Архив
15 июня 2011 в 12:42

Ура кричали только сдуру

Уже 70 лет прошло с того дня, как началась Великая Отечественная война. 22 июня 1941 года стало историей. Но до сих пор кровоточащей историей. Как встречали это страшное известие люди? Какова была реакция на слово «война»?

Например, маршал Г.К. Жуков? Но в известных на весь мир его «Воспоминаниях и размышлениях» об этом на удивление мало. Автор вспоминает только о том, каким растерянным выглядел Сталин. А сам он, начальник Генерального штаба Красной Армии? О себе — ни слова, только о растерянном вожде. Завидная реакция человека, который обладал самой полной и самой оперативной информацией о ситуации на границах, о состоянии войск вероятного противника. Он не видит, не чувствует за собой никакой вины, что прошляпил, — он же за два часа до начала войны направил в войска директиву, где предписывалось начать боевое развёртывание воинских частей. И всё.

Наш город, если судить по книге краеведов А.И. Брылина и П.Т. Коверды «Артёмовский», «проснулся по воскресному режиму, когда некуда спешить и впереди уйма свободного времени. Уже прогремели на далёких заставах первые выстрелы. Уже гусеницы фашистских танков рвали землю приграничных полей, а здесь, на Урале, ещё царила во всём мирная безмятежность выходного дня. Сугубо мирным было и содержание печатающейся в типографии газеты «Егоршинский рабочий». В номере сообщалось о награждении наркомом 44 егоршинских железнодорожников, был помещён отчёт с районного партийного актива. Ничего тревожащего не содержали и заголовки статей: «Снизить себестоимость угля», «По-хозяйски готовиться к уборочной кампании».

Но тревога, ожидание практически неизбежной войны жили в людях, как говорится, буквально висели в воздухе. Об этом написаны тысячи страниц в сотнях книг, документальных и художественных. И, судя по этим свидетельствам, абсолютное большинство людей восприняло начало войны как беду. Пересмотрев дома многие из любимых книг, я ещё раз убедился в этом.

Реклама

Лишь в «Повторении пройденного» Сергея Баруздина я нашёл эпизод, где 15-летний мальчишка, услышав о начале войны, закричал «Ура». Он, конечно, воспринял это как возможность совершать подвиги, бороться с врагом, о войне с которым все последние годы говорили как едва ли не о последней схватке добра со злом. Но скоро, сразу же, глядя на окружающих людей, понял, что сделал это необдуманно, сдуру. Что ж, чисто мальчишеская реакция. Наверное, было и такое.

А вот наиболее верно, пожалуй, описал первую реакцию на известие о начале войны коллега, собкор «Комсомольской правды», рассказавший об этом на семинаре лет 20 назад. Он готовил материал к такой же дате и задал вопрос ветерану, старому солдату. «Как отреагировали? — переспросил пожилой человек. — Известно как: бабы заплакали, мужики — заматерились». Народу ведь не надо искать оправдания своей вины, не надо искать возможности совершить подвиг, потому что вся тяжесть этой войны, все испытания лягут на его плечи. И как ни пытайся официальная пропаганда показать патриотический порыв, первая реакция нормального человека — беспокойство о собственной жизни, о своих близких, а только потом, после осознания масштаба трагедии, — обо всём и обо всех остальных.

Анатолий Корелин