Архив
24 ноября 2010 в 12:17

Страница судьбы

Однажды люди встречают свою половинку, влюбляются и создают семью. Рождаются дети, конечно, желанные и любимые, появляются общие заботы, радости и одно общее желание – сохранить счастье. Но каждый понимает и видит его по-своему, поэтому нередко один пытается навязать другому собственное понимание любви. И если не находится компромиссов, люди расстаются. А дети порой становятся разменной монетой в будущей борьбе взрослых.

В конце лета этого года на вокзале станции Егоршино патрульный милиционер заметил мальчика; он не хулиганил, не попрошайничал – он просто там был. На вопрос, что он здесь делает один, без родителей, ребёнок ответил: я еду домой. И тут, шаг за шагом, выяснилось: 11-летний Миша – из другого города, до которого несколько часов пути, у него есть деньги на билет, а к нам, в Артёмовский, его привёз папа. И когда сотрудник транспортной милиции поинтересовался отцом, мальчик буквально взвыл: «Не отдавайте меня папе!»

Через несколько минут они – мальчик, рыдая, милиционер, его успокаивая – зашли в кабинет к инспектору по делам несовершеннолетних линейного отделения милиции, где Миша и рассказал почти невероятную историю… собственного похищения.

Владимир и Елена – родители Миши – расстались нынешней весной. Разводу предшествовали скандалы мужа, которые он начал закатывать из ревности. Доходило до абсурда: мало того, что не пускал жену на работу (она была кондуктором), так прибегал и выталкивал Елену прямо из автобуса, обзывая при всех гулящей.
В конце концов, Елена подала на развод, после чего Владимир, сильно обидевшись, выгнал её из дома вместе с Мишей. Елена с сыном перебрались жить к старшей сестре, Мишиной тёте, проживающей неподалёку со своей мамой. Сам же Владимир уехал на Буланаш, где стал снимать жильё.

Реклама

Как-то летом он приехал в гости: отец с сыном гуляли по городу, ели мороженое.

— Потом у меня горло заболело, — пожаловался Миша инспектору Г.М. Валиевой. – Придумал мне ещё мороженое давать!

На следующий день папа предложил сходить искупаться. Мальчик не хотел, да и бабушка возражала. Но тут дочка Мишиной тёти тоже попросилась на речку, и бабушка разрешила – раз все вместе. Когда дети накупались, Владимир позвонил знакомому, который и подъехал на реку на машине. Не доезжая до дома, машина остановилась, и Мишин папа попросил девочку выйти. Как только за ней захлопнулась дверь, автомобиль помчался на вокзал. Отец посадил сына в поезд, и они приехали в буланашскую квартиру Владимира.

— Он не может тебя украсть, ведь он – твой папа! – высказала сомнение Гульнара Мансуровна. – Наверное, он тебя пригласил в гости?

— Нет, папа меня украл, потому что никому ничего не сказал, — объяснил мальчик. — Он хочет, чтобы мама вернулась, а мы возвращаться не хотим…

Вечером Владимир позвонил бывшей супруге: «Если хочешь увидеть сына, возвращайся ко мне».

Номер телефона мамы Миша не знал – он сменился, а вот телефон тёти назвал без запинки. Позвонили тёте – вне зоны. Позвонили в школу, где учился Миша, там подтвердили: такой мальчик есть, действительно, проживает у тёти, так как родители в разводе. Пообещали связаться с тётей и сказать, что её племянник в городе Артёмовском, в отделении транспортной милиции. В школе также сообщили, как связаться с Еленой, уехавшей работать в другой район.

«Ваш ребёнок здесь, и передать могу его только вам, — сказала по телефону инспектор Валиева. — Но если в течение трёх часов не приедете, я буду вынуждена отдать его в реабилитационный центр, откуда его можно будет забрать только после разрешения отдела опеки и попечительства. Но я могу отдать его отцу…»

— Только не ему! Я приеду…
В это время позвонила Мишина тётя:
— Я немедленно выезжаю, только не отдавайте ребёнка отцу!

Затем Миша рассказал историю побега.
За неделю, что он «гостил» в Артёмовском районе, мысль сбежать домой не покидала мальчика ни на день. И сегодня, когда утром Владимир ушёл на работу, его 11-летний сын покинул квартиру в посёлке Буланаш.
— Я взял ключи у папы, а он не заметил, потому что спешил на работу – проспал, — рассказал Миша. – Теперь мы с мамой сможем попасть в наш дом и забрать свои вещи…

Что касается вещей, здесь другой детектив: поскольку Владимир выгнал Елену из дома, соответственно, запер его на ключ, и маме с сыном, чтобы забрать личные вещи, пришлось проникать в дом через форточку. Позже Владимир подал заявление в милицию, что его обокрала разведённая супруга с ребёнком, однако больше в милиции не появлялся.

Теперь предстояло выяснить местонахождение квартиры на Буланаше, однако ни улицу, ни дом мальчик назвать не смог: «Не знаю, где-то там… у остановки…» А на предложение поехать и показать, ответил: «Я не знаю, как заезжать…»
В общем, стало ясно, что Миша просто не хотел, чтобы сотрудники милиции нашли папину квартиру.

Реклама

— Ты кушать хочешь?
— Да, дома я покушать не успел.
— Пойдёшь в кафе?
— Пойду, но только с вами, чтобы меня папа не забрал — вдруг он пришёл на обед, увидел, что меня нет, и пошёл искать.

Позже выяснилось, что Мишу папа однажды разыскивал: в тот день, когда они приехали на Буланаш, ребёнок ночью убежал из дома. Владимир приходил на пост милиции около 12 часов ночи и сказал, что его сын, взяв сотовый телефон, пропал. Тогда мальчика благополучно отыскали, но прошла неделя – и новый побег.

— Вы не волнуйтесь, — сказал Миша, — У меня деньги есть – сто рублей. Папа после покупок складывал в стеклянную банку сдачу, я взял оттуда на билеты, и мы можем сходить в кафе.

Время шло, Буланашский центр уже предупредили о приезде мальчика, приготовили документы, на улице ждала машина. И за 15 минут до отъезда на такси примчалась Мишина тётя, почти одновременно, из другого города, приехала его мама. После взаимных объятий и слёз женщины подтвердили, что Владимир неоднократно заявлял: если Елена к нему не вернётся, он сына заберёт.

— Я буду маму защищать от папы, — заявил Миша, а потом поделился с мамой новостью:
— Я забрал у папы ключ от нашего дома – теперь мы сможем туда зайти!
И они втроём отправились домой.

В тот же день, после обеда, в Буланашский ПОМ обратился мужчина с заявлением о пропаже ребёнка. Его успокоили: всё в порядке, ребёнок с мамой. На что тот возмутился: в семье всё ужасно, надо принимать меры, я поеду к ним. Позже инспектор Г.М. Валиева звонила Елене – Владимир у них больше не появлялся.

— Работая в инспекции, встречаешься со многими детскими судьбами, и чаще всего, какое-то неблагополучие у ребёнка выявляется по вине родителей, — говорит Гульнара Мансуровна. – Вообще каждый ребёнок — это страница жизни, и, листая эти страницы, прочитываешь целую книгу детских судеб. Знаете, в ожидании приезда мамы и тёти Миша захотел порисовать, и свои рисунки он оставил нам.

Позже Мишины рисунки посмотрела психолог 56-й школы Т.А. Некрасова: «Мальчик абсолютно адекватен, только прослеживается встревоженность и нехватка внимания; у ребёнка стресс, потому что родители не могут определиться, как им жить».

Андрей Лавренюк