Архив
10 апреля 2014 в 8:37

Приехали и увидели митинг В среду в Красногвардейском снова собиралась смута

Правда, знали об этом только сами смутьяны и их организаторы, которые всё пытаются довести ситуацию с разработкой опоки предпринимателем Сваловым до вил и топоров. Но именно для того, чтобы этого не случилось, вчера в посёлок заехали с деловым визитом представители губернатора, чтобы на месте оценить обстановку. Смутьяны попытались раздуть из этого скандал. Мы обратились к главе ТОМС Красногвардейского Т.П. Литвиненко за разъяснениями.

— Татьяна Прокопьевна, что за мероприятие у вас в Красногвардейском с утра уже произошло?

— Это не было мероприятием, ведь любые мероприятия, в том числе и встречи, всегда готовят, прилагая определенные организационные усилия. К нам проездом по дороге в Ирбит заехали представитель губернатора Андрей Геннадьевич Харитонов и консультант управления по взаимодействию с органами местного самоуправления Дмитрий Михайлович Сыромятников.

— Их кто-то пригласил?

Реклама

— Видимо, было письмо губернатору от инициативной группы, выступающей против разработки опоки Сваловым, где описано, что предпринимателем производится незаконная вырубка леса, а ближашим домам грозит обрушение и прочее. Вот они и хотели своими глазами оценить ситуацию.

— А увидели митингующих? Ведь там у вас опять народ собрался. Люди-то с какой целью пришли, а главное — откуда узнали про рабочий визит, ведь областные чиновники следовали не специально в Красногвардейский, а проездом?

— Их, видимо, Раиса Петровна Гареева привела, потому что именно её приглашали на эту встречу: представитель губернатора хотел увидеться с ней как с депутатом, но, конечно, не в присутствии приглашенной зачем-то прессы в лице «Егоршинских вестей» и людей, к диалогу с которыми он не был готов, да и не располагал таким временем. А она зачем-то жителей организовала. То есть получилось, как всегда…

— Не самый конструктивный шаг…

— Думаю, и её, и моя задача — не делать очередные шаги к противопоставлению власти и жителей, а прикладывать усилия к стабилизации ситуации. Пора уже понять, что вопросы решаются не на крике, не на эмоциях, а за столом переговоров. Для этого нужны представители, а не всё население, только тогда получится диалог. И лично мое мнение, что в сегодняшнем случае ее действия можно расценивать как подстрекателство населения к недовольству. Когда ее приглашали, разве просили организовать инициативную группу по опоке, разве ее просили пригласить прессу? Это должна была быть рабочая встреча и не более того, а результат: обиженное невниманием со стороны власти население. И ничего тут уже не поделаешь и не исправишь. То есть, повторюсь, получилось, как всегда…

— Так понимаю, разговор не состоялся?

— А он и не мог состояться при таком подходе. К тому же у Андрея Геннадьевича были другие задачи: он осмотрел место предполагаемой добычи опоки, спросил, где проходит граница между участком ООО «Берёза» и участком Владимира Сергеевича Свалова, убедился, что дома стоят поодаль, всё осмотрел, задал вопросы, а потом повернулся и пошёл. Ему кричали в спину: «Вы, что, даже на пять минут не задержитесь?» Он ответил, что не уполномочен давать какие-то разъяснения.

— Понятно, что собравшиеся обиделись.

— У меня тоже остался от этой ситуации осадок — мне же нужно было поговорить с ним, поэтому я пошла следом, а не осталась отвечать на вопросы жителей. Хотя на эти вопросы я и так отвечаю постоянно. Мы с Андреем Геннадьевичем еще дополнительно обсудили ситуацию по опоке, я ответила на его вопросы по поселку.

— Чего хотят собравшиеся: сохранить лес?

— Сохранить лес, и их можно понять. Непонятно другое: почему такая война развернулась именно против Свалова. Опока же — не новое для поселка производство. Есть разработанный карьер, где её и раньше добывали. В 2011 году, когда я была назначена главой и оценивала эту ситуацию, я задавала инициативной группе вопрос: почему прежде-то никто не митинговал, ведь тоже вели разработку рядом с жилыми домами через дорогу и сносили деревья, и была пыль от разработок. По моему субъективному мнению, причина всей этой ситуации — личные неприязненные отношения, которые мешают решить вопрос.

