Архив
15 мая 2014 в 8:59

Клеветникам Красногвардейского Люди должны отвечать за свои слова. В том числе и в суде

Красногвардейский по-прежнему воюет. И вроде бы садово-огородный сезон начался, у сельского населения другие заботы должны бы на первое место выйти. Однако боевики, они и есть боевики. Какие там помидоры-огурцы, петрушка-укропчик... Некоторым гражданам нет покоя. Может, оно и хорошо, если б люди не против кого-то боролись, а за что-то.

Удивительную новость на днях сообщили нам читатели из Красногвардейского. Оказывается, глава ТОМС Т.П. Литвиненко подала в суд на жительницу посёлка И.Д. Елесину и теперь судится с ней.

Если честно, нас такой исход совсем не удивил. Скорее наоборот — порадовал. Потому что бесконечные склоки, которые сотрясают посёлок благодаря группе воинствующих и безапелляционных в своём хамстве граждан, наверное, можно остановить только так — в суде.

Тем не менее, мы решили поинтересоваться у Татьяны Прокопьевны, что именно стало последней каплей, переполнившей чашу терпения.

Реклама

Вот какой разговор получился.

— Поводом для того, чтобы подать в суд, стала телеграмма. В телеграмме, которую гражданка Елесина послала Президенту РФ Путину, она указала, что разрушают больницу, закрывают стационар и так далее. И это нормальные вопросы, которые волнуют жителей посёлка. И меня, кстати, тоже. Но при этом она указала, что «глава ТОМС Литвиненко Татьяна бездействует». И этого мало. По её словам, я беженец за мошенничество из Екатеринбурга. Телеграммы можно посылать куда угодно и кому угодно, хоть Президенту, но кто дал право клеветать? Мошенник человек или нет — это определяет суд, но никак не гражданка Елесина. Лишний раз хочу отметить, что при поступлении на муниципальную службу каждый претендент проходит проверку на наличие судимости.

— Вы и так достаточно долго терпели, прежде чем обратиться в суд…

— Думаю, что люди должны отвечать за свои слова. Мне порядком надоели слухи, сплетни вокруг нас с Сергеем Измайловичем (С.И. Гиршфельд — директор МУП «Красногвардейское ЖКХ», супруг Т.П. Литвиненко). С осени как началось, так и тянется вся эта грязь. То мы якобы объявление разместили о том, что дом продаём. Меня даже сотрудники на работе об этом спрашивали, это тогда просто позабавило. А оказалось, зря. Сплетня начала обрастать слухами, подробностями. Затем к этому, к продаже дома, приделали и мотив: якобы я перевожусь на работу в администрацию АГО. Пришлось выяснить, что за объявление о продаже дома по нашему адресу появилось. Оказалось, соседи продают дом. У них адрес Лермонтова, 2, а у нас — Лермонтова, 2 «а». Всё вроде бы встало на свои места. Но те, кому интересно было из мухи сделать слона, сделали. Не раз и не два потом всё объясняла людям. А совсем недавно мне пришлось представителям Совета ветеранов посёлка отвечать ещё на несколько странных вопросов.

— И что интересует ветеранов?

— Во-первых, на какие деньги мы ремонтируем дом. Не абсурд ли? Мы работаем, получаем заработную плату и уже несколько лет ремонтируемся. Сначала внутри дома, затем баню отремонтировали, два года назад — крышу, в прошлом году дом утеплили и закрыли сайдингом, в этом году поставили новый палисадник. Нам что, в избушке на курьих ножках нужно жить, если мы занимаем эти должности в посёлке? Мы ничего не украли, на заработанные деньги уже несколько лет ведём ремонт. Те, у кого есть деньги, этот ремонт сделали бы за один месяц. А мы копим, занимаем и ремонтируем — так же, как и все вокруг.

Второй вопрос: ездила ли я за границу. Я ответила, что, конечно, ездила и неоднократно. Тогда меня спрашивают: ездила ли я в прошлом году. Отвечаю удивленно: «Нет». «А в позапрошлом?» «И в позапрошлом не ездила!» И, понимая, откуда ноги растут у этих вопросов, объяснила, что уже шесть лет никуда не ездила и за пределы посёлка более, чем на 2-3 дня, ни разу не выезжала. Оказалось, распространяется сплетня о том, что я дважды в год отпуск провожу за границей. Да если бы я и на самом деле отдыхала за границей, это что, преступление? Почему кто-то считает возможным вмешиваться в мою частную жизнь, регламентировать её? В общем, есть предел терпения, и он наступил, поэтому телеграмма оказалась в суде.

