Архив
23 января 2014 в 9:28

Наталья Овсянникова: «Будем болеть за наших!»

Ровно год назад мы договаривались с Натальей Овсянниковой о том, что она поделится мыслями о предстоящей Белой Олимпиаде в Сочи. Напомним читателям: наша собеседница — мастер спорта по биатлону, несколько лет была членом молодёжной сборной команды России, а сегодня — преподаватель физкультуры в школе №6. Её подруги — Яна Романова и Екатерина Юрьева — кандидаты в олимпийскую команду.

— Вы знаете, я иногда даже сержусь на них, когда вижу такую стрельбу, — говорит Наталья, предупреждая мой вопрос о неудачах женской сборной на кубке Мира. — Ведь это олимпийский сезон — особая ответственность!

— У меня, как, наверное, и у других болельщиков, складывается впечатление, что наши биатлонисты не вышли ещё на пик формы. Или я не прав?

— Если всё идёт по плану, то на этапах Кубка Мира надо входить хотя бы в первую десятку. Смотрите, как к этому идут норвежки, немки. А с такой стрельбой за оставшееся время я не знаю, на что можно рассчитывать. Да и по ходу, кого у наших можно выделить? Я вообще не пойму принцип комплектования нашей женской команды. Вернули Зайцеву, Романову — хорошо. А где их результаты? Трудно надеяться на то, что спортсмены не выступали, а потом вдруг «выстрелят». Если это смена поколений в команде, то как-то и надо пытаться выступать смешанным составом, а тут даже «основа» пока определиться не может.

Реклама

— Вы и мужские старты тоже смотрите?

— Конечно. Но у мальчиков всё нормально. «Основа», по крайней мере, на ближайшие три года у них есть. Женя Устюгов, Дима Малышко, Антон Шипулин плюс запасной Гараничев — это серьёзная заявка на медали Олимпиады. Я уверена. Да ещё молодые такие классные, Лапшин и Логинов, — это надёжный запас. А у девочек только на эстафету надежда. Ну, если Зайцева сумеет себя показать…

— Наташа, а у вас какой был главный козырь — бег или стрельба?

— Знаете, ещё в Школе олимпийского резерва меня стали ставить на спринт. Мой тренер, Михаил Викторович Шашилов рассуждал так: огневых рубежей всего два, если пару раз промахнётся, ходом наверстает. Я тогда все подъёмы прыжками проходила. А потом, с возрастом, уже как-то бессознательно начинаешь выбирать — вот здесь я за счёт техники возьму, здесь надо ускориться. Дистанцию ведь так «сфотографируешь», что перед сном десятки раз переберёшь мысленно всё по шагам, вплоть до того, куда палку поставить. Так что начинала я как спринтер, а потом уже стали ставить на классическую дистанцию.

— А как же всё-таки подтянуть стрельбу?

— Я расскажу, как мы тренировались в стрельбе. Надо было сделать 300 выстрелов. Бег 100 метров, потом 20 выстрелов. Тренеры, конечно, всё отслеживают, дают советы, как целиться с учётом ветра. Так вот, Катя Юрьева у нас всегда была лучшим стрелком, она не только в «яблочко» попадала, но и куда указывал тренер — по часовому циферблату.

— У вас, наверное, вся семья — болельщики?

— Вот это уж точно. Папа от телевизора не отрывается. Мама ругается, когда наши проигрывают. Дочка тут к бабушке в Екатеринбург ездила, так звонит мне прямо из такси: «Мама, я знаешь, как за Диму Малышко болела!» Будем, конечно, и Олимпиаду смотреть. За девчонок наших переживать буду.

— А в школе, Наталья Витальевна, дети у вас тоже что-нибудь спрашивают о биатлоне, об Олимпиаде?

— Ой, конечно, спрашивают! Так что болельщиков у наших олимпийцев много.

Анатолий Корелин