Архив
16 декабря 2011 в 11:56

Только пальчиком грозить

На днях знакомая, отдыхавшая пару лет назад в Турции, рассказала один любопытный факт из турецкого правосудия: 10-летний мальчик, укравший восемь долларов, был приговорён к десяти годам лишения свободы.

У нас, конечно, такого произойти не может — в России к несовершеннолетним преступникам отношение очень гуманное. И подростки, осознавая свою безнаказанность, и крадут, и грабят, и избивают людей. (Мы не говорим о недавнем беспричинном избиении мужчины, который от полученных повреждений скончался в ЦРБ, — это циничное преступление, которое уже раскрыто, выходит за все рамки человечности).

Здесь мы хотим рассказать о двух уголовных делах, которые в настоящее время уже переданы в Артёмовский горсуд, в декабре ожидается их рассмотрение. В обеих ситуациях гуманность нашего правосудия налицо.

В октябре этого года трое подростков, решив «подзаработать», забрались на киоск и начали снимать с крыши алюминиевые листы. Происходило это на не слишком людной улице Станционной, киоск, стоявший возле дома, давно не работал, поэтому ребята пошли на преступление среди бела дня. В это время по дороге на машине проезжал молодой человек — знакомый хозяев дома, он и позвонил сыну хозяйки этого киоска. Женщина с сыном приехали и застали всю малолетнюю компанию на месте преступления. Попросили номер телефона родителей, один мальчик, самый старший, дал телефон своего отца. И когда папаша подростка в ответ на справедливую претензию только оскорбил женщину, она решила обратиться в полицию.

Реклама

Ребят задержали. Одному подростку — 15 лет, двое других ещё не достигли возраста уголовной ответственности. Тем не менее, 20 декабря будет суд, малолетние преступники обвиняются в краже по предварительному сговору: п.«а» ч.2 ст.158 УК РФ, наказание — до 5 лет лишения свободы. Но их, конечно, никакой суд в колонию не отправит: уголовное преследование прекратят, суд, скорее всего, применит либо условное наказание, либо воспитательные меры. Потому что несовершеннолетних у нас не арестовывают. А они этим пользуются. Полицейские им могут только пальчиком грозить…

— Один из подростков никогда не учился в школе, не знает ни одной буквы, у него даже нет свидетельства о рождении, — рассказывает капитан юстиции Лариса Макарина. — Его мама — женщина цыганской национальности — лишь в 2010 году оформила документы на себя, что уж говорить о сыне. Семья эта многодетная, женщина недавно вновь вышла замуж, уехала в Сухой Лог, и воспитанием внука занимается бабушка. Сама мама знает только несколько букв — хватает расписаться в документах. Бабушка хотела бы отдать мальчика в школу, но необходимо восстановить документы.

Такими детьми надо заниматься опеке, и вообще к проблемным семьям следует подходить более серьёзно, уверена следователь Макарина. Сейчас она написала представление в опеку и комиссию по делам несовершеннолетних, чтобы именно на эту семью обратили внимание. Ответ должны дать в течение месяца.

Второе преступление, совершённое 20-летними молодыми людьми, отношения к гуманному подходу наказания подростков не имеет. Но это — на первый взгляд, потому что изначально «стимул» к нему был заложен, видимо, тем же гуманизмом.

Августовским вечером в гости к молодой женщине пришли друзья. (Сама она сидит дома по уходу за маленьким ребёнком, муж работает вахтовым методом.) Посидели, выпили, гости ушли. И тут женщине понадобилось в магазин — за сигаретами. Она уложила дочку спать и в два часа ночи отправилась в «ночник» — на улицу Победы в посёлке Буланаш. Так вышло, что молодая мама познакомилась с двумя молодыми парнями, попили пива, потом все пришли к ней в дом, где снова выпили…

Проснувшись спустя несколько часов, хозяйка, не найдя двух сотовых телефонов и ноутбука, обратилась в полицию. Установить престуников труда не составило, тем более что они звонили с краденого телефона. Ночных визитёров Д. и Н. в итоге задержали, они вроде бы осознали, раскаялись, телефоны вернули, за ноутбук возместили ущерб. Оба молодых человека учатся: один — в колледже на Буланаше, другой — в Екатеринбурге. Так вот второй уже был несколько раз судим — за разбои, грабежи, то есть он рецидивист. Однако по нашему гуманному законодательству тяжкие преступления, совершённые в несовершеннолетнем возрасте, рецидивом не считаются. Поэтому получается, что бывалый преступник юридически перед законом чист.

— Меня в этой ситуации удивляет мама, — продолжает Лариса Макарина. — Оставила ребёнка одного и ушла, а он ведь мог встать и что угодно на себя опрокинуть… Я также написала представление в комиссию по делам несовершеннолетних, чтоб молодую женщину вызвали для беседы.

Андрей Лавренюк