Архив
13 марта 2014 в 17:43

Наши торпедируют «Тирпиц»

18 марта 1922 года в селе Мостовском родился Александр Александрович Сметанин, герой Великой Отечественной войны, в честь которого названа одна из улиц города Артемовского.

Чем же прославился Александр Александрович? А тем, что он, будучи акустиком подводной лодки «К-21», 5 июля 1942 года на очень большом расстоянии засек немецкую эскадру, в которой шел флагман вражеского флота линейный корабль «Тирпиц». Командир подлодки Николай Лунин решил атаковать линкор.

Этот эпизод был описан в книге Валентина Пикуля «Реквием каравану PQ-17».

Читайте — это о нашем земляке:

Реклама

«5 июля 1942 года.

Время — 16.33.

Курс — 182°…

Сметанин сдвинул наушники на виски, доложил на вахту:

— Справа по носу… пеленг… стучат винты!

«К-21» на экономическом режиме моторов шла под водой (погружение было необходимо для отдыха команды).

Командирскую вахту в рубке нес офицер Ф. И. Лукьянов.

— Говоришь, стучат? Сейчас проверим…

Мотор бесшумно подал перископ наверх. Откинуты в стороны рукояти наведения. В мутной пелене брызг и соленой накипи моря двигались, хорошо видимые, две подводные лодки.

— Командира в пост! Перед нами цель: две «немки»…

Лунин шагал в пост с кормы. В самом теплом электроотсеке на широких спинах моторов спали продрогшие на вахтах сигнальщики. На дизелях, еще не остывших, была развешана мокрая одежда. Лунин проскакивал в узкие лазы.

Бесшумно открывались и закрывались за ним двери. Тревога объявлена еще не была…

Реклама

— Перед нами две «немки», — доложил Лукьянов, когда Лунин вошел в секцию поста, жужжавшую и поющую аппаратурой.

— Словам не верю. Покажи…

Лукьянов уступил ему место возле перископа. Лунин прильнул к окулярам.

Сначала ему тоже казалось, что он видит выставленные из воды рубки вражеских подлодок. Они медленно передвигались. И постепенно выступали из моря… выше, выше, выше!

— Это не лодки, — сказал Лунин, выпрямляясь. — Это КДП эсминцев типа «Карл Галстер», которые идут в строе уступа… Убедись сам!

Лукьянов посмотрел: верно, командно-дальномерные посты миноносцев (КДП), упрятанные в обтекаемые башни и высоко поднятые над рубками, теперь вырастали над морем… выше, выше, выше. Через минуту стали видны ажурные переплеты мостиков.

— Убедился? — спросил его Лунин.

— Так точно.

— В чем?

— Земля поката.

Время было 17.12, когда Лунин коротко объявил:

— Приготовиться к торпедной атаке!

Акустик «К-21» матрос Сметанин обнаружил гитлеровскую эскадру еще за 12 миль (почти за 20 километров). Теперь начиналось неизбежное сближение с нею. Шли минуты.

— Шум усиливается, — доложил Сметанин.

Лунин сказал:

— Эсминцы здесь не ягоды собирают. Очевидно, вслед за ними следует ожидать прохода других кораблей — более серьезных…

В 17.20 мотор снова подал перископ на поверхность моря. Николай Александрович, прищурясь, спросил Лукьянова:

— Помощник, хочешь глянуть?

Лукьянов присел возле перископа, мягкая каучуковая оправа окуляров почти с нежностью облегла его лицо.

— «Адмирал Шеер»! — определил он по силуэту.

— А ты как думал… он самый. А за «Шеером»… видишь?

Лукьянов крутанул рукояти перископа.

— Сам «Тирпиц», — произнес тихо, словно не веря.

Перископ был опущен. (В охранении «Тирпица» шёл и «Хиппер», но с подлодки «К-21» этот тяжелый крейсер замечен не был) — Хорошо, что мы не польстились на эсминцы, — сказал Лунин. — По малому бить — только кулаки расшибешь. Будем готовить атаку на «Тирпица». А сначала нырнем под эсминцы!» 

