Архив
28 ноября 2013 в 21:18

Как могут «аукнуться» неплатежи

Недавно, разговаривая с нашими читателями о ситуации, сложившейся вокруг перехода на прямые платежи за тепловые ресурсы, услышала претензию: мол, пишете из номера в номер, а всё равно непонятно — куда деньги-то уходят? Что изменится, если будем платить напрямую ГУП СО «Облкоммунэнерго»? Вот именно для того, чтобы выяснить, куда уходят деньги за тепло и горячую воду, на днях нам предложили пройтись вместе с начальником артёмовских РКЭС Василием Николаевичем Гвозденко по ТЭЦ и самим посмотреть, как нам, рядовым потребителям, могут «аукнуться» неплатежи ресурсникам.

Сразу отмечу, что я, как обычный артёмовец, в структуре энергетического комплекса Артёмовского не разбираюсь, но тревожит мысль, озвученная во время проведения круглого стола по проблемам энергетики, о том, что ещё немного, и мы всем городом начнём замерзать в своих квартирах. А вдруг — правда?

— Василий Николаевич, ещё недавно казалось, что всё налаживается, магистральные сети, например, на Мира, которые парили годами — теперь не парят. Ещё что-то меняли…

— Начнём с понимания, что такое энергетический комплекс в городе. Это тепловые сети — транспортировка теплоносителя — это АТЭЦ и блочная газовая котельная в посёлке Кирова. Артёмовская ТЭЦ и блочная газовая котельная в посёлке Кирова — муниципальная собственность, и мы эксплуатируем эти объекты на правах арендаторов. Какие-то большие денежные вложения по модернизации этих объектов ГУП СО сделать не может не столько потому, что не справится, а так как по договору аренды не имеет права проводить капитальный ремонт, техперевооружение и реконструкцию. Эти работы проводятся только за счёт собственника, то есть муниципалитета. Поэтому ГУП СО выделяет средства только на текущие капитальные ремонты, чтобы поддерживать оборудование в рабочем состоянии. И эти средства формируются как раз из платежей артёмовцев за тепло. И когда нет собираемости, мы не можем проводить ремонты в том объёме, который требуется. В этом году, правда, 10 миллионов от муниципалитета мы добились. Их выделили, и мы смогли провести ремонт котлов, химводоочистки. Это был ремонт с заменой узлов, например, на котлах поверхность нагрева давно не менялась. Надеемся на следующую ремонтную кампанию получить больше средств. Мы уже свои предложения в муниципалитет передали.

Реклама

— Но совсем недавно «Облкоммунэнерго» объявило о том, что завершается работа по разработке схемы теплоснабжения города, где будет определено дальнейшее развитие структуры энергетического комплекса АГО. Может, в этой схеме ТЭЦ вообще будет отсутствовать. Будет весь город застроен блочными котельными, например. Зачем тогда вкладываться сегодня?

— Скорее всего, ТЭЦ будет. Но при наличии схемы и при том условии, что найдётся инвестор под реконструкцию ТЭЦ, мы будем её реконструировать. А пока схемы нет, нужно поддерживать ТЭЦ в рабочем состоянии. Оборудование на ТЭЦ сегодня, как мы видим, очень нуждается в реконструкции. И основное оборудование требует замены узлов, и вспомогательное оборудование, и «вращалка», двигатели, насосы…

Вместе с Василием Николаевичем мы проходим по ТЭЦ. Мне трудно судить о работе оборудования. На взгляд обывателя, это нагромождение труб, конечно, не выглядит новым, но кажется вполне надежным. Единственное, что отмечаю по звуку — различие между четырьмя котлами, где два работают, а ещё у двух гудения не слышно. Уточняю. Объясняют, что три котла переведены на газ в результате реконструкции в 2003 году, а ещё один так и остался работать на угле. Он — не в работе сегодня, в резерве. Работают два котла, один в ремонте, другой в резерве. Двух котлов вполне достаточно, чтобы поддерживать температуру на выходе в 70 градусов, что при уличной температуре в минус десять градусов даже считается у энергетиков перетопом.

— А в домах во вторник было холодно… — припомнила я жалобу от жителей города.

