Архив
11 мая 2012 в 9:41

Что решали депутаты в годы войны?

Что мы знали о Великой Отечественной войне, кроме великих сражений, имён героев? Главные знания основываются на книгах и фильмах о том времени. А в них, особенно в художественном кино, всё, что связано с властью, окрашивается в фильмах советского периода в пафосные тона, в современных — чаще в карикатурные.

Как же работала власть на местах — интересно проследить по протоколам заседаний исполкома райсовета, сессий Егоршинского Совета депутатов трудящихся, которые хранятся в архивах нашего города.

Вот они передо мной, папки с подлинными документами тех лет.

Первая сессия Егоршинского райсовета военного времени, 11-я с начала 1941-го года, состоялась 4 августа. Депутатов на ней присутствовало 17, председателей сельских Советов — 9, приглашённых — 16 человек. Председателем был член райисполкома Степан Макарович Акишев, секретарём — Александра Ивановна Юдина. В повестке дня — вполне «мирные» вопросы: о выполнении бюджета за I полугодие по Егоршинскому району; о состоянии работы местной промышленности за I полугодие.

Реклама

Я несколько раз прочитал протокол заседания и не увидел ни слова пафоса. Главная тема обсуждения — наполнение и расходование местного бюджета. Председателей Раскатихинского и Сарафановского Советов критикуют за затяжку открытия детских яслей. И только в выступлении Редькина (инициалов тогда не ставили), руководителя подсобного хозяйства районной больницы, впервые звучат слова «обстановка военного времени».

А вот в решении оргвопросов это прослеживается чётче: председатель Райплана Главатских, член исполкома Плеханов, председатель бюджетной комиссии Ольков освобождены от своих обязанностей в связи с призывом в РККА (Рабоче-Крестьянская Красная Армия). На их место избраны новые люди.

Следующая сессия — 1 сентября. Главный вопрос повестки — об уборке урожая: район был по преимуществу сельскохозяйственным. В решении фигурируют такие формулировки, как «преступно медленно идёт сдача сельхозпродуктов государству», «представители отдельных сельсоветов… потеряли чувство государственной ответственности за своевременное выполнение плана уборки урожая и августовского плана хлебопоставок». Но, думается, они были обычны и для предвоенных лет. От директора МТС Упорова и председателей колхозов требуют в суточный срок выполнить план посева озимых культур. И это, конечно, заведомо невыполнимо.

Сессия 25 октября 1941 года. Хлеб в колхозах района ещё не убран — сказывается отвлечение людей и техники. Однако принимаются уже и суровые меры: решением Облисполкома отстранён от работы председатель райисполкома Ильиных. Интересно, какова его судьба?

А вот решения райисполкома более конкретно отражают реалии военного времени. Вот, например, решение №1080 от 16 сентября. Приводим выдержку: «В целях экономии охотприпасов и улучшения качества пушнины обеспечить максимальное внедрение безружейного промысла (капканы, петли и т.д.) пушного зверя, а также применение охотниками-договорщиками массовых способов добычи боровой дичи (шатры, обмёты, плашки)… Учитывая недостаток охотников-промысловиков в связи с уходом в РККА, обеспечить широкое привлечение на промысел стариков, женщин, подростков…» Из этого можно сделать вывод, что в районе был развит пушной охотничий промысел, добыча мяса боровой дичи. И вопрос этот обсуждался как далеко не второстепенный.

Или 18 ноября. Вопрос о сборе тёплых вещей для бойцов Красной Армии. Председатель райсовета М.Н. Пирогов гневно говорит о бесконтрольности акции: «случается, вместо тёплых вещей сдают барахло».

А уже через неделю, 25 ноября 1941 года, в повестке заседания вопрос: «О состоянии и улучшении материального положения эвакуированных семей начальствующего состава РККА». Оказывается, в Покровском, Трифоновском сельсоветах «имеются случаи несерьёзного подхода к семьям эвакуированных… не обеспечивают своевременно дровами, сельхозпродуктами, трудно детям купить молоко…» Решение: в течение 5-дневного срока проверить материальное и бытовое состояние каждой эвакуированной семьи, после чего на собрании вместе с приглашёнными председателями колхозов обсудить ситуацию.

Ну и где тут киношный пафос? Где карикатурность ситуации? Приведу ещё несколько интересных моментов из протоколов заседаний Егоршинского райисполкома.

9 октября 1944 года. Вопросы: об освобождении заместителя председателя исполкома райсовета по местной промышленности тов. Жиприса Ивана Ивановича от занимаемой должности в связи с отъездом его в распоряжение ЦК КП(б) Литвы; о ходе призыва молодёжи в школы ФЗО: «довести разнарядку до каждого сельского Совета». Это говорит о том, что у деревенских ребят появилась возможность вырваться из крепостной колхозной зависимости путём получения заводской специальности.

Ещё 12 января 1945 года на заседании исполкома рассматривалось заявление учительницы Шогринской начальной школы об оказании помощи в приобретении одежды и обуви. Решение: помочь при первой возможности.

О заготовке срезок верхушек картофеля и расходования картофеля. Так — путём срезки верхушек — заготавливался семенной материал, садить целым клубнем, когда была страшная нужда в продовольствии, было уже непозволительной роскошью.

Нынешний посёлок Березняки люди старшего поколения помнят по названию «Свиноферма» — там было подсобное хозяйство треста «Егоршинуголь». Так вот, на этом заседании исполкома — 12 января — решался вопрос об открытии там начальной школы. Она уже существовала как филиал Бурсунской НСШ, а с этого дня обретала самостоятельность и становилась начальной школой под номером 10.

Реклама

Такие вот решения приходилось принимать местной власти в годы Великой Отечественной войны. Строились и открывались, правда, оборонные предприятия, в том числе АМЗ, ЕРЗ, но документы по ним шли под грифом «Секретно».

Анатолий Корелин