— Вообще недовольным вопросы и претензии надо бы не Свалову предъявлять, а официальным лицам, которые разрешили вести здесь такую деятельность…

Реклама

— В том-то и дело, почему Свалов-то виноват? У него все разрешительные документы в порядке, он выиграл аукцион, получил лицензию на 25 лет, причём четыре года из них уже прошло, а он платит налоги и аренду. На его месте мог быть любой другой человек — из Москвы, из Екатеринбурга, из Новосибирска. И вот так разжигать страсти… Так ничего не решить — нужно садиться за стол переговоров: сели и разобрали ситуацию. Я и в прошлом году призывала к этому, но так и не состоялись переговоры. А вчера прошло совещание у Позняк, на котором присутствовал Сидорук, наш прокурор, Чекасин, наш новый главный полицейский, Свалов, мы с Культиковым. Причем на это совещание официально была приглашена и Кузьминых Светлана Васильевна — она лидер этой инициативной группы. Целью этого совещания было предупредить конфликтующие стороны об ответственности при совершении противоправных действий, ну и найти способ прийти к какому-то согласию, чтобы не довести ситуацию до крайности. Но Светлана Васильевна проигнорировала встречу с людьми, которые готовы обсуждать проблему, искать пути решения. Зато она нашла возможность посетить другое мероприятие: вчера в поселке практически одновременно с этим совещанием у Татьяны Александровны архитектурой нашего округа проводились публичные слушания по поводу участка, который отводится под автодорогу к нашим будущим очистным сооружениям. Это важное для нас мероприятие, потому что очистные сооружения давно нужны, и они должны быть в поселке, а не НЖ-машиной откачиваться. И слава богу, очистные будут строить. Так инициативная группа заявилась туда и устроила скандал по опоке. Туда вот она посчитала нужным прийти, а на совещание по опоке нет. Вот это позиция — всё только скандалом!

— Татьяна Прокопьевна, вы видите какое-то решение этой, уже, похоже, тупиковой, ситуации?

— Очень сложно об этом говорить. Нужно, чтобы все проявили добрую волю. И если сесть за стол переговоров, и если бы, например, инициативная группа обратилась в министерство с просьбой решить вопрос о переносе добычи опоки в другое место, но это все по-доброму, без нападок и обвинений, то, может, министерство могло бы как-то и по-другому решить вопрос по месту разработок без дополнительных затрат для предпринимателя. Может, это наивно с моей стороны — так рассуждать, но ведь надо искать позитивные пути решения проблемы, а не конфликтовать. Владимир Сергеевич не против другого участка, но ведь так решено выигранным им аукционом и в противном случае он будет нарушать законное решение о том, где ему вести разработку. Вот на что можно направить общие усилия.

— Впечатление такое, что против в посёлке лишь кучка людей, большинство из которых имеет прямой материальный интерес. А что же остальные-то красногвардейцы молчат?

— Я в этом году по-новому отчитывалась перед населением посёлка о проделанной работе. Отчитывалась в трудовых коллективах, и в том числе шла речь об опоке. Все только за, не было никаких негативных высказываний. Говорили, что это хорошо, что будет в посёлке ещё одно предприятие. Это ведь рабочие места.

— Сколько предполагается новых рабочих мест?

— Около шестидесяти. При этом есть перспектива развития: спрос на опоку большой, ее используют и в медицине, и в производстве строительного материала, и в корм птицы добавляют. Новые рабочие места — это очень хорошо в условиях, когда мужчины вынуждены уезжать из поселка работать вахтовым методом. Уезжают-то нормальные мужики, которые хотят зарабатывать деньги и решать какие-то задачи для семьи. Но для семей зачастую это трагедия. Вот в прошлом году ко мне на приём приходили три молодые женщины, у которых из-за того, что мужья не живут дома по несколько месяцев, семьи разваливаются. А ведь у них дети. Свалов даёт возможность работать в посёлке. А мы опять против! Я призываю решать этот вопрос конструктивно, по-деловому, с учетом интересов всех сторон. Но без митингов и эмоций.

Любовь Шмурыгина