почти год как он не употребляет наркотики. У него много планов: Костя учится в школе – заканчивает среднее образование, будет сдавать ЕГЭ – хочет поступать в университет на теолога. Специалисты службы занятости протестировали Константина и выявили у него организаторские способности, и он хотел бы работать с людьми. Он и сейчас много общается с людьми, в основном с наркозависимыми – убеждает наркоманов, что можно жить по-другому и что они смогут. Рассуждает Константин убедительно, опровергая расхожее мнение о неизлечимости зависимости. И ему веришь. Ведь он смог.

Телефоны Шогринского центра реабилитации наркоманов и алкоголиков: 8-922-616-38-10, 8-922-156-20-12.

Любовь Шмурыгина