Предыстория атаки 

26 июня 1942 года из Хваль-фиорда (Исландия) в направлении Мурманска и Архангельска вышел конвой «PQ-17». В его состав входили 36 транспортных судов с военной техникой. Сопровождали их 6 английских эсминцев, 4 корвета, 2 подводные лодки и 2 корабля ПВО, которые должны были защищать этот груз от атак противника. Недалеко от них двигался отряд кораблей, состоящий из 4 крейсеров и трех эсминцев. Но 4 июля всей этой громаде боевых кораблей было приказано идти на соединение с основной эскадрой англичан. 36 транспортных судов осталось без охранения, им было приказано рассредоточиться и следовать в порты назначения.

5 июля немецкая эскадра в составе линкора «Тирпиц», двух тяжелых крейсеров «Адмирал Шеер» и «Хиппер», а также 9 эсминцев вышла на перехват конвоя «PQ-17».

Советская подводная лодка прикрывала конвой и, как писалось выше, засекла немецкую эскадру.

Идя на перехват «Тирпица», наша субмарина поднырнула под эсминцы и оказалась в самом центре немецкой эскадры. Маневрируя, команда «К-21» пыталась выйти на подходящую позицию для торпедной атаки, но вражеская эскадра шла зигзагом и прицелиться было очень сложно.

Расстояние до «Тирпица» было 19 кабельтов (3,5 километра), в 18.01 был дан залп  4 кормовыми торпедами с установкой глубины 2 метра и интервалом между пусками 4 секунды.

Через две минуты 15 секунд раздалось два взрыва, шумы винтов эскадры стали удаляться. Через час Лунин послал радиограмму о встрече с немецкой эскадрой и о торпедной атаке «Тирпица». Сама же немецкая эскадра повернула и пошла на свою базу.

Историки до сих пор спорят, попали ли торпеды в линкор. Ни один немецкий источник не подтвердил попадание, на ремонт «Тирпиц» тоже нигде не вставал. Возможно, торпеды попали в один из сопровождавших линкор кораблей.

После войны, когда стал доступен вахтенный журнал «Тирпица», исследователи не нашли там никаких записей о торпедировании.

Но если торпеды не попали в цель, то почему же немецкие корабли не пошли на перехват конвоя, а повернули домой? Тут, вероятно, дело в том, что немцы перехватили радиограмму Лунина, а через несколько часов ещё и радиограмму с английской субмарины и поняли, что местонахождение эскадры раскрыто. А за этим должно было последовать нападение авиации противника и скорее всего бой с английской эскадрой. Решив уклониться от всего этого, эскадра пошла в свой порт.

Это нисколько не умаляет заслуг наших подводников. Они, не испугавшись, казалось бы, неминуемой смерти в случае их обнаружения, в одиночку пошли на эскадру вражеских кораблей во главе с лучшим кораблем фашистской Германии. Пускай даже косвенно им удалось заставить эскадру уйти и сохранить хотя бы часть конвоя «PQ-17». Знающие люди говорят, что попасть на ходу в идущий с огромной скоростью корабль задача очень сложная.

Подводная лодка «К-21» была награждена орденом «Красное знамя», а по некоторым источникам весь экипаж подлодки, включая А.А. Сметанина, был награжден орденом «Отечественная война» I степени, но обнаружить этот наградной лист пока не удалось.

После торпедирования «Тирпица» Александр Александрович был награжден орденом «Красная звезда», а после еще и орденом «Отечественная война» II степени, вот строки из наградного листа: «Участник четырех боевых походов потопления минзага и двух СКР, торпедирования линкора «Тирпиц» и базы легких сил противника. При высадке разведгруппы на вражеский берег работал по выгрузке имущества группы, причем работу производил быстро и аккуратно. Участник двух минных постановок. Обязанности акустика выполняет отлично. В тяжелых условиях не теряется».

Этот наградной лист подписан командиром «К-21» Николаем Луниным 26 февраля 1943 года.

Константин Бороздин