Архив
7 сентября 2012 в 8:50

Шьём кобылу?

«Как вы относитесь к введению этого закона?» — спрашивают у меня. И удивляются, когда я говорю: положительно, но понимаю и тех, кто протестует против введения в нашу жизнь закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Никакого парадокса: закон, на мой взгляд, необходим, но несовершенство его очевидно, а оттого пользоваться им очень сложно.

Однако то возмущение, которое в отношении этого закона сегодня демонстрирует общество, меня слегка обескураживает. Ведь это он только вступил в действие 1 сентября 2012 года, а принят-то был ещё в 2010 году. И что-то не припомню, чтобы на протяжении двух лет вокруг него шли серьёзные баталии. И вдруг… Всё оказалось настолько неожиданным…

Хотя это наш российский менталитет — живём по пословице «Когда ехать, тогда и кобылу шить».

Ну вот, шьём теперь кобылу.

Реклама

Итак, немного о самом законе. Закон адресован прежде всего, конечно, нам: журналистам, издателям, владельцам СМИ, печатных и электронных — всем, кто работает с информацией. Он определяет, что такое «информация, причиняющая вред здоровью и развитию детей» и как должно с ней поступать.

Бесспорный вред здоровью и развитию детей, в соответствии с этим законом, причиняют сведения, оправдывающие насилие, противоправное поведение, отрицающие семейные ценности, побуждающие детей употреблять алкоголь, табак и наркотики, играть в азартные игры, заниматься проституцией, бродяжничеством. Вредит несовершеннолетним также порнография и нецензурная брань.

Есть в законе и другое понятие: это сведения, которые детям, по мнению авторов документа, показаны только с определённого возраста. К ним относится описание антиобщественных действий, аварий, катастроф, способных вызвать «ужас и панику» у детей, демонстрация половых отношений и бранные слова.

Информация для детей шестилетнего возраста, например, может уже включать «эпизодические ненатуралистические изображение или описание физического и (или) психического насилия (за исключением сексуального насилия)», но «при условии торжества добра над злом и выражения сострадания к жертве насилия».

Дети, которым исполнилось двенадцать, могут на экране и в печати встретиться с «эпизодическими ненатуралистическим изображением или описанием половых отношений между мужчиной и женщиной», но «не эксплуатирующими интереса к сексу».

Шестнадцатилетним подросткам не возбраняется слушать «отдельные бранные слова и (или) выражения, не относящиеся к нецензурной брани».

Информация, которая бесспорно наносит вред здоровью и развитию детей, должна быть снабжена маркировкой 18+. Показывать подобные программы по телевидению можно только с 23.00 до 4.00, а газеты и журналы продавать в упаковках, не вынося на обложку анонсы запрещённого содержания.

Что же касается информации, имеющей ограничения по возрасту потребителя, то она также должна быть снабжена соответствующей маркировкой.

Это если очень коротко.

Непривычно, конечно, но что здесь предосудительного? Да слава богу, наконец-то власть продемонстрировала, что она способна хотя бы таким образом думать о детях, о будущем России.

Ситуация-то для страны критическая. Степень разврата и цинизма в обществе достигла такого уровня, что скоро мы дадим фору вырождающейся Римской империи, фильм о которой нам столь упорно крутят по ТВ.

Я понимаю, что разрушенную до основания нравственность едва ли удастся восстановить подобным образом, что это всего лишь попытка заменить законы божьи куцыми правовыми нормами. Но государство пишет свои законы, как правило, как раз для тех людей, что Бога не боятся.

Реклама

И смысл закона в том, чтобы оградить детей от гадости, которая лезет в их детские с экранов и из газет.

Хотя, если честно, после шумихи вокруг «Ну, погоди!» я тоже задумалась о судьбе нашего малыша — ёжика Стёпки, который на страницах «Малявочки» и дерётся, и безобразничает, и даже совершает противоправные поступки — то краску стащит, то стекло разобьёт. Понятно, что эти его действия обсуждаемы и осуждаемы, но кто ж знает, поймёт ли это эксперт.

Вот и в этом тоже дело. Кто судить будет? Где взять столько глубоких, умных экспертов? И поэтому боязно.

Вон, на Первом канале Эрнст подстраховался, поставив маркировку +16 на фильм Бондарчука «Война и мир». Сцены сражений, что ли, несовершеннолетним, в пятнадцатилетнем возрасте изучающим это произведение Толстого, смотреть противопоказано?

И тут же прокололся: передача «Пусть говорят» (вот же где «ужас и паника» сеются по полной программе), отмеченная почему-то ровно тем же шестнадцатилетним плюсом, по-прежнему идёт в самое праймовое время, когда ещё ни один малыш не спит.

Впрочем, стоит эту и подобные передачи (как это и предписано законом) перенести на ночь, проблема будет решена. Ну в большей её части.

А вот что делать с Интернетом, где голая правда жизни может ненароком растлить не только любопытных подростков, но и вполне адекватных взрослых? Имею в виду социальные сети, в которых юное поколение проводит дни и ночи напролёт, — новый-то закон касается только Интернет-СМИ?

Я даже не говорю, что пока все печатные СМИ теряются в догадках: как нам чисто технически выполнить закон? Расставить плюсы к каждому материалу?

Ну да Бог с ним, как-нибудь разберёмся.

Лишь бы закон достиг наконец своей цели. А пока в это верится с трудом.

…Шьём кобылу дальше?

Ирина Кожевина