— Да, утром во вторник, о чём были предупреждены УК, мы проводили ремонт, и в результате температура на выходе опустилась до 40 градусов на выходе. В час дня закончили ремонт оборудования, и уже начали температуру поднимать.

— Ну, а если всё равно холодно? Сейчас, если жители платят напрямую ГУП СО, то претензии к кому?

— Для начала в УК, которая осуществляет содержание жилья и должна обслуживать внутридомовую систему, чтобы, если есть необходимость в нашем вмешательстве, решать совместно вопросы. То есть бывают такие ситуации, когда внутри дома разводка сети сделана неграмотно. Нужно производить регулировку.

— А если на входе в дом температура теплоносителя низкая?

— Нужно снова проверять внутреннюю разводку вместе с УК, потому что вполне возможно, что просто запала задвижка и нет давления, теплоноситель не идёт. Ещё раз повторяю, что для этого нужно плотное взаимодействие с УК…

— …А УК не идут на сотрудничество.

— Не все. У нас хорошее сотрудничество с руководителем городской УК «ТЕМП» Евгением Ковпаком. Все жалобы жителей выясняем совместно. Устраняем быстрее, чем, например, в домах УК «Порядок» и «РСК».

Мы входим в помещение, где машинисты управляют работой котлов. Вот здесь сразу заметны различия в управлении. У котлов, переведённых на газ, — автоматическая система управления, там стоят компьютеры. А у первого котла система управления практически ручная — громоздкая, с кучей рычагов, лампочек… Василий Николаевич пояснил, что все четыре котла работают только в тридцатиградусные морозы, а пока хватает двух-трёх, конечно, если оборудование в них не подведёт.

Реклама

— Хорошо, в домах холодно может быть из-за несбалансированной системы в сетях, но уличные сети — в собственности ГУП СО. А у нас порывов при запуске, сами говорили, семьдесят было…

— Было. Это при том, что мы проводили гидравлические испытания весной — и чинили порывы, осенью — снова чинили. А при запуске, например, те же УК включали дома без заявки, чем нарушали гидравлику, создавая те самые порывы. Как я уже говорил, у нас объектов несколько. Кроме ТЭЦ, есть еще Егоршинская ГРЭС, где, например, находится насосное оборудование. Оно очень старое. ГРЭС в 2003 году закрыли, но насосное оборудование, как раз тот объект, который создаёт всю гидравлику города, участвует в распределении тепла. В своё время мы, когда работало на территории ТГК, заложили фундамент новой насосной, чтобы всё оборудование собрать вместе. Но не успели закончить. Хотя ГУП СО получило оборудование на правах аренды, оно стремилось достроить, но стали копиться долги за газ, тут, как говорится, не до жиру. Затормозились работы и по переводу последнего котла на газ. Пока латаем дыры.

— Ну а сети?

— Мы вкладываем средства в ремонт магистрального трубопровода. Это улицы Гагарина, Мира, Первомайская… В этом году заменили около 500 метров сетей в общей сложности. Но реконструкция и капитальный ремонт зависят напрямую от средств, собранных с жителей. У нас 65 километров сетей в собственности. Срок службы трубы — 25 лет при условии идеального состояния, то есть в лотках, без подтопления и т.д. А они эксплуатируются уже в два раза больше. Если бы мы меняли в год хотя бы три с половиной километра сетей, то всё равно только через 25 лет закончили бы цикл реконструкции. А потом нужно было бы начинать новый цикл. То есть если все жители будут платить не УК, а через РИЦ, будет возможность увеличить объём работ по ремонту и реконструкции всех объектов.

— А у нас есть информация, что половина работников ТЭЦ, например, платят УК.

— На самом деле таких немного. Все мы люди, и есть такие сотрудники, что не утруждают себя тем, чтобы вникать в ситуацию. Просто идут по пути меньшего сопротивления. Но мы встречаемся по работе, объясняем. Когда люди начинают разбираться в ситуации, то принимают правильное решение — платят через РИЦ.

Василий Николаевич рассказал и о других проблемах, с которыми сталкивается «Облкоммунэнерго» в результате накопленной УК задолженности. Например, о том, что теперь и само ГУП СО в задолжниках перед газовиками, и это тоже может сказаться на энергетической безопасности жителей. Лично мне совсем не хочется, чтобы однажды зимой в доме стало очень холодно… 

Наталья Шарова