Архив
7 февраля 2013 в 9:26

Добровольцы: продолжение разговора

Хотелось бы продолжить тему материала «Артёмовцы и танковый корпус», опубликованного 24 января 2013 года в №4 «ВБ!». В нём говорилось о знаменитом Уральском добровольческом танковом корпусе, о том, какое участие приняли в его формировании артёмовцы.

Хотелось бы дополнить рассказ о том событии, которое началось на Артёмовском машиностроительном заводе (тогда Госмашзаводе) в январе 1943 года. Вовсю шло формирование личного состава танкового корпуса, его частей, оснащение боевой техникой, танками. Шёл отбор добровольцев. Не остались в стороне и рабочие Артёмовского машиностроительного завода. Так, было удовлетворено заявление Анатолия Сергеевича Рычева от 4 марта 1943 года: «Прошу первичную комсомольскую организацию зачислить меня добровольцем в танковую часть…»

Добровольцами в составе корпуса ушли и А.И. Горелышев, В.В. Кожевин, И.И. Кривенький, В.В. Лемешенко, А.А. Немых и другие. Не все из них вернулись, многие погибли в боях за Родину.

А вот заявление Максима Макаровича Ашарина от 3 марта 1943 года: «Прошу партбюро ходатайствовать перед райкомом партии, чтобы меня зачислили в добровольческий танковый корпус имени Сталина» удовлетворено не было, заводу нужны были опытные станочники, токари.

Реклама

Помощь завода фронту носила всесторонний характер. Выполняя военные заказы, коллектив трудящихся завода жил событиями фронта, всячески стремился помочь воинам Красной Армии быстрее разгромить ненавистного врага. Под руководством партийной организации была проделана большая работа по сбору тёплых вещей и организации посылок, подарков с письмами для воинов, по сбору денежных средств для снаряжения 10-го Уральского добровольческого танкового корпуса, на танковую колонну «Свердловский комсомолец», для создания мотопулемётной колонны имени героя Гражданской войны Николая Щорса, на изготовление дивизиона тяжёлых орудий «Свердловский осоавиахимовец».

14 апреля 1943 года на имя директора, парткома и профсоюзной организации завода поступила Правительственная телеграмма, подписанная председателем Государственного комитета обороны: «Прошу передать рабочим, работницам, инженерно-техническим работникам Артёмовского завода, собравшим 285 тысяч рублей на вооружение пулемётной колонны имени Николая Щорса, мой братский привет и благодарность Красной Армии. Сталин».

Только за 1943 год на помощь бойцам Красной Армии, детям освобождённых районов и жителям Сталинграда было собрано денежных средств 1150000 рублей, послано 638 посылок с тёплыми вещами и 1000 посылок с письмами. Работа коллектива завода неоднократно отмечалось Красными Знамёнами ВЦСПС, наркомата угольной промышленности за первые места.

Так случилось, что в середине 70-х годов прошлого века мне довелось работать в инструментальном цехе №7 Артёмовского машзавода с Анатолием Сергеевичем Рычевым и Максимом Макаровичем Ашариным. Анатолий Сергеевич был очень уважаемым человеком, особенно среди фронтовиков. Он был четырежды ранен. Уже после первого ранения врачи комиссовали его и направили на демобилизацию, но он остался в строю. Работал он строгальщиком, о войне говорил неохотно, и помню, как он уговаривал меня (когда я собирал материал о нём для статьи), чтобы я не писал о том, что он короткое время воевал в качестве повара (после ранения): мол, это, неудобно. А я недоумевал: «Что неудобно? Что из-за ран какое-то время не мог снова быть на передовой?» Это был действительно солдат Родины, воин-победитель.

9 Мая, в День Победы, он всегда нёс заводское Красное Знамя. Хотя в то время участников войны на заводе было несколько десятков, знамя доверяли именно ему. А Максим Макарович, Макарыч, как его называли на заводе, работал старшим мастером и был также очень уважаемым человеком. За свои трудовые дела он был награждён правительственными наградами.

Сейчас их уже нет с нами, но память о них живёт.

Борис Карачанцев