Архив
10 декабря 2009 в 11:13

«Я обратилась за защитой»

Вчера в Артёмовском городском суде состоялось заседание (уже не первое) по убийству на Кировке летом этого года уроженца республики Азербайджан Алиева, который проживал в нашем городе. Об этом наша газета подробно рассказывала в №25 (материал «…И контрольный в голову») и в №26 (интервью с начальником криминальной милиции Артёмовского ОВД А.В. Тороповым).

Напомним предысторию. Алиев обидел молодую женщину, которая в поисках справедливости обратилась в милицию. Узнав об этом, обидчик, прихватив друзей, 16 июня решил наведаться к женщине для «урегулирования» вопроса: может, пригрозить, может, договориться. И тут события покатились, как снежный ком. Супруг молодой женщины выскочил из дома с обрезом охотничьего ружья и двумя выстрелами убил главного переговорщика Алиева. После этого он сам позвонил в милицию. Пока приехали милиционеры, пока арестовывали подозреваемого Першина, на месте происшествия стали собираться кавказцы. А уже у дверей в ОВД один из соотечественников Алиева ударил задержанного ножом исподтишка в область лопатки.

…Очередное заседание, назначенное на 10.00, началось с опозданием на полчаса. В зале заседаний, как и положено, присутствовали обвинение, защита, свидетели, родственники и знакомые подсудимого, его супруга и, конечно, сам Першин, которого завели в клетку и приставили охрану. В основном заслушивали двух свидетелей – пенсионерку и молодого человека, — проживающих по соседству с подсудимым. Со слов женщины, она услышала хлопок (звук выстрела – ред.), потом залаяла собака. Выйдя на балкон, пожилая женщина увидела, как за двумя людьми, один из которых держится за грудную клетку, бежал третий — с обрезом…

Второй свидетель, проживающий в одном подъезде с подсудимым, рассказал более подробные моменты июньского вторника. В тот день молодой человек также услышал хлопок, затем во дворе раздались крики, шум. Он выглянул в подъезд, но на улицу не вышел. Спустя некоторое время к нему зашёл Першин: в руке обрез, самого трясёт, просит телефон – позвонить в милицию. Першин ничего не объяснял, говорил только: «Я убил».

Реклама

После выступлений свидетелей судья задал вопрос супруге подсудимого, касающийся её заявления о привлечении Алиева к ответственности за попытку изнасилования (сначала заявление было написано, потом Е.В. Першина от него отказалась). На это Екатерина Владимировна ответила: «На меня сразу же начали давить, мол, доказать обвинение будет всё равно невозможно».

Из-за отсутствия на судебном заседании важных свидетелей слушание было перенесено. А мы решили пообщаться с супругой обвиняемого. Узнав, какую газету мы представляем, Е. Першина согласилась ответить на некоторые вопросы.

— Сначала вы на Алиева заявление написали, потом от него отказались: почему?

— Во-первых, в тот день я пять часов прождала следователя. Когда он, наконец, явился, то спросил: «Что, будете писать заявление?» «Конечно, — говорю, — буду!» И он начал брать объяснение, что и как происходило. Я стала рассказывать о попытке изнасилования, избиении меня Алиевым (я вся синяя была). А мне: «Может, всё было не так, может, вы оговариваете человека?» Времени было два часа ночи, мне и так-то плохо, а он начал меня путать, в общем, у меня началась истерика. Я кое-как объяснение написала, на что следователь говорит: «Нет фактов попытки изнасилования, ничего не доказуемо, поэтому всё равно ничего не будет. Привлечь можем за то, что он вас избил, а это либо условный срок, либо штраф». «Я обратилась к вам за защитой, а вы мне что…» В общем, в три часа ночи я написала отказную. Мне дали бумагу на судмедэкспертизу, сказали, что есть трое суток для повторной подачи заявления. На следующий день, 15 июня, я зафиксировала побои, а 16-го собиралась вновь подавать заявление. А тут убийство…

— Вы с самим Алиевым на эту тему говорили?

— Да, и он мне сказал, что всё бесполезно, и он ничего не боится. Это было четырнадцатого июня.

— Екатерина Владимировна, после тех трагических событий угрозы в ваш адрес были?

— Напрямую не угрожали, через знакомых – да.

— Вы не думали куда-нибудь уехать?

— Моему ребёнку год и десять месяцев – куда я с ним побегу? Да и продавать квартиру и всю жизнь бегать… Нам вот все сочувствуют, но говорят: «Ничем помочь не можем». И никакой поддержки нет, потому что нам, русским, друг на друга плевать. Даже следователь вечером после убийства сказал: «Ты же понимаешь, они друг за друга горой…»

***

Итак, очередное судебное заседание по убийству в посёлке Кирова состоится в ближайшее время. Мы будем держать наших читателей в курсе событий.

Реклама
Андрей Лавренюк