— Первое заседание уже состоялось?

— Да.

— И как гражданка Елесина объясняет свои обвинения в мошенничестве?

— Говорит, раз я проживаю совместно с человеком, который, по её же словам, был судим за мошенничество в особо крупном размере, значит, и я мошенница тоже. При этом она ссылается на то, что информацию о Сергее Измайловиче почерпнула из газеты «Егоршинские вести».

— А что, газета не понимает, что Сергей Измайлович не смог бы работать на должности директора МУП, если бы он по статье «Мошенничество» был осуждён?

Реклама

— Он привлекался к ответственности, но совсем по другой статье, которая не имеет противопоказаний для того, чтобы он занимал эту должность. Все проверки при принятии на работу были проведены — зачем администрации АГО лишняя головная боль, если у человека что-то не так? Когда и он, и я уже работали, было несколько анонимных обращений в прокуратуру с грязными измышлениями, и наша подноготная проверялась неоднократно, а аноним остался при своем интересе. Наказать анонима сложно, хотя он известен всем — и работникам прокуратуры, и нам, само собой. Но на всё есть суд божий.

А статья в «Егоршинских вестях», в которой указывается, что Сергей Измайлович чуть ли не полгода назад освободился и был осуждён за мошенничество в особо крупных размерах — это откровенная клевета, распространённая, думаю, всё тем же анонимом через средства массовой информации.

— Тоже судиться намерены?

— Сергею Измайловичу тогда, в разгар отопительного сезона, было не до разборок с клеветниками, но кто мешает это сделать сейчас? Так что — почему бы нет?

— В этой же газете совсем недавно было опубликовано публичное извинение главному врачу Андрею Владимировичу Карташову от той же самой Ираиды Дмитриевны Елесиной. Это как-то связано с телеграммой?

— Да. Хронология событий следующая.

В марте я проводила отчёт о работе ТОМС, проделанной за 2013 год, перед трудовым коллективом нашей участковой больницы. И так как Совет ветеранов посёлка неоднократно подымал вопрос о дальнейшей судьбе нашей участковой больницы, я пригласила на свое отчетное собрание нового главного врача ЦРБ Андрея Владимировича Карташова, чтобы он смог объяснить, как он видит ситуацию. Встреча получилась очень интересной. Андрей Владимирович рассказал, что будет в этом году открыто три ОВП в посёлке, сохранена стоматология, амбулатория, станция скорой помощи. И.Д. Елесина как член Совета ветеранов была приглашена на собрание, но не пожелала присутствовать — это её личное дело.

Однако после этого, 1 апреля 2014 года, в адрес Президента улетела от имени жителей посёлка за подписью Елесиной вышеуказанная телеграмма. После этого, по-моему, 11 апреля 2014 года, Елесина вместе с еще двумя жительницами посёлка (одна из которых, кстати, была на моем отчетном собрании и из уст Андрея Владимировича уже слышала о перспективе развития нашей больницы) побывала на личном приёме у главврача и услышала то же самое, что было сказано на отчетном собрании.

Независимо от этого, в апреле же месяце от Совета ветеранов было отправлено заказное письмо с подписными листами жителей посёлка за сохранение стационара в нашей участковой больнице уже в адрес депутата Законодательного Собрания Иванова. Депутат тут же отреагировал на письмо, побывал в ЦРБ, повстречался с Карташовым, и всё, что уже было сказано и на отчетном собрании, и этим жительницам на личном приёме, в сказочном исполнении прозвучало в «Егоршинских вестях» в статье «Депутат быстрого реагирования».

После этого и было опубликовано вышеупомянутое публичное извинение перед главным врачом. Причем Елесина указала, что телеграмма была составлена ещё при бывшем главном враче и в адрес бывшего главного врача — это опять неправда. Текст телеграммы в части информации по больнице обсуждался с уважаемыми в посёлке общественниками после моего отчётного собрания, на котором, повторюсь, в качестве главврача уже присутствовал Андрей Владимирович.

— А если Ираида Дмитриевна Елесина и вам принесёт свои извинения через газету?

— Процесс уже остановить сложно, тем более что на предварительном слушании мы обе отказались от примирения. Я, кстати, была готова к примирению, если бы Елесина Ираида Дмитриевна признала, что виновата, насочиняла, с кем не бывает, но она осталась при своём мнении. Да и в ходе судебного слушания я вновь много интересного о себе услышала, в частности меня очень позабавило утверждение о том, что я злобная женщина. Назначена дата следующего заседания. Будет ли оно последним — я не знаю.

Ирина Кожевина