Архив
20 января 2010 в 11:17

Рукодельница

Рукоделие – дело, конечно, чисто женское. Но и среди нас, женщин, рукодельницы разные. Для меня, например, носки связать – это лучше к бабушке, по нынешней моде вышить дочкины валеночки – это к подруге, так что мне остается разве что пуговицу пришить от случая к случаю. Так и тут – то иголки под рукой нет, то ниток нужного цвета в хозяйстве не имеется. И вовсе не потому, что руки не из того места: в детстве и юности все девочки проходят обучение вязанию, шитью и вышиванию. Признаюсь, мне это даже нравилось. Да вот как-то не сложилось с рукоделием – другим ремеслом промышляю. Может, поэтому искренне восхищаюсь рукодельницами. А если которая из них своё виртуозное умение собственной профессией сделает, то от души радуюсь за эту женщину и ее учениц.

Людей лечит… шёлк

Вот, например, буланашским девчонкам повезло: здесь в Доме детского творчества работает педагог дополнительного образования Назиба Назибулловна Матанцева. Все стены здания, в фойе, в классе, на втором этаже, украшены её работами и её воспитанников. Это панно в техниках батик, терра, свободной росписи с добавлением декупажа и другие. В БДДТ Назиба Назибулловна обучает в своей творческой мастерской «Росток» около 50 ребятишек, ещё по вторникам и четвергам в школе № 3 дает уроки мастерства. Проводятся и взрослые мастер-классы, на которые приезжают даже преподаватели из художественной школы. Она – активная участница клуба «Рукодельница», где тоже щедро делится опытом. Да и всем, кто интересуется этим тонким делом, в помощи не отказывает. Вот и вам, нашим читателям, она с удовольствием рассказывает, что к чему в её рукоделиях.

— Ткани я покупаю в Екатеринбурге. В наших магазинах натурального шелка практически нет. Такой шёлк не должен мяться и не должен гладиться. Китайцы вообще считают, что шелк лечит людей. И потом эта вещь на всю жизнь, носить её не сносить, ведь ткань натуральная. Например, эта вещь в носке уже несколько лет.

Назиба Назибулловна раскидывает передо мной парэо, слабость многих женщин. В большой, метра полтора, широкий шарф, приятный на ощупь, — что называется, к телу, — так и хочется завернуться. И расцветка, женственная, гармоничная, с удачно вписавшимися китайскими иероглифами, интригует. Кстати, фраза, помещенная на парэо, взята, по признанию автора, из журнала на китайском языке и связана с солнцем. В общем, иметь подобное украшение своего гардероба просто хочется. Но стоить такая обновка ручной работы – заметьте, в единственном экземпляре, что для любой женщины особенно важно, — будет примерно две с половиной тысячи рублей.

Реклама

Если кисть в руках не держали…

— Покупаю белые ткани или очень светлые, потому что рисунок должен проявиться. На шелке краски, посмотрите, какие прозрачные, переливаются. Принцип известный: на пяльцы натягиваем ткань, переносим на неё составленный заранее эскиз, при помощи резервирующего состава наносим контуры. Это техника гутта. Беленькая полосочка, контур — и есть резервирующий состав, которым прошли весь рисунок. Полоска не дает краске растекаться. Краску мы покупаем. А еще я сама готовлю краски из красителей анилиновых – знаете, раньше такими пользовались. Они не такие безопасные, поэтому с детьми мы с ними не работаем, а сама я использую их, они очень тонко ложатся, не загрубляют ткань. А вот краска на клеевой основе деформирует ткань. Затем работаем кистями, красками, спонжиками, специальными приспособлениями. Есть леечки для горячего воска – это уже другая техника, горячий батик.

Я часто использую смешанные техники в одной работе. А вообще все техники интересные – до последнего момента не знаешь, что получится. Вот, на узелковом батике навязываем-навязываем узлы, а что получится, даже я, зная эту технику, не могу точно сказать, а дети тем более. Даже то, какой плотности вы положили краски, сыграет роль. В этой косыночке, обратите внимание, как лучики идут – так вот здесь такая схема: в центре делается защип и навязываются узелочки. Потом можно погрузить в краску, можно наносить её кисточкой, можно с разными красителями поработать. Вот эти работы делали женщины, которые ни разу даже кисть в руках не держали.

