Архив
23 ноября 2012 в 8:42

Приходится жить на развалинах

Жители посёлка Буланаш обратились к нам за помощью: «У нас развалился дом, что нам делать?» Дом признан аварийным и подлежащим сносу, но жильё находится в собственности. Этой проблеме была посвящена отдельная публикация «Когда дом развалился» в №24 «Всё будет!» от 14 июня. Время идёт, но проблема жителей так и не решилась.

В стиле ЖКХ (живите как хотите)

— Представители власти твердят нам о том, что жильё находится в собственности, и мы должны сами решать свои жилищные проблемы, — говорят «кутузовцы».

Дом за прошедшие полгода стал выглядеть ещё более убого — из тридцати квартир остались только шесть, в которых вынуждены жить люди, а по опасным развалинам постоянно бегают дети. Жильцам многострадального дома предлагали временное жильё из маневренного фонда — общежитие и коммунальные квартиры, но они отказались, объяснив свой отказ отсутствием нормальных условий в предоставленном жилье. Хотя некоторые от безысходности всё же согласились и на этот вариант. Оставшиеся обреченно говорят:

— Пусть меня лучше здесь завалит, чем жить на старости в таких условиях.

Реклама

Тем временем собственников вынуждают очередным требованием снести дом. Срок, указанный в документе, уже давно позади — первое сентября 2012 года.

— А где мы должны жить? — отказываются выполнять требование жители. — Снимать жильё — всё равно что остаться без крыши над головой, в любой момент могут выгнать!

Собственники малоимущие встали в очередь на получение квартиры, да только толку от этого мало.

— Время идёт, очередь не двигается, — говорят они.

Но в разрушающемся здании оставаться опасно: по всему дому идут трещины. В пустующих квартирах собираются люди без определённого места жительства — недавно они устроили пожар в одном из свободных помещений.

Казалось, о ненадлежащем наблюдении за домом можно было бы спросить с УК, что время от времени брали дом в управление. Но УК воспользовались проверенной схемой — собрали деньги с жителей и «сделали ноги».

— У нас разные были управляющие компании, но за долгое время только в подъездах белили и подкрашивали немного. Зато за содержание жилья присылали квитанции ещё несколько месяцев, после того как дом уже признали аварийным, — рассказали добросовестные плательщики.

Сейчас у этого дома и вовсе нет управляющей компании. Понятно, аварийный дом брать никто не будет. Спросить не с кого, и виноваты во всех бедах, конечно же, собственники. Ведь надо было контролировать деятельность управляющих компаний…

Главная проблема — собственность

Законодательство нынче и в самом деле таково, что, оказывается, именно жители должны следить за нерадивыми соседями и, что ещё более удивительно, именно они могут поспособствовать выселению таких соседей, потому что муниципалитет, если квартира у вашего соседа в собственности, ничего сделать не может.

— Изъять её нельзя. У нас нет полномочий выселять, а жители могут обращаться с жалобами в различные инстанции, — пояснил заместитель главы администрации по городскому хозяйству и строительству Александр Иванович Миронов.

Это для «кутузовцев», где в основном проживают пожилые люди, неприемлемо. Да и не только для них — большинство из нас не столь продвинуто в знании нормативных и законодательных актов, да и в судебные тяжбы предпочитает не вмешиваться.

Глава поселка Буланаш Виктор Юрьев, правда, в одном из разговоров обмолвился, что «неоднократно передавали списки пустующих квартир в комитет по управлению имуществом, пока результатов нет. Хотя есть схема, по которой в судебном порядке эти квартиры должны перейти в муниципалитет и подлежать дальнейшему перераспределению».

Реклама

Значит, можно не перекладывать всю ответственность на плечи жильцов многострадального дома? Вот только никто не торопится заниматься отчуждением выморочного жилья.

Действуем по закону

И где же выход из ситуации?

Жители могут обратиться в органы жилищной инспекции, которая осуществляет контроль за использованием и сохранностью жилищного фонда, техническим состоянием общего имущества, соблюдением правил пользования жилыми помещениями. Отдел контроля по Восточному управленческому округу находится по адресу: 623850, Свердловская область, г. Ирбит, улица Советская, дом 100; телефон (34355) 4-54-34.

Можно обратиться с заявлением в суд.

Ну, а в случае признания дома аварийным и подлежащим сносу законом определено два решения этой проблемы: предоставление жителям другого равноценного жилья или выкуп квартир у собственников.

Правда, предоставление другого жилого помещения с зачетом его стоимости в выкупную цену возможно только по взаимному соглашению сторон, то есть собственнику могут, но не обязаны предоставить другое жилое помещение.

В случае выкупа квартиры у собственников необходимо пройти все официальные процедуры, а это занимает немало времени и требует значительных трат денег, что, в общем-то, тоже очень затруднительно для малообеспеченных граждан.

Жители дома по улице Кутузова, 26, сделали всё, как положено. Сроки сноса дома установили государственные исполнительные органы на основании заключения межведомственной комиссии. Как разъясняет нам «Жилищный кодекс», сроки эти должны быть разумными. Если разумные сроки давно прошли, собственники могут обратиться в суд. После того как всё определится со сроками, администрация должна принять решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд.

— Затем будет уже решение об изъятии жилого помещения, потому что на этом участке находится аварийный дом, тогда автоматически сотрудники администрации обязаны вынести решение об изъятии жилого помещения. А изъять жильё без выкупа администрация не может, потому что жильё находится в собственности. То есть помещение изымают, а деньги должны выплатить собственникам со всеми убытками и затратами в соответствии со ст. 32 ЖК РФ, — поясняет адвокат Нина Александровна Поликарпова.

Постройте «кутузовцам» дом!

Так что же планируется делать с этим домом? Об этом мы спросили у первого заместителя главы администрации Татьяны Александровны Позняк:

— Принято было решение предложить собственникам маневренный фонд, другого мы предложить не можем. Из собственников часть заселились, остальные отказались. Сейчас процедура их отселения возможна только через решение суда, что мы и планируем делать, потому что непринятие своевременного решения влечёт принятие к нам определённых мер. Собственники должны решить: либо сносить дом, либо нет. Но мы все понимаем, что дом многоквартирный и невозможно, например, убрать квартиру первого этажа, не демонтировав какие-то конструкции второго. Собственники должны договориться между собой — сносить дом либо однозначно отказаться. А мы проведём рыночную оценку каждого жилого помещения и предусмотрим средства в бюджете на снос этого дома.

Оценка будет осуществляться в соответствии с законом об оценочной деятельности в РФ, то есть независимыми оценщиками. И всё бы хорошо, но надо полагать, что стоимость подобного жилья не будет равна рыночной стоимости помещения, пригодного для проживания, а будет в несколько раз меньше.

— По процедуре это займёт не один месяц. Когда все собственники заключат с нами договор, мы сможем приступить к демонтажу объекта, — говорит Татьяна Александровна.

Демонтаж объекта возможен после согласия всех собственников. Это является основной проблемой, так как многие забыли о существовании квартир, которые находятся в собственности, и сегодня довольно проблематично найти таких хозяев.

Жителям остаётся ждать продвижения очереди «малоимущих» и надеяться на то, что дом не рухнет: не погибать же под развалинами собственного дома.

«ВСЁ БУДЕТ!»