Архив
9 ноября 2012 в 8:22

Что для вас танец, Ольга Сергеевна?

3 ноября Ольга Сергеевна Сокуренко (Ханина) отпраздновала свой юбилейный день рождения. В этот день в «Энергетике» состоялся праздничный концерт, на который пришли желающие поздравить юбиляра. Редакция газеты «Всё будет!» присоединяется к этим поздравлениям.

Можно не обращать внимания на все наши женские заморочки и свободно говорить, сколько ей лет. Всё равно никто не поверит. Вернее — всем всё равно. Сколько бы ей ни исполнилось — всё равно. Так было десять лет назад, так будет десятилетия спустя. Не имеет значения.

Вне времени, вне возраста. И даже потрясающая улыбка, силуэт типа «всем бы женщинам такой, мужчины бы спать перестали» и невозможная энергетика этой хрупкой женщины — нет, даже это не в счёт. Имеет значение только то, что происходит на сцене.

А на сцене бойко прохаживаются малыши — смешные и трогательные в своём старании всё сделать как надо, как Ольга Сергеевна научила. И зал, по крайней мере большинство в зале, уже в десятый или сотый раз смотрит «молодых рекрутов», которые важно вращают вокруг себя своих барышень. И радуется, вспоминая знакомые движения. Сотый раз? Ну и что? Сегодня этот танец — опять другой, новый, отличающийся от прежнего. Но новые юные пары в красных мундирах и пышных платьицах традиционно очаровательны.

Реклама

Вот на сцену врываются гордые хулиганы и бросают свою гордость на алтарь любви, к ногам типичных пай-девочек…

А сейчас — «Разложила девка тряпки на полy. Раскидала карты-крести по yглам…» — взмахнули белые платки под Пелагею.

Тоже знакомо, и тоже — смотришь, не отрываясь.

Есть и то, что и в самом деле исполняется в первый раз. Ну вот, например, «Чарльстон», который танцуют только девчонки, имеет все шансы стать по прошествии времени одним из любимейших номеров.

А этот номер, полагаю, штучный — специально поставлен к юбилею. Ольга Сергеевна танцует с сыном. «Всю жизнь мечтала танцевать танго. Вот вырастила себе партнёра — теперь танцую».

«Энергетик» забит до отказа. Публика в зале органично смешивается с исполнителями. То и дело с разных рядов поднимаются артисты и бегут за кулисы — готовиться к выступлению. Некоторых, особо юных, ведут за руки мамы. Юбилейный концерт, несмотря на деловую суету, движется спокойно, никто не мешает его смотреть, хотя в зале дети, много детей.

«Младёшенька» разрастается, и ей реально малы уже артёмовские сцены. И соблазн вывести на подмостки в каком-то одном номере всю студию сразу — больше сотни человек — уже чреват. Толпе, какой бы пластичной и организованной она ни была, трудно избежать столкновений в небольшом пространстве… Хотя, конечно, хотелось бы увидеть их, маленьких и больших, всех вместе, рядышком.

Мало что понимаю в хореографии. Судить не берусь, наверное, есть и какие-то неточности, ошибки в исполнении — не профессионалы же танцуют, дети. Хорошо, если из этой танцующей сегодня сотни завтра хотя бы один свяжет свою судьбу с танцем.

Но танец — не набор элементов.

Для ребят из «Младёшеньки» это нерв, драйв, полёт наконец. Ощущение вдохновения. И именно этот багаж, а не коллекция сложных па войдёт с ними в большую жизнь.

Для меня, зрителя, каждому номеру тоже есть своя оценка — то, как душа рванулась навстречу, насколько тебе хочется улыбаться или плакать просто оттого, что танцуют именно так.

А для неё? Что для неё танец? И что для неё вот эта встреча с нами — в полёте, где-то там, высоко над сценой?

Реклама

Что для вас танец, Ольга Сергеевна? Можете не отвечать. Понятно и так.

С днём рождения! И — полётов! 

Ирина Кожевина