Вообще, впечатляет. На косынках и платках как будто кто краску разлил. Да так удачно, так художественно вышло, что и дилетант поймет: не все просто – рукодельницы технику особую знают, а против умения не поспоришь.

Мокрая технология

— У меня есть необычная работа – постельное белье. Существует техника печати в батике. Я использовала ее, когда готовила подарок своей знакомой. Ткань – однотонная, лен. Именинница была осенняя, и я подобрала соответственную цветовую гамму и с помощью обычных листьев, с дерева, сделала такие оттиски на ткани: наносила на листья краску и отпечатывала. Имениннице очень понравилось, даже не использует – бережет. Эта технология существует исстари. Ко мне она пришла в Таджикистане. Я работала в объединении художественных промыслов «Гулдаст» в творческой лаборатории старшим художником. Там мы готовили различные рисунки, делали платки, национальные украшения. Там я освоила технику батика.

Назиба Назибулловна никогда не останавливалась на достигнутом – постоянно пыталась освоить что-то новое. Это понятно – участь творческого человека. Например, одно из последних её увлечений – техника валяния шерсти, фэлтинг называется. Рассматриваю салфетки: представьте – теплые, шерстяные! Ну, куда такие приспособить? Оказывается, можно под или на чайник. А можно на табурет положить. А уж раскинутое на диване покрывало из валяной шерсти с орнаментом, напоминающим больше аппликацию, станет украшением любой гостиной. И наверное, любимым местом всех её жильцов.

— Это овечья шерсть. Я ее тоже покупаю в Екатеринбурге. К нам ее не привозят, считают, что никто не купит. А там прямо в пасмах продается. Валять – это мокрая технология. Она предполагает, используя мыльный раствор, наминать, натирать полотно, которое мы валяем. Ничего не красим, потому что сразу покупаем цветную шерсть. На шерстяную основу накладываем вырезанные из вспомогательных материалов цветочки, горошки, листики – все из валяной шерсти. Можно тесьму добавить в узор. Подшиваем это все. Всё покрываем пупырчатой плёночкой и водим по ней теплым мыльным раствором. Таким образом волоски сцепляются друг с другом. Потом свою работу прополаскиваем и сушим.

За три часа можно сделать небольшое изделие.

Вместо семейного обеда

Увлечение рукоделием у моей собеседницы с детства: её мама и рисовала, и вышивала. Некоторые из родительских работ Назиба Назибулловна до сих пор хранит в доме – рядом со своими работами. «Дома склад”, – то ли сетует, то ли смущается она. Но ничего не выбрасывает: пригодится. Можно на стенку для красоты повесить. Можно ученикам в качестве наглядного учебного пособия представить. А можно и на прилавок выставить. А почему нет? Например, в этом году на ежегодном празднике Сабантуя сувениры ручной работы пользовались большим спросом.

— На полторы тысячи всякой мелочи ушло, — говорит рукодельница и как будто удивляется этому.

И напрасно удивляется. Ведь за своё мастерство призовые места в конкурсах занимала.

— В 2005 году в области третье место заняла в конкурсе, посвященном Дню матери. А в прошлом году здесь, в районе, — первое место. В этом году пригласили меня уже в жюри на районный тур. Планов и идей много. Есть мечта – заниматься творчеством. Но педагогу заниматься этим некогда. То, что у меня есть, — это ночной труд, по выходным, когда я семью лишаю обеда, внимания своего. Мне нравится работать с детьми, они увлечены. Но чтобы заниматься своим творчеством, это надо не работать.

И это большая удача для буланашских ребят, что в БДДТ работает педагог Матанцева. Жаль, поселок от города далековато: с удовольствием водила бы на занятия Назибы Назибулловны свою дочь. Да и самой, подумалось, захочется навестить ее мастерскую как-нибудь ещё, чтобы снова полюбоваться её работами. А пока – в магазин, за рукоделием для девочек. Помнится, видела в витрине красочную коробочку с заготовками из валяной шерсти: куплю своей подрастающей мастерице. Может, из неё вырастет рукодельница…

Реклама
Любовь Шмурыгина