Архив
25 января 2012 в 8:45

«Беременные — это балласт» Не ходите, девки, замуж — если работаете в «СК-Промавто»

Это предприятие, если кто не знает, находится на территории Егоршинского радиозавода, занимается изготовлением автомобильных деталей. В нашу газету обратилась работница «СК-Промавто» Наталья Николаевна Цицер и рассказала о той практике, которая здесь проводится в отношении молодых женщин, решивших рожать.

Десять дней назад

«На «СК-Промавто» я работала полтора года, и всё было нормально. Пока не решила родить ребёнка. Работала до октября в цехе (в декрет ещё не вышла), затем меня перевели в отдел кадров — на лёгкий труд по беременности. С 15 декабря ушла на больничный — простудилась. Меня выписали 31-го, предварительно позвонила начальству по поводу работы, мне ответили, мол, ничего не знаем. Я вышла 10 января.

— Меня уволят? — спрашиваю.

— Ну, ты же понимаешь…

Реклама

В обшем, меня уволили. Нас тут каждый год 31 декабря увольняют, а 3 января принимают на работу снова — мы заключаем срочные трудовые договоры. А всех, кто не нужен, назад не берут, с ними договоры не заключают. Меня не приняли, и я такая не одна — выбрасывают тех женщин, кто забеременел. Многие просто не успевают встать на биржу, и где они будут получать декретные — никого не волнует. Я вот специально зарабатывала средний, чтобы получить приличные родовые. Мне выплатят максимум за три недели, потом просто буду стоять в центре занятости, чтобы не потерять стаж.

Мне до декрета осталось пять недель, конечно, им нет смысла брать меня на работу. Они вообще сказали, что беременные — это балласт. Хотя, когда я забеременела, мне обещали, что всё будет в порядке, меня не уволят. Получается, люди работают и не имеют никаких гарантий. Можно что угодно творить? Кстати, если не вовремя откроешь рот — и зарплата задерживается, и суммы уменьшаются, ещё и побегать за деньгами придётся. Женщин элементарно ставят перед выбором: работать или рожать. А где же законодательство?»

Буква закона

Разговор этот происходил в воскресенье 15 января. А уже в понедельник, 16-го, мы обратились к Артёмовскому городскому прокурору Сидоруку. Вот что сказал Алексей Юрьевич:

— Срочный трудовой договор заключается, если работник принимается на работу: на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, на время выполнения временных (до двух месяцев) или сезонных работ и т.д. Если по истечении срока работодатель уведомляет работника заблаговременно, за три дня, что такого-то числа срок договора истекает, то трудовые отношения считаются расторгнутыми. Если работник не был предупреждён, то трудовый договор становится не временным, а постоянным.

Что касается ситуации, когда срок трудового договора истекает в период беременности, то при представлении беременной работницей медицинской справки, подтверждающей её состояние, работодатель обязан по её письменному заявлению продлить срок действия трудового договора до окончания беременности.

У нас имеется судебная практика, когда временные трудовые отношения через суд признавались постоянными. А вообще надо смотреть, что прописано в договоре, разбираться в конкретном случае. Этой женщине можно обратиться к нам в прокуратуру, и, если будут установлены нарушения, мы примем соответствующие меры.

Что написано пером…

После этого мы позвонили Наталье Николаевне и объяснили её права и обязанности работодателя в данной ситуации. И будущая мама, вооружённая знаниями закона, прямиком отправилась на своё предприятие. Когда она разъяснила пункты Трудового кодекса работникам отдела кадров (о которых они наверняка знали) и упомянула прокуратуру (что, видимо, для них явилось неожиданностью), ей сразу же предложили успокоиться и уладить дело миром.

— Я взяла справку о текущем сроке беременности, пришла и написала заявление, мол, прошу принять меня на работу, так как моё увольнение было незаконным — в соответствии со статьёй Трудового кодекса, — говорит Наталья Николаевна. — Ой, говорят, конечно, произошло досадное недоразумение: мы возьмём вас обратно, продлим договор до окончания беременности. А в качестве моральной компенсации предлагаем вам посидеть дома, но мы оплатим потерянное время — с 31 декабря 2011 года вплоть до 30 недель, проставим рабочие смены.

С одной стороны, вроде бы всё закончилось хорошо и замечательно, дело действительно уладили миром. Но когда Наталья Николаевна заявила, что всё-таки хотела бы выйти на работу, ей ответили: «Нет, нет, сидите дома, тем более у нас тут холодно… В общем, вы не переживайте, мы сами всё сделаем».

— Знаете, я не была уверена, что мне проставят «восьмёрки» — договорённость устная, трудовую книжку назад не взяли. И мне уже перестало казаться всё таким радужным. И какая прекрасная возможность, если я не буду выходить на работу, уволить меня за прогулы. В общем, я предупредила, что собираюсь обратиться в прокуратуру.

Срок для принятия решения руководством «СК-Промавто» по заявлению Н. Цицер о продлении срочного трудового договора истекал 24 января. То есть в этот день её должны были ознакомить с приказом.

С Натальей Николаевной мы созвонились во второй половине дня: трудовую книжку у неё взяли, уже выдали пропуск — она выходит на работу.

Реклама

От себя добавим, что в заключении срочного трудового договора, конечно же, наиболее заинтересован работодатель — ведь у него появляется еще одна законная причина, чтобы расстаться с неугодным сотрудником. Повторим — законная, а вот за нарушение трудового законодательства предусмотрена ответственность по ст.5.27 КоАП РФ.

Андрей Лавренюк