Архив
27 апреля 2012 в 9:54

Свобода плюнуть в свободу

По стране снова идёт волна, которую на этот раз подняли участницы панк-группы «Pussy Riot». Они, в общем-то, пытались привлечь к себе внимание и ранее — и не однажды. Среди акций, что вошли в «анналы» их личной истории, — пляски и песни на Лобном месте на Красной площади и демонстрация группового полового акта в Зоологическом музее столицы (прямо на глазах посетителей — родителей с детьми).

Оба «спектакля», понятно, были представлены как политические, общественные, весьма полезные для развития современного общества, имеющие некую художественную ценность. Впрочем, эти весьма шокирующие обычную публику действа всенародной славы их участницам всё же не принесли.

Чего не скажешь о том представлении, которое было устроено в феврале.

21 февраля пять представительниц «Pussy Riot» провели в храме Христа Спасителя «панк-молебен» «Богородица, Путина прогони». Они надели маски, вбежали на солею и амвон, вход на которые категорически запрещен, подошли к алтарю, включили звукоусиливающую аппаратуру и стали выкрикивать текст песни. Снятый на видео «молебен» затем выложили в Интернет.

Реклама

Через несколько дней на них было заведено уголовное дело по статье «Хулиганство».

Три участницы группы: Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич — были арестованы. 19 апреля Таганский суд Москвы продлил пребывание под стражей всем трём задержанным — до 24 июня.

22 апреля по инициативе Высшего церковного совета Русской православной церковью во всех её епархиях было проведено молитвенное стояние “в защиту веры, поруганных святынь, Церкви и ее доброго имени». Поддержать церковь только к Храму Христа Спасителя пришли 65 тысяч человек.

В то же время по стране прошли и пикеты, а в Эстонии даже концерт в поддержку арестованных участниц панк-группы. Российское отделение международной правозащитной организации Amnesty International признало девушек из «Pussy Riot» узницами совести, призвав их срочно освободить, поскольку право на свободу выражения мнений закреплено в международном праве.

Ну вот, собственно, и вся фабула, отразившая историю противостояния.

Остаётся добавить, что теперь все, кто знаком с этими событиями, разделились на два лагеря — защитников церкви и защитников «Pussy Riot».

Интернет неистовствует.

А я думаю вот о чём.

Никакой симпатии у меня девицы из панк-группы с плохо переводимым названием (известный ведущий и энциклопедист Юрий Вяземский сказал, что самый близкий к оригиналу перевод — слово «прошмондовки») не вызывают. И ни при чём тут церковь — у меня тоже, например, совсем не простое отношение к РПЦ. При чём — отношение к святыням. Какими бы они ни были — православными, государственными, принадлежащими целой категории людей, отдельному народу или одному, конкретному человеку — они должны всё же оставаться неприкасаемыми. Думается мне, именно их присутствие удерживает человечество от хаоса.

Расценить канкан на амвоне храма как акт проявления свободы самовыражения у меня никак не получается. Я считаю: свобода делать, что хочешь, живёт где-то в джунглях или на необитаемом острове. Да и вообще свобода — явление в реальной жизни несуществующее. Иногда мне кажется: чем больше в нас свободы, тем меньше признаков гомо сапиенс.

Да, вот что ещё странно: чего ж свободные люди, которые пришли о своей свободе заявить, лица закрыли масками? Побоялись, что православные их порвут на кусочки? Ну, наверное, был в этом смысл. Потому что прихожане, между прочим, тоже пришли в храм за свободой — свободой выражения религиозных чувств, но она-то как раз и была попрана плясками на амвоне.

Да не из этого ли в мире рождаются войны — из плевка в свободу своего соседа?

Реклама

Граждане из дальнего зарубежья считают, что панк-молебен это ох какая акция против Путина. Да разве? По-моему, в итоге как раз сложилась ситуация, которая подарит избранному президенту ещё сто очков и тысячу процентов «за». Потому что часть православных точно отколется, например, от того же блогера Навального, взявшего в руки плакат в защиту «Pussy Riot». От поэта Дмитрия Быкова, увидевшего в одной из «пусь» будущего министра культуры. Круто. Особенно если вспомнить секс-шоу претенденток в министры культуры в Зоологическом музее. Ничё себе, каким забавным видит наше будущее писатель Быков…

Теперь о церкви. Наверное, я тоже могла бы принять участие в том всероссийском молитвенном стоянии, которое произошло в минувшее воскресенье, хотя ходить по акциям и митингам — не моё. Но могла бы и сходить, как, впрочем, не отказалась бы принять участие и в защите любых других святынь. И вот на этом перекрёстке, боюсь, наши взгляды с руководством РПЦ всё же расходятся.

Имею в виду вот что. Если бы развесёлая панк-группа устроила подобное действо, например, в Мавзолее, официальная церковь осудила бы такой акт? Сомневаюсь что-то. Хотя для части российского народа (и не маленькой) это место тоже свято. А глумление над могилами погибших воинов, а поездка на джипе по Могиле неизвестного солдата прямо в Александровском саду? Была ли какая-то реакция со стороны церкви на эти кощунственные действия? Не припоминаю. А ведь это — та самая лакмусовая бумажка…

Наказывать ли «пусь» (сегодня им светит семь лет за «хулиганку»)? Не знаю. Лучше бы, конечно, отпустить и забыть: для этих девиц отсутствие внимания, как для любых представителей шоу-бизнеса (а кто ж они ещё?), любых пиарщиц — самое страшное наказание. Только ведь забыть не дадут — Интернет, а также ТВ, а также печатные СМИ не позволят, похоже, двум мирам разойтись миром. И вот ведь как получилось: теперь девчонки, осквернившие храм, сами претендуют на победу в номинации «икона», они за собой уже столько молодёжи потащили… Группа молодых людей, демонстрируя свою поддержку и свои обнажённые тела, даже залезла в фонтан ГУМа… Да что там! Девчонки-четвероклашки в Интернете уже бойко шпарят стихи, посвящённые своим новым кумирам…

Хотя — что я о наказании? Наказание должно быть адекватным. И всё. Не мягким, не жёстким — адекватным и соответствующим закону. Церковь уже высказала своё отношение к тому, что произошло. Адвокаты «Pussy Riot» тоже. Теперь свою позицию должно обозначить государство.

А также каждый из нас. Святого пусть немного, но в нашей жизни ещё осталось. Глумиться всяческим «пусям» пока ещё есть над чем…

Ирина Кожевина