Архив
21 февраля 2014 в 10:36

«Корейцы» — местные Целый дом на колёсах теперь будет ходить из Артёмовского в Екатеринбург

И не один, а целых два. Об этом нам сообщил учредитель ООО «АТП» Г.В. Смирнягин. Ещё на прошлой неделе Геннадий Витальевич рассказал, что в понедельник парк АТП пополнится двумя новыми машинами корейского производства на сорок пять посадочных мест, с кондиционером, телевизором и холодильником. Учитывая, что в нашу редакцию регулярно поступают жалобы пассажиров на холод в автобусах и их непрезентабельный вид, мы этой новости обрадовались и во вторник поехали посмотреть новинки.

Во дворе автобазы красовались два больших голубых автобуса, один уже блестел вымытыми боками на солнце, второй ждал своей очереди.

— Сколько стоит один, можно узнать? — спросили мы Геннадия Витальевича и директора ООО «АТП» Александра Георгиевича Брюхова, сопровождавших корреспондентов «ВБ!» на экскурсии по АТП. Но наши гиды секрет не раскрыли и сразу предупредили следующий вопрос:

— Мы взяли бэушные. В России нет новых корейских автобусов, потому что сертификат на право пользования автобусом ждать надо два года, пока техника пройдёт соответствие техническим условиям, принятым в России. Поэтому корейские только бэушные идут — 12-го, 13-го.

Реклама

— А эти какого года?

— Эти восьмого.

— Что со старыми делать будете?

— Будем продавать, если продадутся. Если нет, то — во вторчермет.

— По сколько лет старым автобусам?

— Ну, самый старый у нас ЛАЗ. Но его мы не будем утилизировать. Мы его покрасим, оставим. Раритет автобазовский будет.

— Ну, разве что в качестве раритета. В последнее время много жалоб от пассажиров на холод в автобусах. А у новых как с климат-контролем?

— Жара будет: в этих автобусах четыре печки. Заходите, посмотрите, как внутри.

Поднимаемся в салон, проходим, стараемся не топтать вымытый между кресел пол. Внутри всё в голубых тонах — мягкие сиденья, плиссированные шторки. На выходе контейнер-холодильник — для нужд пассажиров. Работу печек проверить не пытались — верим на слово. В общем, впечатление от увиденного положительное, только вот ещё белые подголовники постирать — и совсем всё будет хорошо. Мы, кстати, далеко не первые российские пассажиры на этом корейском борту: года два автобусы возили детей в Екатеринбурге.

— Мы купили их в фирме, которая с департаментом образования Екатеринбурга заключала договор на перевозку детей, — рассказывает Геннадий Витальевич. — Сейчас договор закончился.

Конечно, автобусы не новые, и не стоит ждать картинку со страницы свежего номера автомобильного журнала: вон на стекле трещинка, вон тонировка от стекла отстала, да и сам учредитель обращает наше внимание на потёртое железо:

— Помяли немного в фирме — в снег заехали.

Реклама

Но сам факт появления новых машин приятен — нам с вами на них ездить, и тенденция обнадёживает — летом, как предполагается, АТП купит ещё четыре автобуса.

— Сколько у вас сейчас машин? — интересуюсь днём сегодняшним.

— Около пятидесяти единиц.

— Это всё рабочие машины? Сколько на линии автобусов?

— 36 графиков на линии города, на Екатеринбург — 28. Есть новые «Богданы», «Авроры».

— Лишь бы жалоб не было! Вы вот как относитесь к тому, что люди жалуются?

— Мы сразу реагируем. Сегодня опять проверка в семь вечера, никому только не говорите. А недовольные всё равно будут — мы с людьми работаем, разговариваем, пусть приходят. В вашу газету жаловались в морозы, а вообще даже в морозы мы график перевозки не сорвали, как, например, в Ирбите случилось.

— Какой процент старых автобусов?

— Да штуки четыре.

— Это вообще металлолом?

— Нет, у нас металлолома нет. Они же ремонтируются.

Ремонтируются вот здесь, в гараже. Это огромный ангар с отоплением и освещением под высоченным потолком, газоотводы уходят под пол. Здесь, наверное, не ступала нога ни одного пассажира. Да и зачем? Пассажирам — по жалобе или по билетам — в административное здание, которое, кстати, недавно отстроено. А здесь только рабочие и машины. Вот этот автобус, с виду абсолютно нормальный, хоть сейчас в рейс, оказывается, просто готовят к техосмотру. А этот, с разобранным боком, побывал в аварии в 2006-м, сейчас в нём меняют железо.

После шума и сумерек гаражных мастерских выходим на воздух, направляемся к выходу.

— Последний вопрос, Геннадий Викторович: билеты не подорожают?

— Пока держим цену 250 рублей, а ценовая политика — 280. Весной на 20 рублей, наверное, поднимем.

Когда мы уже выходили с территории АТП, один из корейских автобусов поехал в ГИБДД на регистрацию. Его планируют отправить в екатеринбургский рейс уже в пятницу утром. Наконец-то и ездить будем с комфортом, и за город краснеть на автовокзале в Екатеринбурге перестанем. «Сегодня хорошо, а завтра должно быть ещё лучше», — вспоминаются слова Г.В. Смирнягина.

Голубой автобус осторожно выкатывает своё железное тело за ворота. Увидите — не удивляйтесь: эти «корейцы» теперь наши, местные.

Любовь Шмурыгина